Книга Якова Кротова. Введение в свободу.

Абсолютной несвободе — абсолютное ненасилие

В 2020 году в Белоруссии впервые начались массовые выступления против Лукашенко. Выступления были обречены на неуспех, прежде всего, потому что Лукашенко начинал как убийца. Тут важная граница между людьми. Многие не могут «переступить через кровь», и это отлично. Лукашенко переступил изначально. Его внешность так же обманчива как внешность Лебедя, якобы глупого скалозуба. Хитрый и жестокий диктатор, приклеивший себе дурацкие усики для маскировки. Атомной бомбы у него нет, но это и не нужно. Убить можно и кирпичом. Он всё делает правильно как диктатор — в отличие от Януковича, который, видимо, поддался на какие-то уговоры Путина.

Понятно, какие методы не работают в условиях диктатуры. Именно те, которые использовали белорусы. Это методы, работающие в демократическом обществе. В Белоруссии они приобретают характер магических жестов, суеверных движений руками и ногами, «карго-политики». Эти методы исходят из аксиомы, что власть не будет убивать, а в Белоруссии такой аксиомы нет. Поэтому смотреть на белорусские события изначально было так же печально, как смотреть на события в Египте в 2011 году. Без большой идеи, одним топотом, минуя стадии партийного и политического строительства, диктатуру не свергнуть, да и с ними — тоже не свергнуть, если диктатор достаточно решителен.

Какие методы могут сработать? Я не скажу, потому что я сторонник абсолютного ненасилия. Ещё нигде и никогда ненасилие не побеждало диктатур. Индия освободилась не благодаря Ганди, а благодаря тому, что Британия не была диктатурой, а индийцы в целом не были сторонниками ненасилия. (Кстати, не понять драмы Святой Земли, если не помнить, что схема ООН 1948 года повторяла схему разделения колонии той же Британии на Индию и Пакистан в 1947 году).

Тем не менее, «никогда не было» не означает «никогда не будет». Более того, появление атомной бомбы открыло новую эпоху в истории. Бердяев в связи с атомной бомбой писал, что она убьёт войну. Он ошибся. Атомная бомба убила не войну, атомная бомба убила свободу. Ни в одной стране с атомным оружием не свергали ещё диктатуры. В атомном чемоданчике — смерть свободы.

В этом смысле ХХ век был веком застоя в науке и технике. Даже компьютеры и генетика лишь развивали заложенное уже в XVII столетии, а уж интернет подавно был не качественным, а количественным развитием идеи Respublica literaria. Только атомная энергия была новым открытием, но это открытие завело в тупик. Атомная энергетика оказалась слишком обоюдоострым явлением, атомное вооружение блокировало движение свободы по планете.

Впрочем, Лукашенко даже атомная бомба не нужна, достаточно уверенности, что окружающие страны не будут вмешиваться, и умения лавировать в мире, где свободу и правду не так уж любят, как заявляют, любят больше для себя, не рвутся ею делиться и ради неё чем-то жертвовать.

Это не означает конец истории. Кто не успел вскочить в поезд свободы, тот-де опоздал.

Это означает прямо противоположное: неимоверность атомной бомбы и её неатомных аналогов может быть побеждена лишь неимоверностью ненасилия.

Больше ненасилия, больше веры в ненасилие, больше ненасильственных отношений между людьми, больше снятия любых ограничений. Меньше стен, больше воздуха.

Ненасилие должно стать радиацией, которые меняет всё живое, создаёт экологическую систему, в которой невозможно насилие. Это созидание, а не разрушение, поэтому это вопрос не дней, не годов, не десятилетий, а поколений. Но это реальная задача для реальных людей.

 

См.: Ненасилие - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).