Яков Кротов. Путешественник по времениИстория с 9 мая.

9 мая — порождение брежневского милитаризма

9 мая — выходной день лишь с 1965 года. В 1946-1964 годах это был праздник государственный, но без освобождения от работы (таких праздников в календаре множество). В правление Путина, когда правительство стало организовывать по всему миру акцию «Бессмертный полк» к 9 мая, это было забыто.

Весь ужас тоталитаризма — читайте «1984» — в превращении людей в марионеток. Сказали — радуйтесь! — они начинают радоваться, совершенно искренне. Сказали — не радуйтесь! — они прекратили радоваться и даже не помнят, что радовались. Охо-хо-хонюшки... Про Израиль: не работать — не обязательный признак государственного праздника. Главное — государство произвело слово. И тень этого слова падает на всех граждан государства, которые платят налоги. Напомню, что сегодня 9 мая — праздник антиамериканский, антизападнический, антиукраинский и прочее «анти». Весь мир — начиная с Украины и Грузии — это фашисты, и только Путин и Россия противостоят коричневой тьме.

Почему 1965 год? Потому что Хрущёва свергли прежде всего за недостаточный милитаризм. Не начал войну. Уступил американцам! И весь т.н. «брежневский застой» — это нимало не застой, это подъём милитаризма в самых разных формах — подготовка террористов, боевиков, прямые интервенции в Чехию, Афганистан. Антиамериканизм Ирана — детский лепет в сравнении с антиамериканизмом брежневской России, да и путинской России, только у нас лучше умеют маскироваться — но выходит глумление.

Называть правление Брежнева «застоем» — как называть советскую Россию «коммунальной квартирой» (Слёзкин, Быков и подобные им публицисты). Коммунальная квартира есть равенство жителей коммуналки, равенство нищеты и беззакония. Но в советской России равенства не было. У Сталина было 20 поместий («дач», «резиденций»). У второго эшелона — и дачи, и квартиры, сотни квадратных метров, много квартир, в них вкладывались, потому что знали, что рубль эфемерен. И вот у одного, на верху, квадратные километры, а внизу — нет, не коммуналка, и даже не шконка в концлагере, а какой-нибудь эстонский мальчик, сосланный на Север, у которого даже шконки своей нет (читал недавно дневник такого эстонского мальчика, ужас). Не коммунальная квартира, а тоталитарная империя с необъятными дворцами вверху и тысячи бездомных внизу. Так и с «застоем». Было стойкое нарастание милитаризма сверху донизу, активное, неуклонное.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).