Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Письмо псаломщика С Д. Плескана митрополиту Алексию о положении Церкви во время оккупации (1944 г.).

 

 


Ист.: Данилушкин М. и др. История Русской Православной Церкви. Новый патриарший период. Том 1. 1917-1970. СПб.: Воскресение, 1997. Номер страницы после текста на ней.

 

 

№26

Письмо псаломщика С Д. Плескана митрополиту Алексию о положении Церкви во время оккупации (1944 г.).

Его Высокопреосвященству, Преосвященнейшему Алексию митрополиту Ленинградскому

25 Января 1944 г.

...В 1942 году был расцвет деятельности в Гдове, не имея русских священников, сюда начали приезжать вновь рукоположенныя Иерей, которые покрыли свою славу, как варвары, развратники и шпионы в пользу немецкой охраны. Первый священник был Роман (фамилии не знаю).

877

Этот священник никогда не имел представления о церковной службе. Первым делом он занялся шпионством и выдал немало людей, преданных русскому делу, и это понятно, ибо он бывал в домах, где крестил детей, а ведь мы знаем, что некрещённых детей были тысячи, поэтами он знал некоторых (из этих людей) настроение. Не только во Гдове но потом поездки стал делать с Федором Ивановичем Юдиным1 и по всему Гдовскому району, т. е. ездил за 60 км и д.

По каким соображениям, я не знаю, но в городе Гдове ему надоело и он взял Крапивницкий приход и заделался акушером и принимал больных. Тогда как он был плохим монтёром. Здесь нужно остановиться о его деятельности и преступлении. Могу только сообщить, что местные крестьяне, жаждав утехи в священниках и наставниках, ошиблись и получили безбожника в полном смысле этого слова и выгнали за распутство с прихода с треском и музыкой.

Так как Псковская губ. была оккупирована немецкими войсками, следовательно вся власть церковная перешла к Митрополиту Экзарху Сергию (из Москвы). Лично я не видел Митрополита Сергия, но фотографию видел. Это тучный человек и с большим самолюбием, властью и славой. Доверенная власть со стороны немцев была огромна. Везде, где он появлялся, были триумф и был тут вершитель судеб, не только на оккупированных областях, но и на гор. Ленинград и чуть ли на Всероссийский патриарший престол.

Тут была заминка, кого поминать на ектеньях? Во время службы русские священники, которые имели совесть, поминали митрополита Алексия, а потом Сергия, а Литовские священники поминали только одного Сергия и Архиепископа Нарвского Павла (2), т. к. Павел и гор. Нарва — Латвия (Эстония). Однако всем было известно, что Псковская Епархия принадлежит к Ленинградской Епархии, следовательно нужно поминать митрополита Алексия. Получился раскол. И служили так — кому как вздумается.

В Пскове после занятия немецкими войсками образовалась православная миссия, т.е. спасители русских храмов и христиан. Во главе миссии назначен Митрофорный протоиерей Кирилл Зайц (3). Отец Кирилл — человек старый и от души добрый. Он никого не слушает — сам везде бывает и следит за делом и укажет то, что нужно сделать. По образованию, он миссионер, за что имеет заслугу по этим трудам. За свою деятельность побывал во всех частях света и хорошо владеет языками. Ему 78 лет, но он бодр и хорошо сохранился. Я лично бывал в миссии. Она находилась около Троицкого Собора — единственного, которого я видел за свою деятельность в церковной жизни. Миссия не только наблюдала за храмами, но и назначала вновь рукоположенных священников на те места, куда требовалось и где были исправные храмы. Конечно мис сия разбирала и споры, ибо на въезд в Латвию требовалось особое разрешение немецкого командования.

878

В 1942 г. миссия взяла правление в свои руки. Она назначала и благочинных на все округа. Так: Гдовский, Порховский, Дновский, Гатчинский. В Гатчине был Александр (не помню его фамилия) (4), но он был в Никольском соборе ключарем при настоятеле о.Павле. Теперь он в 1942 г. немецкими властями казнён.

Во Гдове был самый ярый приверженец к Митрополиту Сергию Иоанн Легкий (5).

