Яков Кротов. Богочеловеческая историяКощунства.

Закон — помёт власти. Чем иконоборцы-реформаты отличались от талибов?

Американский историк Филип Дженкинс сравнил иконоборцев с талибами. Те и другие уничтожали произведения искусства. Гентский алтарь чудом уцелел.

Сравнение напоминает, что талибы напрасно демонизированы. Да, они уничтожили древнюю статую Будды. А украинцы уничтожили кучу статуй Ленина. Церковь почитает святых миссионеров, уничтожавших «языческие» статуи и святилища. Все церкви Рима стоят на руинах уничтоженных христианами античных храмов. Американские атеисты добиваются уничтожения крестов в судах, итальянские — в государственных школах.

Правда, талибы уничтожили статуи Будды, а демократы перенесли статую Дзержинского с Лубянки на Крымский вал. Но статую Будды было никак не перенести, она составляла одно целое со скалой и размера была немеряного.

Реформаты, между прочим, сперва требовали убрать распятия из церквей, а когда следовал отказ, начинался бунт с уничтожением. Кто уносил любимые реликвии себе домой, тот их спасал от уничтожения. Нет, непременно нужно других заставить кланяться своим святыням.

Реформаты не похожи на талибов уже тем, что их методы ничем не отличались от методов католиков. Ровно то же насилие. Более того, реформаты были немножечко, но всё же прогрессивнее тех, с кем боролись. Ну совсем чуть-чуть, но всё же такой жуткой инквизиции, как у католиков, у них не было. Чуть больше прав у мирян — тоже факт. Католики дозировали просвещение сверху, реформаты попервоначалу, упразднив эту дозировку, потеснили просвещение, зато потом оно снизу расцвело с куда большей силой.

Другое дело, что есть общее у талибов и с реформаторами, и с западной демократией в целом. Это общее — отождествление силы и власти. Насилия и власти. Идея личных прав и на Западе очень ещё в зародыше. Власть — законна, имеет право и ограничивать эти права. Сотни людей сидят в Гуантанамо, а уж про скольких просто ничего неизвестно — исчезли, и всё. Сотни тысяч гражданских неповинных людей погибли для отмщения за три тысячи погибших 11 сентября. Но всё «по закону». Издержки производства — разбомбленные свадьбы и похороны, умершие от голода дети. И военная цензура, чтобы об этом не узнали.

Какой уж тут закон! Закон силы — кто сильнее, тот и законнее. Это не случайность — «закон» в мире есть производное от насилия, история есть история конкуренция насилий, и чем больше насилие, чем оно победоноснее, тем оно законнее.

Реформаты, которые призывали уважать власти, всего лишь имели в виду ту власть, которая им нравилась, и проводили жизнь в очень неуважительной войне — буквально — с теми властями, которые им не нравились. Иначе и получиться не могло, потому что власть через насилие всегда конкурирует с другой властью через насилие. Закон никогда не бывает один, он всегда конкурирует с каким-то другим законом, и выходят война, кровь, смерть.

Есть, конечно, и другое представление о законе. Но это совсем другая история!

Иллюстрация: иконоборческий погром в Цюрихе, 1524 год. Миниатюра из рукописи 1605 года.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.