Яков Кротов. Богочеловеческая историяКощунства.

1527 год: крест против меча или За что сожгли Микаэля Саттлера

24 февраля 1527 года в деревне Шлайтхайм (кантон Шафхаузен) собрание анабаптистов утвердило текст «verdragh» — «соглашения», «согласия», на латыни «конфессио» — написанной Микаэлем Саттлером. Через три месяца Саттлера пытали и сожгли за этот текст.

Официальным документом, впрочем, текст Саттлера не стал, уж слишком пункты 6 и 7 — «о мече» — были радикальны. Нет прямой связи между ним и основополагающей для анабаптистов, меннонитов, хуттеритов Дордрехтской декларацией 1532 года. Только в ХХ веке, когда пацифизм стал сравнительно мощным движением, сочинение Саттлера привлекло к себе внимание историков.

Конечно, и в Дордрехтской декларации есть пункт о ненасилии — это статья XIV, «О мести». Она намного короче соответствующего текста Саттлера, да и свести проблему к «мести» это несколько странно. Христос запретил месть, мечи надо перековать на орала, «мы никому не должны причинять боль, вред или скорбь». «Более того, мы должны молиться за наших врагов, кормить и поить их, убеждать их благими делами, превозмогая всякое невежество» — ссылка на Рим 12: 19.

Текст Саттлера намного длиннее. Он начинается с противопоставления «до Христа» — «после Христа». Христос — «совершенство». Перфекционизм Христов. На грешника можно воздействовать лишь предупреждением и повелением более не грешить. Нельзя предавать тело грешника смерти.

Затем Саттлер вступает в диалог с невидимым сомневающимся читателем: «А может ли христианин, должен ли христианин использовать меч против грешников для обороны и защиты праведников или во имя любви?»

Ну, в смысле, слезинка ребёнка, кровожадные янычары, японцы, китайцы, арабы хотят порубить в капусту наших близких, наших любимых солдат, полковников, генералов.

Мир, — отвечает Саттлер, — даётся тому, кто приходит ко Христу, кто учится у Христа кротости и смиренному сердцу. На тебя напал янычар? Это не янычар, это женщина, которая изменила мужу, но которую нельзя забросать камнями.

А как же «меч» как средство поддерживать правосудие, выносить приговоры по разным делам? — А никак, Христос отказался судить братьев, спорящих о дележе наследства, и мы не должны ввязываться в эти споры.

А как же про самоуправление, выборы в мэрию, в думу, в муниципалитет? — А никак, Христос убежал, когда Его хотели сделать царём, и мы должны бежать за Ним. Вредный Саттлер добавляет: это всё материальное, а христианин живёт Духом Святым, дом христианина не на земле, а на небе, гражданство его на небе, оружие его духовное — «правда, праведность, мир, вера, спасение и Слово Божие».

Это не богословие меча, это богословие креста. Саттлер не только цитирует призыв взять крест и идти за Христом. Как Христос за нас, так и мы за людей — а Христос за нас не мечом, а крестом.

Саттлер упоминает крест ещё один раз — когда призывает, в случае гибели священника скорее избирать ему замену. Но он не пишет «гибель», он пишет «через крест к Господу».

Иллюстрация: а это меч того самого Цвингли, который добился сожжения анабаптистов в Цюрихе в 1527 году. «Только верою» у Цвингли, Лютера, Кальвина – демагогия, когда речь идёт о теории, а на практике чуть беда, так сразу не за веру, а за меч.

Цвингли участвовал в битве при Каппеле 11 октября 1531 года, был ранен. Прямо на поле боя победители-католики устроили над умирающим от ран теологом «Шнельгерихт» — типа суда Линча, так что он «законно» был объявлен еретиком, разрублен на четыре части и сожжён. Меч и шлем были выставлены в Люцерне в качестве трофеев. В 1848 году их подарили Цюриху в знак примирения. На мече герб Страсбурга — видимо, Цвингли им обзавёлся в этом городе, когда путешествовал к Лютеру в Марбург, дорога была опасная, а с опасностями Цвингли предпочитал справляться мечом, забывая про «только верою». Длина меча 108 сантиметров, весь 1,7 килограмма. Напрестольное Евангелие бывает куда тяжелее!

 

См.: Анабаптисты. - Цвингли. - Меч. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.