Этот молодой священник был проповедником, с одной стороны, и собирателем сплетен — с другой стороны. Его проповеди заключались — «Россия в безбожестве". Называя русских сатаною на земле, он ненавидел в душе не только христиан, но и духовенство русское. Всюду где бы он ни был, он всегда в разговоре проводил линию, как бы поскорее поехать в Ленинград и занять настоятельство в одном из видных столичных соборов. А те настоятели, которые сейчас — безбожники. С приездом благочинного Иоанна Легкого, появился другой — Виктор Першин. Этот священник был до рукоположения старшим кондуктором в трамвае в гор. Риге и пел в духовом хоре. Всё же правильно давал возгласы, а не мог разбираться в самых простых службах. Он на рожд[ество] Христова ухитрился начать службу с «благослови душе моя Госп[оди]», пропустив всю важность службы. На крещение тоже самое. Я невольно тут вспомнил настоятеля о.Павла, что было бы, если б это случилось в Никольском нашем соборе!

Когда-то до войны 1914 года в Новом Петергофе служил дворцовым священником Владимир Ирадионов (6). Снял сан в обновленчестве. Этот, священник окон[чил] духовную Академию и Император[ский] Археологический институт, был взят князьями к себе служить и одарён всеми милостями и богатством того времени, последовала ссылка. Пробыв 10 л[ет] в ссылке он очутился на воле.

Вначале он был беженцем в г.Луге, а потом пошел разыскивать потерянную семью. Прибыв во Псков, здесь он встретил и протодьякона Федора Ивановича Юдина, который помог ему найти семью в Гдовском районе. По приезде во Гдов он действительно нашел свою семью: жену, внука и дочь. Естественно, что он остался во Гдове, где стяжал к себе любовь христиан и всего прихода. Так как он был человек с большим образованием, то легко понять его уменье подойти к вопросу по служебному делу и любовь прихода. К 25 Сентября его послали в Ригу к Владыке Митрополиту Сергию с поздравлением с днём ангела и преподнести ему в подарок 5 тысяч рублей. Он (Митрополит) благодарил, но слежка за этим протоиереем была усилена, и благочинный Иоанн Легкий ищет время, чтобы его обличить в том, что когда-то он снял сан, а теперь он вновь служит. Собственно он не отвергает в том, что он всем говорит, что он служил в Стрельне. Я же его там никогда не видел. Может быть знает настоятель нашего собора о.Павел?

879

В бытность мою в гор. Гдове в качестве регента и псаломщика, мне пришлось пережить всевозможное течение народа. Могу сообщить, что русский человек совершенно изменился, как только появились немцы Разрушенные храмы воздвигались, церковную утварь делали, облачения доставляли оттуда, где сохранились, и много строили и ремонтировали храмы. Всюду красилось. Крестьянки вешали чистые, вышитые самими полотенца на иконы. Появилась одна радость и утешение. Когда всё было готово, тогда приглашали священника и освящался храм. В это время были такие радостные события, что я не умею описать. Прощали обиды друг другу. Крестили детей. Зазывали в гости. Был настоящий праздник, а праздновали русские крестьяне и я чувствовал, что здесь люди искали утешение. Отсюда и понятно, что от духовенства требовалось особое внимание к народу и большое знание. А тут получилось наоборот. Один священник был развратник и шпион, а другой — Виктор Першин — был спекулянт. Он умудрился возить дрожжи на самогон ц другие предметы первой необходимости, т.е. из России возил продукты, а из Риги — товары. Но где-то с товарами попался при обыске и он более в Россию не возвратился. После я слышал, что будто он был в Порхове священником, но это только для меня был слух. Лично я сам, имею музыкальное образование и некоторый дар к писанию музыкальных сочинений. Дана мне была задача: написать трехголосное сочинение литургию и всеночную, и я написал. Это трехголосное сочинение исполняли, когда мы, т.е. я, Фёдор Иванович Юдин и Виктор Першин разъезжали по Гдовскому уезду. Исполнялось как во время службы, так и в деревнях среди народа и крестьян. Христиане конечно были очень благодарны.

