Яков Кротов. Путешественник по времениЕвангелие от Фомы.

Город на горе: свети, светик, не стыдись!

«Иисус сказал: Город, построенный на высокой горе, укрепленный, не может пасть, и он не может быть тайным» (евангелие Фомы, 32).

На примере этой фразы и её места в евангелии Фомы хорошо видны некоторые особенности этого текста. 

Предыдущая фраза тоже impossibilia, «невозможнатор», о невозможно проповедовать среди родных. Через две фразы о невозможности ограбить защищённый дом. Формальная связь есть, а вот содержательной абсолютно нет. 

Очень механическое, по поверхностному признаку, составление подборки. Понятно, что в таком тексте не следует предполагать идейной последовательности. Следует ожидать противоречий, обусловленных не какими-то высшими противоречиями бытия, а просто туповатостью составителя.

Фраза почти дословно повторяет Мф 5:14 «Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы». Только вставлено «не может пасть». Или это не вставка?

За то, что это вставка, два соображения. Во-первых, попросту неверно, что город на вершине неприступен. Если бы! Во-вторых, в Фоме за этой фразой идут три изречения (тоже вполне канонические), которые всё именно о невозможно жить без миссионерства: услышишь втайне, кричи с крыши; ставить светильник повыше, для всех; слепой не должен быть поводырём. Последнее, кстати, опять чисто механическое подключено в коллекцию, потому что зрение тут упоминается, но призывы к проповеди абсолютно нет, даже наоборот.

Тем не менее, сторонники «гностицизма» и «эксклюзивности» Фомы исходят из того, что это изречение объясняет, почему ученики должны изолироваться от окружающих. То есть, фраза, призывающая не изолироваться от окружающих, а проповедовать им, истолковывается как призыв не проповедовать, а изолироваться. 

Отчасти причина в том, что в предыдущей фразе (нет пророка в своём отечестве) говорится, действительно, о конфликте с окружением. Но ведь академические исследователи исходят из аксиомы (которую сами не сознают): если ты можешь получить по шее, беги. Забирайся на вершину горы и молчи в тряпочку. Иисус — и не Он один, впрочем — исходит из другого: даже если ты можешь получить по шее, даже если тебя запинают самые близкие люди, проповедуй, не молчи. 

Что до слова «пасть», то оно может и не быть вздором, если только речь идёт о метафорическом «городе на горе». Никакие легионы не разрушат Небесный Иерусалим. Так что это добавление (или, напротив, сохранение первоначального варианта) оказывается ещё одним подбадриванием: не бойтесь убивающих тело, но не могущих убить душу. Проповедуйте, вы горожане Града Небесного, который не падёт ни от вандалов, ни от учёных с не вполне прояснёнными стереотипами интеллекта. Хотя если те и другие вежливо постучатся, им откроют. 

Вигеланд

См.: Церковь - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).