Близ Гдова есть Николо-Конецкий погост. В 1943 г. туда приехал иеромонах Лин (7) — постриженец Иоанно-Богословского монастыря близ гор. Луги. Он был также в ссылке, но на одре смерти был освобождён. Где он был ещё и где скрывался? Но сюда он приехал из села Заянье, приехал потому, что там его беспокоили партизаны, а главное, тут было похлебней и приход был исправный и побогаче. Когда он приехал, то здесь не оказалось руков[одителя] хора (псаломщика). В Гдове мне тяжело было жить, а поэтому я с радостью переехал в Каменно-Конецкий приход, с разрешения Начальника миссии о.Кирилла. Это было 13-го Марта 1943 года.

Прошло с тех пор, как я покинул свой гор. Ленинград, 3 года. За три года плена видел всяких людей. Некоторые русские люди стали подражать немцам в жизни и в обиходе.

Русские люди стали изворачивать русский язык. Стал русский язык чуждым, стремясь вкладывать немецкие отдельные слова. Но так как из русского природного человека не скоро сделаешь немца, то в разговоре получались смешные слова и обороты речи. Тому, кому были нужны

880

немцы, тот их восхвалял в угоду их, а кому были враги, тот думал другое. Особенно духовенство. Духовенство не учло, что они христиане и в проповедях восхваляли немцев, а ту сторону проклинали, называя безбожниками и предателями русского народа. Педагоги и учителя забегали потому, что их заставили преподавать Закон Божий. А как он будет преподавать, когда он был год тому назад настоящим передовым комсомольцем. Таким образом кадр учителей не был подготовлен, а потому здесь получился полный разрыв.

Перед началом 1943 года в Гдове образовалась комиссия, которая будет проверять знание учителей. Председателем этой комиссии был назначен Анатолий Михайлович Котон. В прошлом и родство я не знаю этого человека, но при разговоре он мне доложил, что он был иподьяконом у Владыки Архиепископа Николая Петергофского. Мать его впадала в крайность на религиозные убеждения, и в знак большой молитвенности она носила образок в виде панагии на груди с мощами преподобного Серафима Саровского. Но всё было гладко, пока было спокойно, а как только появился первый толчок, не в пользу немцев, эти верующие люди оказались предателями не только русского народа, но и православной церкви.

...Духовенства в Гдове находилось всего 3 человека, два священника — Владимир Ирадионов и Ливерий (8), вновь рукоположенный, с протодьяконом Федором Ивановичем Юдиным. А в Каменном Никольском приходе был иеромонах Лин. Они были конечно знакомы, но братского отношения к друг другу не имели. Иеромонах Лин, чувствуя за собой монашество и данный обет перед Спасителем, был всегда на стороне церковных канонических законов, тогда когда Гдовские имели только духовную личину, а в самом деле имели сатанинское намерение.

Примерно в Мае месяце 1943 г. Гдовское духовенство прекратило поминать на ектеньях митрополита Алексия. Почему прекратило, мы не знаем, но прекратило, а иеромонах Лин продолжал поминать. Тогда его вызвали в Гдов, но он не поехал, а поехал я, и мне там дали такой выговор, что приходится теперь вспоминать с удовольствием.

После я узнал от протодьякона Ф.И. Юдина, что будто бы были какие-то листовки за подписью Владыки к немецким войскам с призывом прекратить бойню. В это время приехал новый благочинный из Латвии Алексий Ионов, который на литургии не поминал нашего митрополита, а только Сергия. Как только кончилась литургия и когда христиане подходили к кресту — не знаю почему, между иеромонахом Линам и новым благочинным получилась перекидка и иеромонах Лин пред всем народом уличил его в том, что он находится в Ленинградской епархии, забыв закон о правящих иерархах, за что иеромонах Лин чуть не попла-"шлся приходом, но христиане заступились за него, и дело прекратилось. Однако положение было такое, что духовенство задумало уехать

881

вместе с немцами. Но как тут быть, ведь ехать за границу нужен пропуск от властей? А власти теперь отвернулись от русских. Нужно тут остановиться перед тем, как уехать за границу. По чьей власти и по какому приказу был приказ изъять оставшиеся церковные ценности? Протоиерей Владимир Ирадионов объявил по всем старостам, чтобы, привезли то, что ценное. А они знали, где что есть. С Никольской нашей церкви приказали с Воскр[есения] Xpист[овa] иконы снять серебр[яную] ризу, но не вышло дело. Я им не дал. С Павловского прихода — плащаницу с золотой оправой, это им удалось взять. С других приходов тоже забрали. Забрали всё, что возможно. С Гдовской Афанасьевской церкви ухитрились взять более ценные иконы, подаренные давно купцами.

Собрав всё вместе, они задумали вывезти за границу с немцами, но не вышло дело. Поздно было, эвакуация на завтра была в полном разгаре, а потому Гдовскому духовенству не вышло дело обворовать храмы Гдовского уезда. Конечно тут был причислен и иеромонах Лин. Воозвра-тился назад оттуда, когда власти разрешали на выезд. Получилось так, что теперь немцам не до духовенства. Поэтому протодьякон Юдин бросился ко всем с тем, чтобы помогли выехать, на что было дано разрешение для переговоров не только с эстонскими властями, но и преосвященным Павлом Нарвским, который разрешил приехать в Нарву. Получив разрешение с таким трудом, они выехали, а так как люди не желают оставлять память живую, они всеми силами заставили и меня взять документ на выезд. Но дело не вышло. Я не поехал, ибо я не был в штате духовенства, поэтому я и остался, зная, что в Эстонии будет им всем конец...

Писал доклад и.д. псаломщика Николо-Конецкого прихода Гдовского уезда Сергей Дмитриевич Плескач.

Примечания

1. Юдин Фёдор Иванович (17.02.1900 - 28.02.1974) - протодиакон. Получил специальное музыкальное образование. 1919 г. — псаломщик церкви Серафимовского подворья, 1920 г. — псаломщик Петропавловского собора Петергофа, с 06.11.1922 г. диакон этого собора, 1927 г. - протодиакон, 1936-1937 гг. в штате Николо-Богоявленского собора, с 01.03.1938 г. в Князь-Владимирском соборе, 1940 г. - лето 1941 г. - в штате Николо-Богоявленского собора, в кон. 1941 г. - нач. 1944 г. служил в храмах Гдовского округ* Арестован 26,10.1944 г. в г. Таллине. Военным трибуналом войск НКВД Ленинградскго округа по обвинению в измене Родине 03.01.1945 г. приговорён к 20 годам ссылки на каторжные работы. Освобождён в сер. 1950-х гг. Служил в Рижском Кафедрально соборе, затем в Нарве. В 1958 г. заштатный протодиакон в Ленинграде, с 01.01.1959 г. церкви Смоленского кладбища С 1963 г. в Троице-Сергиевой Лавре.

2. Павел (Дмитровский, 15.01.1872-01.02.1946) - архиепископ. В 1894 г. окончил Таврическую Духовную Семинарию, проучился 3 курса в СПб ДА. С 06.05.1898 г. священник церкви с. Ивановское Ямбургского уезда, с 1914 г. военный священник. В 1920-е n'JZ. подавал Закон Божий в эстонских гимназиях. С 03.10.1937 г. епископ Нарвский. Принадлежал к Эстонской схизме. В 1939 г. воссоединился с Московской Патриархией.

882

С 25.12.1942 г. архиепископ. В Марте 1945 г. назначен правящим архиепископом Таллинским и Эстонским. В 1945 г. участвовал в Поместном Соборе РПЦ.

3 Зайц Кирилл Иванович (1869-?) - протопресвитер. В 1891 г. окончил Рижскую Духовную Семинарию. С Окт. 1896 г. священник. В 1917-1918 гг. член Всероссийского Поместного Собора. Затем священник в различных городах Латвии, Полоцке, Витебске, в 1930-е гг. протоиерей, настоятель Рижского кафедрального собора, духовный отец филиала «Русского христианского студенческого движения за рубежом» - «Единения русских православных студентов Латвии». С Авг. 1941 г. член Управления Псковской Миссии, с Окт. 1942 г. протопресвитер, начальник Управления. Экзарх предоставил ему право совершать литургию по архиерейскому чину. Арестован 28.07.1944 г. в г. Шауляе. По приговору Военного трибунала НКВД ЛВО за «измену Родине» от 12—15.01.1945 осужден на 20 лет лишения свободы. Определением Военного трибунала ЛВО от 08.08.1956 г. приговор отменен и дело производством прекращено.

4. Петров Александр Михайлович (ок. 1891-1942) - протоиерей. В 1917г. окончил СПб ДА. В 1929-1930 гг. священник Преображенской церкви в Урицке (Лигово). Арестован 29.01.1930 г. В процессе следствия обвинение в контрреволюционной деятельности не подтвердилось и 08.03.1930 г. был освобождён. В 1930-е годы служил в Николо-Богоявленском соборе. Оказался на оккупированной территории. В 1941-1942 гг. настоятель Павловского собора в Гатчине. За патриотическую деятельность расстрелян фашистами летом 1942 г.

5. Легкий Иван Саввич — священник. В 1930-е гг. священник Рижского женского Троице-Сергиева монастыря. С Авг. 1941 г. участвовал в работе Псковской Миссии, с Дек. 1941 г. администратор Рижского кафедрального собора, благочинный Рижского округа. В 1942-1943 гг. помощник начальника Управления Псковской Миссии, благочинный Гдовского округа, председатель Гдовского отделения «Народной помощи» - добровольной благотворительной организации. В настоящее время проживает в Аргентине.

6. Ирадионов Владимир Николаевич (30.06.1885- ?) — прогоиерей. Окончил СПб ДА в 1907 г. и Императорский Археологический институт. Священник с 02.09.1907 г. Дворцовый священник в Новом Петергофе и Стрельне, с 28.02.1912 г. служил в Пегропавлов-ской придворной церкви мызы Знаменка Петергофского уезда. Арестован в кон. 1920-х гг., отбыл 10-летнюю ссылку, в 1930-е гг. снимал сан. С Сент. 1941 г. служил в храмах Гдова. В 1941 г. эвакуирован в Эстонию. В нач. 1945 г. вернулся в Ленинградскую область и 17.01.-11.06.1945 г. был настоятелем Петропавловской церкви в пос. Вырица.

7. Лин (Никифоров Леонтий Никифорович, р. 1878) - иеромонах. Постриженец Иоан-но-Богословского монастыря Лужского уезда С-Петербуржской губернии. В 1924-1925 гг. настоятель часовни Иоанна Богослова подворья этого монастыря в Ленинграде. Арестован 16.05.1930 г. по обвинению в сокрытии церковных ценностей, сожжении сельской школы. Постановлением Тройки ПП ОПТУ в ЛВО от 11.12.1930 г. сослан в Северный край на 3 года. Освобождён во второй пол. 1930-х гг. В 1941-1944 гг. служил в церквях с.Заянье и Николо-Конецкого пог. Гдовского района.В нач.1944 г. эвакуирован в Эстонию. В июне 1944 г. служил в храме сЛосицы Лядовского района Псковской области.

8. Воронов Ливерий Аркадьевич (1914—1996) - протоиерей. В 1938 г. окончил Ленинградский химико-технологический институт. С 15.11.1939 г. по 01.09.1941 г. числился в его аспирантуре. Оказался на оккупированной территории. В 1942 - нач. 1943 г. псаломщик церкви св. Флора и Лавра в Оредежском районе Ленинградской области. 22.04.1943 г. посвящен в Св.-Троицком соборе г.Пскова митрополитом Сергием в сан Диакона, а 26.04.1943 г. в сан священника. Зачислен в штат собора. 28.08.1943 г. переведен в г.Гдов. В нач. 1944 г. эвакуирован в Эстонию. Арестован 22.10.1944 г. в Таллине. Военным трибуналом войск НКВД ЛО 12-15.01.1945 г. приговорен по обвинению в измене Родине к 15 годам лагерей. Освобождён 23.04.1955 г. Реабилитирован 08.08.1956 г. с 02.06.1961 г. преподавал в Ленинградской ДА, с авт. 1965 г. профессор, с 02.10.1986 г. Доктор богословских наук.

ЦГА Спб. Ф.9324. Оп.1. Д.7. ЛЛоб-5. Копия.

883

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова