Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Александр Горфункель

«О безразличии церквей» – ранний памятник веротерпимости в России.

Любезно прислано автором Я.Кротову, 4.2009. См. 17 век.

Он же о переводе Белобоцким Фомы Кемпийского, 2009.

Ян (Андрей) Белобоцкий – поэт и философ конца 17 начала 18 вв., польский шляхтич, появившийся в Москве в 1681 г., перешедший в православие (и получивший в миропомазании имя Андрей) – оставил значительное литературное наследие. Ему принадлежат переводы трактата «Уподоблении Христу» Фомы Кемпийского, «Малое искусство» Раймунда Люллия, логико-философский трактат «Великая и предивная наука Богом преосвященного учителя Раймунда Люллия». «Риторика», «Книга философская», стихотворный диалог «Краткая беседа Милости со Истиной» и поэма «Пентатеугум, или пять книг кратких о четырех вещах последних, о суете и жизни человека», а также ряд других сочинений, найденных и атрибутированных в последнее время (1).

Однако, среди известных нам сочинений Белобоцкого нет трактата «О безразличии церквей», приписанного ему архимандритом Филаретом (2). В действительности под таким названием мог быть известен небольшой фрагмент «Исповедания веры» Яна (тогда еще не получившего имени Андрея) Белобоцкого, лишь недавно опубликованного (3). И однако эти несколько строк, занимающие менее листа как в польском оригинале «Wyznanie wiary», так и в современном ему русском переводе «Исповедания веры», представленном в Крестовой палате Патриарха, вызвали наиболее серьезные возражения как представителя «западной» партии Сильвестра Медведева, так и монаха Чудовского монастыря Евфимия, ревнителя истинного православия. При этом нельзя не заметить, что архимандрит Филарет  точно уловил великий соблазн, содержавшийся в этих немногих строках поляка, тогда еще только собиравшегося перейти в православие и поступить на службу российскому государю. И что еще более важно, в его многочисленных переводах и сочинениях эти идеи получили глубокое и полное освещение.

Вот этот небольшой пассаж в русском переводе (принадлежавший, по крайней мере частично, известному переводчику с греческого, латинского и польского языков - Феофану, ставшему позднее, в 1683 году, чтецом, а затем книгохранителем, и с 1693 г. до смерти в 1698 г. справщиком Печатного Двора (4). Перевод был, по всей вероятности, выправлен Сильвестром Медведевым (5):

«Исповедую, яко аще и разны суть уставы церкве греческия и костела римского, обаче кто разсудити не может, которая истиннейшая и безбеднейшая вера, спасен во обоих быти может. Но кому Бог в сердце толцает, да лучше сию соизволит [исправлено на поле, вместо «изберет»], нежели иную, не может быти известен о спасении своем: понеже противится Духу Святому. Еже убо Павел святый повествует, и Афанасий святый утверждает: яко единою токмо верою спасение душ наших обрести можем (Гал. 2.16). Сице разумею: яко едина вера нарицается, яже согласно вся догматы от Бога самого, и Апостолов святых преданныя содержит. Ибо аще ли о единой вере, не токмо по основанием веры, но и по уставом или преданием согласным во всем, глаголати требовательно: во оно время тако едина вера будет, внегда по дни суда последняго, будет уже един пастырь и едино стадо  (Ин. 10.16)» (6).

Существо воззрений Белобоцкого передано в переводе достаточно точно, чему свидетельством оригинальный польский текст, сохранившийся в рукописи, в автографе Белобоцкого (7).

По всей вероятности эту мысль о «безразличии» церквей для спасения гораздо основательнее развивал Белобоцкий во время допроса в Патриаршей Крестовой палате, в присутствии патриарха Иоакима, 18 мая 1681 года. Текст этого устного высказывания Белобоцкого не сохранился, зато имеется подробное разоблачение его религиозных суждений. Этот ответ был составлен, по всей видимости, Сильвестром Медведевым. Там вопросу о «безразличии церквей» уделяется значительно большее внимание, и мы, благодаря усилиям обличителей, располагаем более ясным и подробным изложением взглядов Белобоцкого на возможность спасения в двух главных исповеданиях христианства.

Отвечая на устные высказывания «иноземца Яна Белободского», Сильвестр Медведев  приводит главное и опасное суждение: «Поведает он, что и в римской, и в греческой вере спастися мощно; для чего же он, исповедая в римской вере спасение быти, греческие желает? И зде его явная лесть» (8).       

Далее он подробно разбирает высказанные в устном вопрошании требования к верующему, переходящему из католичества в православие или из православия в католичество. «Он же изрекл: которые де люди будучи в греческой вере, а держат римскую веру упорно, и те спастися не могут; также и Римляне, которые держат греческую веру упорно, спастися не могут» (9). Как нам представляется, в этом случае Белобоцкий имеет в виду именно тех «выходцев» из одного исповедания в другое, которые сохраняют при этом «прежнюю» веру: именно они, как позднее уточняет Сильвестр Медведев, держат прежнюю веру «упорно», т.е. «крепко» и в этом случае подпадают под подозрение в искренности своих убеждений. Таким образом, православный , который «держит римскую веру упорно» (таких немало было в Польше после Люблинской унии) или католик, оказавшийся в такой же ситуации, не может быть уверен в своем спасении.

Однако, в дальнейшем изложении, Сильвестр Медведев придерживается совершенно иной точки зрения, которую и приписывает Белобоцкому: «И тем он являет,что будто которые люди греческой веры, а будут держать хотя и римскую веру, толко неупорно, и те спастися могут; также и Римляне, которые хотя будут держать и греческую веру, а неупорно, и те спастися могут; а которые Римляне будут греческую веру держать упорно, и те не спасутся. Прежде сказал, что точию изо всех вер едина истинная вера греческая и кроме ея спастися не возможно; а зде поведает, что кто оставит римскую веру и будет держать греческую веру упорно, то есть крепко, и той спастися не возможет. И зде он, Белободцкий, всем отрицает спасение, которые от римские веры приступают к греческой и ону веру крепко держат; но тем толко спасение в ней признавает, которые ту греческую веру будут держать неупорно, то есть некрепко» (10). Подобное истолкование слов Белобоцкого звучит поменьшей мере странно: какие бы ни были сомнения в искренности приезжего католика (или, по доносу Павла Негребецкого, тайного кальвиниста), трудно представить себе, что, добиваясь перехода в православие он заранее объявлял, что будет держать новую веру «не упорно» и не «крепко».

Был ли в изложении Сильвестром Медведевым вопроса о спасении православных и католиков прямой подлог или честное стремление оградить православие от опасного пришельца – несомненное высказывание Белобоцкого в самом начале «Вопрошания» имело совсем не тот смысл, какой придавало ему его оппонент: речь шла о возможности спасения в той или иной вере (11).

Быть может гораздо ближе к истине оказался Сильвестр Медведев в  замечании в конце этого раздела: «И зде он являет, что несовершенно желает греческой веры для спасения, толко для прелщения, как творят Цыгане; в которое государство приидут, того государства и веру держат» (12).

По всей вероятности, Белобоцкий, столкнувшись с подробным разбором его суждений во время допроса, значительно ограничил спорные моменты в представленном патриарху «Исповедании веры». Однако и там, как мы видели, он счел необходимым передать решение в руки Бога и Духа Святого, что вызвало еще более решительное возражение гневного полемиста. В ответе Сильвестра Медведева раздел, посвященный этому сравнительно небольшому фрагменту, намного превышает и по объему, и  по обилию доводов  послуживший поводом для полемики текст.

Изложив известный нам раздел из «Исповелания веры» («Яко аще кому Бог в сердце толцает, дабы лучше избрал ту нежели ону (веру), той не может быти известен своего спасения, ибо противится Духу Святому»), Сильвестр Медведев  обнаруживает в нем «Велие развращение нашей церкви», ибо это может означать только одно: «яко аще и обе веры, то-есть греческая и римская, по нему, добры и ко спасению потребны; однакож если бы Бог усмотрел, кому в которой вере лучше спастися, или в греческой или в римской, и будет тому человеку в сердце толцати, то-есть желание в нем возбуждати, которую ему веру лучше прияти, или римскую или греческую,а тот человек, презирая то Божие толцание, греческие веры не захочет отступити и прияти римскую веру, или римские веры не захочет отступити и прияти греческую веру, - и таковый  человек, яко противник Божий, не будет известен своего спасения». Ссылаясь затем на уже известные нам высказывания на допросе: «совершенно обе две веры ко спасению равны он, Белобоцкий, быти исповедует, толко не всякому человеку равны ко спасению: одному человеку лучше ко спасению римская вера, а другому лучше ко спасению вера греческая. И то толко ведомо Богу, и Он, то усмотряя, человеку в сердце толцает того человека желанием, кому которую веру держати», полемист противопоставляет воззрениям еретика  учение православной церкви; она «едину быти исповедует ко спасению доволную веру греческую, которая от начала и доныне без всяких в вере прибавок и убавок есть Божиею благодатию хранима», и «предала папу с его согласники проклятию», и «спасения никому, кроме нашея истинныя веры, не исповедует» (13) -                

Само решение выбора веры (пусть и по велению Бога и «толцанию» Духа Святого, пусть и ограничивая этот выбор только двумя из христианских исповеданий) свидетельствует о несомненном влиянии на Белобоцкого идей европейской Реформации, независимо от того, был ли он, как писал в своем доносе  («челобитной») Павел Негребецкий, «кацермистром» или «ереси учителем».  

 

Но в России, несмотря на опасения его противников, Белобоцкий не распространял ни католицизма, ни «Люторова и Калвинова» учения. Явных отступлений от православной веры не наблюдается в его многочисленных сочинениях, созданных после обращения в православие. Похоже, что он разделял и отношение русской церковной иерархии к «злых вер заводчиком, еретиком, раскольником» (обличаемых в одной из книг «Пентатеугума»), хотя его отношение к старообрядцам и требует дальнейших изысканий. Во всяком случае его «Великая наука Раймунда Люллия» привлекла внимание выговских старцев, и Андрей Денисов создал ее сокращенную переработку.

Идеи веротерпимости, хотя бы и не выходящие за пределы католицизма и православия, Ян (Андрей) Белобоцкий придерживался все оставшиеся годы: об этом свидетельствуют его сочинения, от «Исповедания веры» до «Риторики». Мы встречаем их в требовании применения «естественного закона», сохраняющего права родителей  в случае насильственного крещения еврейских детей, в сообщениях о казнях маранов и морисков в Испании, в             признании истинными ( а не «диавольскими») мучениками за веру миссионеров, проповедающих слово Христово, независимо от того, к какому исповеданию они принадлежали (14).

Свидетельством же того, что русское общество оказалось подготовленным к восприятию этих идей (и отнюдь не привилегированные круги, а как раз низовые читатели рукописной литературы) – явилось значительное распространение многочисленных списков сочинений Яна (Андрея) Белобоцкого (15).

 

 

                                               Примечания

  1. Горфункель А.Х. Белобоцкий Ян (Андрей) Христофорович. Словарь книжников и книжности Древней Руси, вып. 3 (XVII в.), ч.2: А-З. СПб, 1992, c. 128-131; Gorfunkel A. Raymond Lully in Russia. Elementa: Journal of Slavic Studies and Comparative Culture Semiotics, vol. 2 (1995), p. 23-30: Gorfunkel A.Kh. Jan (Andrei) Belobotskii: Gli albori della tolleranza religiosa nella Russia del tardo Seicento. // La formazione storica della alterita. Studi di storia della tolleranza nell’ eta moderna offerti a Antonio Rotondo. Tomo II. Secolo XVII, p. 787-804; Багно В.Е. Русское луллианство как феномен культуры. // Льюль Р. Книга о любящем и возлюбленном. СПб., 1997, с. 250-265; Кульматов В.А. К вопросу о диспуте А.Х.Белобоцкого и братьев Лихудов в 1685 г.. // Лихудовские чтения. Новгород, 2001, с.53-60; Кульматов В.А. Вопросы и ответы по логике А.Х.Белобоцкого // К 70-летию профессора Я.А.Слинина. СПб., 2002, с. 244-264.
  2. Филарет. История русской церкви. Период IV.Изд. 5-е. М., 1888, с. 185-186.
  3. Исповедание веры Яна (Андрея) Белобоцкого, публ. и комм. А.Х.Горфункеля. // Palaeoslavica: International Journal for the Study of Slavic Medieval Literature, History, Language and Ethnology. Cambridge, MA. Vol. 8, p. 226-254; Vol. 9, p. 164-210.
  4. О.А.Белоброва, С.И.Николаев. Феофан. ТОДРЛ, 40. Ленинград, 1985, с.176-177.
  5. А.Х.Горфункель. «Исповедание веры» Яна (Андрея) Белобоцкого. // Palaeoslavica. Vol. VII, p.120-121.
  6. Исповедание веры Яна (Андрея) Белобоцкого, публ. и комм. А.Х.Горфункеля. //. Palaeoslavica. Vol. IX, p. 196.
  7. ГИМ. Синод. 1, л. 299 и об. (стр. 63-64).
  8. Цветаев Д.В. Памятники к истории протестантизма в России. М., 1888, Ч.1, с.216.
  9. Цветаев Д.В. Памятники к истории протестантизма в России, с.216-217.
  10. Цветаев Д.В. Памятники к истории протестантизма в России, с.217.
  11. Страхова О.Б. Несколько замечаний по поводу обращения в православие в XVII веке. // Palaеоslavica. Vol. VII. P.343-348; Горфункель А.Х. Post-Scriptum: В чем заключались причины и цели противодействия Сильвестра Медведева и Евфимия Чудовского переходу Яна Белобоцкого в православие. // Palaeoslavica, Vol. VII, p.348-350.
  12. Цветаев Д.В. Памятники к истории протестантизма в России, с. 217.
  13. Цветаев Д.В. Памятники к истории протестантизма в России, с. 232-234.
  14. Gorfunkel A.Kh. Jan (Andrei) Belobotskii: Gli albori della tolleranza religiosa nella Russia del tardo Seicento, p. 793, 801-802.
  15. Горфункель А.Х. «Великая наука Раймунда Люллия» и ее читателию // XVIII век. Сборник 5. М.-Л., 1962, с. 336-348. Ко времени написания этой статьи количество списков только «люллианских» сочинений Белобоцкого превышало 80 рукописей; к настоящему времени усилиями В.А.Кульматова выявлено около 150 списков, в том числе 29 рукописей «Краткой беседы», а также ряд новых произведений Белобоцкого.

 

Трактат Фомы Кемпийского «О последовании Христу» в переводе Андрея Белобоцкого

 

Перевод Яна-Андрея Белобоцкого книги Фомы Кемпийского "О последовании Христу". Доклад на конференции, посвященной юбилею книги А.И.Соболевского о переводной литературе Московской Руси. Печатается в "Трудах Отдела Древнерусской литературы" Пушкинского Дома; должна выйти в 2009 г.

 

               «О подражании Христу, Фомы Кемпийского» - так озаглавлена  заметка академика Алексея Ивановича Соболевского, занимающая чуть больше страницы в его книге, юбилей которой мы отмечаем на сегодняшней конференции. В ней приведено достаточно подробное описание рукописи (ее единственного списка в Синодальной Библиотеке, № 825), ныне хранящейся в собрании Исторического музея. Им  расшифровано имя переводчика («А.Х.Б. почти несомненно – Андрей Христофорович Белободский»); определено время ее написания как «к[онец] XVII – нач[ало] XVIII  в.» (что, правда, не вполне совпадает с приведенной тут же ссылкой на Горского и Невоструева о том, что игуменья Новодевичьего монастыря Антонида Данииловна, которой преподнесена первая часть книги, умерла в 1689 г.); и, наконец, дается характеристика языка перевода: «Язык – церковно-славянский тяжелый, полонизмов и западно-руссизмов очень мало» (1).

            “De Imitatione Christi” («О подражании Христу») была едва ли не самой популярной (после Библии) книгой в западном христианстве. Ее автором традиционно считается монах «уставных каноников» ордена Св. Августина в монастыре Св. Агнессы Фома Кемпийский (от г.Кампена в Северной Германии, род ок.1379 или 1380 гг. – ум. 25 июля 1471 г.). Об этом свидетельствуют не только наиболее ранние рукописи (в том числе и подписанный автограф), но и многочисленные показания современников в хрониках XV в. Попытки приписать её сочинение канцлеру Парижского университета Жану Жерсону, под чьим именем она издавалась еще в инкунабульный период книгопечатания, но никогда не включалась в списки его произведений  (или неведомому итальянскому автору аббату Джованни Джерсену), после долгих споров, не затихающих ужe более пяти с половиной столетий, в конце концов отвергнуты большинством современных исследователей (2).           

-----------------------------------------------

 

(1) Соболевский А.И. Переводная литература Московской Руси XIV-XVII веков. Библиографические материалы. СПб., 1903. С. 204-205.

(2) Круминг А.А. Распространение в России румыно-славянского издания книги Фомы Кемпийского  «О подражании Христу»: Книговедческие материалы. // «Федоровские чтения. 1979.» М., 1982. С. 153; Логутова М.Г. Авторство книги «О подражании Христу» и рукописи Российской национальной библиотеки. // Западноевропейская культура в рукописях и книгах Российской национальной библиотеки: Памяти Александры Дмитриевны и Владимира Сергеевича Люблинских. СПб., 2001. С. 240-246. См. также: Cruise F.R. Who was the author of “The Imitation of Christ”? London, 1898; Barron D.G. Jean Charlier de Gerson the author of the De Imitatione Christi. Edinbourgh; London, 1936 и: Hyma A. The Christian Renaissance: A history of the “Devotio moderna”. 2nd ed. Hamden, 1965: The original version of the “Imitation of Christ”, pp.543-581.

 

            Созданный под воздействием движения «Нового благочестия», развившегося в Нидерландах, трактат «О подражании Христу» отразил сдвиги в религиозном сознании монашества и мирян. Прямое обращение к образу Иисуса Христа, к евангельским текстам, связывалось в нем с глубоким стремлением к внутреннему самосовершенству и к мистическому обновлению человека. Не случайно и после Реформации книга “De imitatione Christi”, в латинском оригинале и в переводах, получила огромное распространение как в католических странах,  так и среди читателей победившего протестантизма.

            Похоже, что имя автора трактата, вызывавшее столько споров в богословских, а потом и в ученых  кругах, совершенно не занимало Андрея Белобоцкого: во всяком случае он ни разу его не упомянул, и лишь косвенно обозначил в «Предисловии» переведенную им книгу как сочинение «некоего славного творца» (здесь и далее все ссылки на рукопись ГИМ из Синодального собрания № 850 даются в тексте статьи; на предваряющие книги предисловия – по счету листов, на сам текст перевода по принятому в рукописи счету страниц; в данном случае – л. 2об.). Возможно, причиной тому были конфессиональные соображения: перенесший немало гонений в связи с обвинением сразу и в приверженности католицизму, и в стремлении вводить в России «люторовы и калвиновы ереси», он следовал старому правилу – “nomina sunt odiosa”. Зато о  смысле книги для благочестивого чтения, в том числе и для православных ее почитателей, он неоднократно упоминает в предисловии («яже многим на ползу и сладость и прохлаждение будет» - там же).

            Андрей Белобоцкий перевел лишь две (из четырех) книги «О подражании Христу» Фомы Кемпийского; их он должным образом привел в порядок и велел переписать, сопроводив предисловием и посвятительными стихами. О переводе третьей книги он лишь упоминает: «готов и третию книжицу, обоих сих вящшую, о том же последовании Христу издати, от того же единаго творца, тем же единем благочестия духом написанну, и от мене уже преведенну, токмо еще на руском языце не совершенно устроенну, яко же и в сих дву книжицах много словес грубых и мало изрядных обрящете» (л. 2об.). Перевод третьей книги, очевидно, остался в бумагах автора и так и не был обнаружен; о переводе четвертой книги нам ничего не известно. Спешное изготовление первых двух книг (очевидно, и помешавшее переводчику выправить обнаруженные им ошибки) позволяют более точно датировать время их составления. Кончина настоятельницы Новодевичьего монастыря Антониды в 1689 г. точно определяет последнюю хронологическую границу; но в начале 1686 г. Андрей Белобоцкий был включен в качестве переводчика (с латинского языка) в Великое посольство Федора Головина, направлявшееся в Китай и вернувшееся в Москву в начале 1691 г. Очевидно, до начала этой миссии переводчик и должен был завершить оформление уже подготовленных частей своего труда (3).

 

 

(3) В связи с этим датировка перевода А.А.Крумингом (1683-1693 гг.) представляется ошибочной. См. Круминг А.А. Распространение в России румыно-славянского  издания книги Фомы Кемпийского «О подражании Христу»…, с.184.

 

            О существовании церковно-славянского перевода сочинения Фомы Кемпийского А.Х.Белобоцкий, видимо, не знал, или, возможно, что-то о нем слышал, но не смог с ним ознакомиться: «Егда же невозмогох уведети аще есть и на русском языце и яснейши паче моего истолкованы, дерзнух на сицевый благий и спасеный труд. А заневедение аще и повторих, не в стыд мне паки на свет показати…» (л.2об). В действительности, первый церковно-славянский перевод сочинения Фомы Кемпийского «О подражании Христу» был напечатан в княжестве Угровалахии, в типографии Дельского монастыря, 16 апреля 1647 (7155) года. Типография принадлежала господарю Матфею Бессарабе; книга была выпущена иждивением его жены княгини Елены в переводе ее брата Ореста Настурела. Так книга «О Христове подражании» перешагнула конфессиональные границы и была издана для православного читателя.

Очень скоро этим изданием заинтересовались в Москве. В Россию книга попала через Украину, кроме того, возможно, ее привозили русские паломники из Афона. Во всяком случае уже в 1658 г. патриарх Никон подарил книгу основанному им Ново-Иерусалимскому монастырю; в 1663 г. другой экземпляр принадлежал справщику Московского Печатного двора священнику Никифору Семенову Ярославцу, а до этого – Переславскому протопопу Григорию Бутовичу. В настоящее время учтено 29 экземпляров книги, 15 из них обследованы А.А.Крумингом в библиотеках Москвы, Санкт-Петербурга и Львова, другие хранятся в библиотеках Афона, в Румынии, в Вене; один находился в Нью-Йорке в библиотеке русского эмигранта Г.А.Навроцкого. В русских библиотеках сохранилось и 11 списков с этого печатного издания, в том числе и список,  сделанный в Троице-Сергиевом монастыре в середине XVII в. для келаря Симона Азарьина, и другой, выполненный в Макарьевском  Желтоводском монастыре диаконом Пафнутием Афанасьевым сыном Протопоповым в 1680 г. Другие списки, сделанные, преимущественно, в Соловецком монастыре, относятся к началу XVIII века. Перевод Ореста Настурела «сделан славянским языком, архаичным для своего времени»; поэтому московские владельцы книги снабдили некоторые свои экземпляры записями на полях для объяснения непонятных слов (4).

                    В своем предисловии Андрей Белобоцкий специально оговаривает существование значительного количества переводов книги Фомы Кемпийского с латинского на современные языки: «И неложно о сем свидетелство полагаю, множае нежели на тридесяти языках истолкованну обретох» (на поле слово «множае» исправлено на «вящше»; л.2). Кажется, наше исследование по известным библиографиям изданий и переводов книги о «О подражании Христу» не достигает названного Белобоцким числа; однако количество переводов, существовавших к 80-м годам XVII в. во всяком случае достаточно внушительно.

Уже Валерий Андреас, опубликовавший в 1643 году вышедшую вторым изданием свою "Bibliotheca Belgica”, в жизнеописании Фомы Кемпийского   насчитывал по крайней мере 10 переводов: на греческий, фламандско-голландский,

 

----------------------------------

 

(4) Круминг А.А. Распространение в России румыно-славянского издания книги  Фомы Кемпийского…, с.153-157, 179-183.

 

немецкий, французский, испанский, итальянский, чешский, венгерский, арабский и турецкий языки. При этом он многозначительно упомянул и «другие языки», им не названные (“aliisque linguis”). Особо отмечены в его перечне труды переводчиков, принадлежавших Обществу Иисуса; ими были выполнены переводы на чешский, венгерский и арабский языки, вероятно, и на турецкий, хотя в этом случае имя переводчика не было названо (5).

                    В библиографиях Огюстена де Бакера и Уолтера Артура Копинджера  названы переводы XV-XVII вв. на английский, армянский, иллирийский (хорватский), исландский, польский, португальский, русский (церковно-славянский), шведский и японский языки  - всего, вместе со списком В.Андреаса, 19 языков; вместе с упоминаемыми в Каталоге Британской Библиотеки нижне-немецким и каталонским языком общее количество языков, на какие к 1680-м годам был переведен трактат Фомы Кемпийского  увеличится до 21 (6). Упомянутый в библиографии О. де Бакера «русский» перевод - это указанное выше издание Дельского монастыря 1647 г.; там же названо и виленское издание 1681 г., но на самом деле речь идет о публикации одного из польских переводов (7).  

            То ли не зная предыдущего церковно-славянского перевода, то ли сознательно полемизируя со всей европейской традицией, Андрей Белобоцкий озаглавил свой перевод «О последовании Христу». Он очевидно исходил из близости синонимов как в церковно-славянском, так и в русском языке XVII в. : «Подражательный – коему должно последовать», объясняет смысл слова в своем церковно-славянском словаре Г.Дьяченко, со ссылкой на Проложную статью от 13 ноября: «Подражательный смирения образ» (8). Человек был создан по образу и подобию Божию, и стремиться к последованию Христу представлялось А.Белобоцкому более смиренным, нежели прямолинейный образ «подражания».

 

-----------------------------------------------

 

(5) Andreas V. Bibliotheca Belgica. Editio renovata. Louvain, 1643, pp.836-838 (первое издание вышло в 1623 г.).

(6) Backer A. de. Essai bibliographique sur le livre “De imitatione Christi”. Liege, 1864; [Copinger W.A.]. Hand List of what is believed to be largest collection in the world of edition of “The Imitation” of Thomas a Kempis, consisting of a considerable number of MSS. and over 1500 printed editions, in fifty different languages, toghether with more than 120 works in connection with this work and its authorship. Privately printed. S.l. et a. [Manchester, 1908]; Imitatio Christi: List of the Copinger Collection, together with some other editions and translation now in the Harvard College Library. Машинописный экземпляр, завершенный и переданный в Справочный читальный зал библиотеки Гарвардского университета в 1970 г.; British Library. General Catalogue of printed books to 1975.  London, 1982. Vol. 165, рp.328-395.

(7) Круминг А.А. Распространение в России … издания книги Фомы Кемпийского…, с.159.

(8) Дьяченко Г. Полный церковно-славянский словарь. М., 1993, с.442 (репринтное воспроизведение издания 1900 г.).

 

 

С переводом “imitatio” как «последование» мы встречаемся в первой главе трактата: Христос «нас наказуетъ, дабы мы житию его и деламъ его последовали» (с.1). Во Второй книге, в гл. 12 «О ц(а)р(с)ком пути кр(ес)та Хр(ис)това» читаем: «вси наследницы кр(ес)та Х(ристо)ва , иже распятому сп(а)сителю житие(м) своимъ уподобитися крепко усердствоваша» (с.126). В латинском тексте нет ни наследников, ни уподобления: “Tunc omnes servi crucis qui se Crucifixo confirmaverunt in vita” («Так все служители креста укрепляются в жизни со Распятым»); все цитаты из трактата Фомы Кемпийского здесь и далее приводятся в тексте статьи  по изданию: Thomas a Kempis. Opera omnia. Vol. I-VII. Edidit M.I.Pohl. Vol. II. Friburgi Brisgavorum, 1904, p. 82.

            Перевод трактата “De Imitatione Christi” был выполнен Андреем Белобоцким по какому-то из изданий XVII века. Однако, не из тех, что печатались в Амстердаме, Антверпене, Льеже, Брюсселе, Барселоне, Венеции, Кентербери, Вильне, Мюнхене  и в других городах (порой с ложными выходными данными), в том числе в знаменитых типографиях Плантена и Эльзевиров. Дело в том, что  в  них не встречается очень важная особенность: там нет приведенных на полях рукописи Андрея Белобоцкого упомянутых в сочинении Фомы Кемпийского ссылок с указанием на тексты Св.Писания. Эти примечания обнаружены нами только в трехтомном собрании сочинений Фомы Кемпийского, выполненном под редакцией (opera et studio) ученого иезуита Генриха Соммалия и  вышедшем семью изданиями в 1601, 1607, 1615, 1625, 1635, 1660 и 1680 гг. Нам были доступны второе, третье, пятое, шестое и седьмое издания. Во всех имеются те же ссылки, которые мы обнаруживаем в рукописи перевода Андрея Белобоцкого. Наиболее вероятно предположение, что в распоряжении переводчика был текст 6-го издания 1660 г. (9).

            Перевод не был закончен, и это сказалось и на внешнем виде подносной рукописи двух первых книг. Он был оформлен кем-то из помощников переводчика или нанятым им писцом: сам Белобоцкий не владел искусством русского полуустава. Его почерк, известный нам по его «Исповеданию веры», по записям, сохранившимся в документах Разряда и в тексте посвящений (на польском языке, в истолковании анаграмм) (10) и на латинском языке в уточнениях слов оригинала  на полях  перевода трактата  – это обычная скоропись человека, привычного к латинскому шрифту.

            О незавершенности работы над переводом свидетельствуют записи на первых и последних страницах рукописи: Андрей Белобоцкий обдумывал принятое им решение. Так на сс.1-3 он привел рядом со словами перевода, передающими (или искажающими) смысл оригинала, латинские слова: «деламъ» - “mores”;

 

----------------------------------------------

 

(9) Thomas a Kempis. Opera omnia. Opera et studio Henrici Sommalii. Ed. sexta. Colonia Agrippina (Koeln), 1660, pp. 298-423.

(10) См. Горфункель А.Х. Предисловие и «Рифмы» Андрея Белобоцкого к переводу трактата «О последовании Христу» // ТОДРЛ, т.50. СПб., 1997, сс. 694-697.

 

 

 

“ос(вя)щеннии - «illuminari»;  «иная учения» - «doctrina sanctorum»; «паки» -

«autem»; «ч(е)л(ове)ку» - «tibi»;   «им же може(т) угодити» - «unde displicias»; «изряднейша вещь» - «opto magis»; «и вся таковая не помогут» – “quid totum prodesset”; «уничижение(м) мира» - “per contemptum”; «чести достоинства заседати» - «honores ambire»; «и высочайшшаго чина касатися» - “se extollere”; «на последок по смерти» - «post modum»; «а что има(т) потом быти» - «non praevidere»; «сию повесть» - «proverbii». В дальнейшем переводе трактата эти постраничные латинские записи исчезают, с тем, чтобы появиться на последних страницах второй части (сс.127,128), где «смирению» перевода отвечает «pacem» оригинала; слова «повседневнаго озлобления» передавали «mortificationis» ; «о(т) ближняго <… > умерщвленный»  - «exerсitaberis»; «не слыши(т) с(е)р(де)чнаго мучения» – «nemo ita cordialiter sentit».

Очевидно, что эти замечания не предназначались для подносного экземпляра; переводчик предполагал исправить окончательный текст, и только биографические обстоятельства, Великое посольство в Китай, от участия в котором, как мы знаем, Белобоцкий пытался безуспешно уклониться (11), заставило его передать игуменье и наместнице Новодевичьего монастыря не вполне им законченный труд.

            О такой же незавершенности работы свидетельствует и отсутствие ссылок на тексты и параллельные места из Св.Писания, которыми снабжены в Первой книге главы 1-10 и 25, но которые полностью отсутствуют на полях в главах 11-24. В то же время эти маргинальные ссылки существуют ко всем главам Второй книги. Очевидно, что работа переводчика по снабжению необходимыми ссылками текста «О последовании Христу» осуществлялась неравномерно и почему-то не была доведена до конца в значительной части Первой книги.

            Помимо крайне немногочисленных  сделанных на полях указаний на латинский текст оригинала в рукописи сохранялись постоянные и очень важные исправления переведенного текста, выполненные на полях обычным русским полууставом. Эта работа проводилась по всему переведенному тексту как Первой, так и Второй книги. По всей вероятности, Андрей Белобоцкий предполагал наново переписать весь текст “De Imitatione Christi”, включающий все четыре книги трактата, и лишь тогда преподнести законченную рукопись – может быть и какому-то иному лицу из числа своих покровителей.

            В связи с тем, что перевод не был переписан самим «перелагателем», возникает вопрос о возможных помощниках Белобоцкого в этой работе. Нам представляется, что таких сотрудников  у переводчика не было. Для этого надо было либо занимать достаточно серьезный пост в московской служебной иерархии – вряд ли «кормовщик Московского чина» и зять священника мог их иметь; не могло у него быть и пригодных для этого дела учеников, он не имел их ни в учебных заведениях, ни в монастырях (Те, кому он преподавал латинский язык, а, возможно, по справедливому замечанию В.А.Кульматова, и «люллиево искусство»,  принадлежали к привилегированному кругу московской аристократии).  

 

 

(11) Горфункель А.Х. Андрей Белобоцкий – поэт и философ конца XVII – начала   XVIII в.   ТОДРЛ,  т. 18. М.- Л., 1962, с.190-192.

            О принадлежности перевода Андрею Белобоцкому свидетельствуют и отмеченные еще А.И.Соболевским немногочисленные полонизмы. Так на с.36  (в главе 16-й перевода Первой книги)  мы читаем «о поношении чюждих болезне(й)», где слово «поношение» (в церковно-славянском «стыд, срам, позор») заимствовано из польского “ponosis’” и должно было передать стоящее в латинском оригинале “sopportare” (supportare): о взятии на себя чужих болезней. Другой очевидный полонизм встречается на с.38 (глава 17): «О житии законном», где это слово передает польское “zakon” – принадлежность к монашескому ордену. Более того, в правильном переводе названия главы 19 (с.43) «О учении добраго монаха» на полях внесен чистый полонизм: вместо «монаха» написано «зако(н)ника». На с.58 (в гл. 21 Первой части) латинское “involuti iacemus” (в издании оригинала с. 39) под влиянием польского “walicsiе” переводится как «грехи наши есть имиже сице отягчени валяемся». В гл. 18  Первой книги “Oh teporis et negligentiae status nostri” (р. 32) переведено как «Озяблости и нерадения века нашего» (c. 43): очевидный полонизм от “oziebienie”.

            О том же говорит и исправление в переводе текста Фомы Кемпийского: в главе 4 (части Первой), на с.11: латинское выражение (“nec pertinaciter”) передается: «и в свое(м) умысле не стояти право»; в исправлении на полях значится «упорно». Это выражение чрезвычайно характерно для (тогда еще Яна) Белобоцкого. Мы не знаем текста допроса Белобоцкого в Патриаршей Крестовой палате; сохранились только выписки из его заявлений и опровержение на них Сильвестра Медведева; именно в них повторяется это слово, явно заимствованное из польского “uporczywie”: «Он же изрекл: которые де люди будучи в греческой вере, а держат римскую веру упорно, и те спастися не могут; также и Римляне, которые держат греческую веру упорно, спастися не могут. И тем он являет, что будто которые люди греческой веры, а будут держать хотя и римскую веру, только неупорно, и те спастися могут; также и Римляне, которые хотя будут держать и греческую веру, а неупорно, и те спастися могут; а которые Римляне будут греческую веру держать упорно, и те не спасутся» (12).

            О значительной работе над текстом перевода свидетельствуют и многочисленные слова в церковно-славянском тексте, формально отсутствующие в латинском оригинале, но взятые в прямые скобки с целью пояснить необходимые выражения. Так в гл. 1 Первой части сказано: «Зане не имeют [в себе] д(у)ха Хр(ис)това», передав таким образом латинский текст “qui spiritum Christi non habent” (c.5); в 3 главе на с.10 читаем: «преходи(т) слава мира [сего]» – последнее слово взято в прямые скобки, т.к. оно отсутствует в латинском тексте (с.11), где автор ограничился выражением “gloria mundi”, которое и заключает «славу»

 

---------------------------------------

 

(12) Цветаев Д.В. Памятники к истории протестантизма в России. М., 1888. Ч. 1, с.216-217. Об истолковании этих мест см. Горфункель А.Х. «О безразличии церквей» – ранний памятник веротерпимости в России.  В печати, в сборнике, посвященном 80-летию В.А.Якубского. СПб., 2004.

 

именно сего мира. В 12 главе (с.25) в прямые скобки взяты начальные слова: «[с любовью] добрая творити»;  в оригинале – просто “etiam bene agimus et intendimus” (cс.20-21).

            Католическое происхождение нашего переводчика заставляет его с особенной тщательностью относиться к тем местам, где становится слишком очевидным предназначение трактата для западного читателя. Так уже в 3-й главе Первой части он упраздняет сказанное в латинском оригинале о разврате в монастырях (“tanta dissolutio in coenobiis” – c.10), ограничившись в своем переводе упоминанием «соблазнов в людях» (с.9); монастырская «общность» имеется в виду в главе 15 Первой части: “qui communitati magis quam suae voluntati servit” (c.26); в переводе сказано: «Добро твори(т), иже множае общему собранию нежели воли своей угождает» (с.35). Раздел о католических монашеских орденах (картузианцев и цистерцианцев) в 25 главе Первой части был вообще выпущен: “Attende Carthusienses, Cisterciensis et diverse religionis monachos ac moniales qualiter omni nocte at psallendum Domine assurgunt” (c. 55).  В этом панегирике монашеским добродетелям в переводе нет ни слова о католическом монашестве (см. с.82 церковно-славянского перевода).

Разумеется, были убраны в сочинении католического автора слова о чистилище (гл.21 Первой части, с.58 перевода): «Егда бы такожде будущия адския муки о(т) совершеннаго с(е)р(д)ца разсуждал»; в оригинале сказано: “Si etiam futuras inferni sive purgatorii poenas cordialiter perpenderes” (c.40-41). Белобоцкий  слишком хорошо помнил ответ Сильвестра Медведева на его «Исповедание веры» 1681 г.: «Поведает он, Белободский, яко «соборы отцев святых уже о том (чисце) издали свои постановления, и мы слушати их должны» (13). В действительности в «Исповедании веры», сославшись на упоминание «О чистите(л)ном огне» в Библии («2 Мак. 12:43) и о высказывании о чистилище у Бл.Августина и в толковании Петра Ломбардского, он крайне неопределенно ссылается на «соборы о(т)цев с(вя)тых», и завершает этот раздел осторожным суждением: «Темже аз, ведый инная предания ц(е)ркви с(вя)тыя греческия, о чистителе: инная же костела ри(м)ского: утверждаюся во уставах ц(е)ркве с(вя)тыя, яко свойственнейших разуму ч(елове)ческому» (14). Характерно это упоминание «человеческого разума» в толковании православного догмата об отсутствии Чистилища.

            Ссылки на Священное Писание     позволяют не только определить, каким типом издания “De Imitatione Christi” пользовался переводчик. Они выявляют и метод его работы над текстом. Все эти параллельные места на полях издания, подготовленного Генрихом Соммалием, не принадлежат Фоме Кемпийскому. Поэтому в соответствующих книгах Библии  мы часто не находим  точных цитат.

 

 

(13) Цветаев Д.В. Памятники к истории протестантизма в России, с. 239.

(14) Исповедание веры Яна (Андрея) Белобоцкого. Комм. и публ. А.Х.Горфункеля. 

// Palaeoslavica: International Journal for the Study of Slavic Medieval literature, History, Language and Ethnology. Cambridge, MA. Vol. 9, p. 205.  “Wyznanie Wiary” в рукописном польском варианте содержит аналогичный текст; см. ГИМ, Отдел рукописей, Синод., 1, л. 302об.-303.

            Далеко не все ссылки, приведенные на полях изданий Генриха Соммалия (15),  имеют в виду близкие соответствия Библии и трактата Фомы Кемпийского. Порой речь идет лишь о более или менее сходных выражениях, использовании некоторых мотивов и выражений. Не случайно  в научном издании “De Imitatione Christi” 1904 года приведен совершенно иной список ссылок на Св.Писание, лишь отчасти совпадающий с параллельными местами в изданиях XVII века (16).

            Поэтому проверке поддавались только те приведенные в трактате цитаты из Библии, которые находили более или менее точные соответствия в славянском тексте Св.Писания. Мы использовали при этом издание Острожской Библии Ивана Федорова (1581 г.), а  в некоторых случаях сравнивали места из Нового Завета в переводе Фомы Кемпийского со служебными изданиями Евангелия и Апостола XVI-XVIII в. (17).

            Уже первая фраза перевода (Часть Первая, гл. 1, с.1): «Ходяй по мне не имать ходити во тме» (Ио. 8:12) точно воспроизводит евангельский текст в переводе Острожской Библии (л.48об). На с.7 перевода почти точно воспроизводится текст из Псалтири (Пс. 113:13): «очи имуще не види(м)» – в ОБ: «очи имутъ, и не видятъ» (л.23). Менее точна цитата из Иеремии (17:5; в рукописи ошибка: «Ере(м) 27): «Суетный есть ч(е)л(ове)къ, иже полагае(т) надежду свою в ч(е)л(о)вецехъ» (с.15); библейский текст: «Проклятъ ч(е)л(ове)къ иже надеется на ч(е)л(ове)ка» (л.101об.). Ссылка на Фил 3:8 (с.10) почти точно воспроизводит библейский текст: «яко уметы да Хр(и)ста приобрящетъ» - в Библии: «вся уметы быти да Х(рист)а приобрящу» (л.48об.).

            Еще больше совпадений в цитатах из Св.Писания во Второй книге трактата. В гл.1 (с.87) читаем стих из Рим 14:17; «ц(арс)тво н(е)б(ес)ное убо есть миръ и радость в д(у)се с(вя)тем». В Острожской Библии: «Ц(а)р(ст)во б(ж)ие … и миръ, и радость о д(у)се с(вя)те» (л.31). На с. 88 ссылка на Ио 12:34 – «Хр(ис)тосъ же паки пребываетъ во веки»; в ОБ: «яко Х(ристо)с пребывает въвекы» (л.51об.). На следующей странице цитируется Фил 3:20: «на н(е)б(ес)и да будет житие твое» – в

ОБ; «наше бо житие на н(е)б(е)сехъ есть» (л.49). Из 2 Кор.:12 (на с.102 в главе 6 ):

 

 

(15) Сведения об издателе первого Полного собрания сочинений Фомы Кемпийского Генрихa Соммалия (1534-1619) см. в упомянутом справочнике Andreas V. Bibliotheca Belgica. Louvain, 1643, pp. 369-370; в частности, он сообщает что он был принят в орден иезуитов в Риме Игнатием Лойолой в 1551 г.; Foppens J.F. Bibliotheca Belgica. Vol. 1-2. 1739, Vol. 1, pp. 464-465; Bibliotheque de la Compagnie de Jesus. Bibliographie, vol.1-9. Nouv. еd. par C.Sommervogel. Bruxelles; Paris, 1890-1909. Vol. 7, 1896, col. 1375-1382.

(16) Thomas a Kempis. Opera omnia. Ed. M.I.Pohl. Vol. II: Friburgi Brisgavorum.  1904. Indices locorum quos Thomas in usum suum convertit: pp.500-503.

(17) Учитывая сложную фолиацию библейских текстов в Острожской Библии, необходимо иметь в виду, что книги Бытие – Иов занимают листы 1-278; Псалтирь – Малахия – л.1-180; Маккавеи – л.1-30; Евангелия – л.1-56; Деяния, Послания и Откровение – л.1-70. Мы пользовались факсимильным изданием Библии Ивана Федорова: М. – Л.: «Слово-Арт», 1988.

 

«Похваление бо наше сие есть свидетельство бл(а)гия совести нашея»; в ОБ обнаруживаем точно тот же текст (л.33), но без слова «благия» (нет его и в изданиях Апостола XVI-XVIII вв.). Точные цитаты приводятся из 2 Цр 16:7 (гл. 6, с.104): «Ч(е)л(ове)къ зритъ на лице, но Б(о)гъ на с(е)р(д)це» – в Библии: «Ч(е)л(ове)къ видитъ на лице, а Б(ог)ъ на с(е)р(д)це» (л.131об). Столь же близки приведенные в гл 7 (с.107) цитаты из Ис 40:6-7 - «ибо всяка плоть яко трава, и вся слава его  яко цвет травный о(т)паде(т)»; в ОБ: «Всяка плоть сено, и всяка слава ч(е)л(ове)ча яко цвет травный <…> и цвет о(т)паде» (л.83). Фраза из Откр 2:7 звучит в трактате Фомы Кемпийского (гл. 9, с.117): «кто победит, гл(агол)е(т) Б(о)гъ, дaмъ ему ясти о(т) древа живота»; ср. ОБ: «побеждающему дамъ ясти о(т) древа животнаго» (л.60). В гл. 10 (с.118) приводится Иов 5:7 – «понеже родился еси на труды»; в ОБ: «но ч(е)л(ове)къ ра(д)жается трудомъ» (л.266).  Точно цитируется в гл. 11 (с.125)  Лук 17:10 («яко не потребни раби есмы») – в ОБ: «яко раби непотребни есмы» (л.38), как и 2 Кор 12:2 (гл.12, с.134): «аще бы восхищен бы(л) до третияго н(е)б(е)се» - в послании: «въсхищена бывша таковаго до третиаго н(е)б(е)се» (л.42-42об.). Ссылка на Пс 43:23 в гл. 12 (с.135) звучит: «умерщвлятися имаши всякъ день»; в Библии: «умерщвляеми есмы весь д(е)нь» (л.9). И наконец цитата из Деян 14:22 (в гл.12, с.136) приводится в переводе трактата как «яко многими скорбми подьбаетъ нам въ ц(а)р(с)твие б(о)жие вънити»; в ОБ читаем: «И яко многими скорбъми подобаетъ нам внити въ ца(р)ствие б(о)жие» (л.8об).

            Эти буквальные или достаточно точные ссылки на Св.Писания говорят только об одном: либо переводчик использовал библейский текст в издании Острожской Библии 1581 г. или в значительной мере восходящее к нему Московское издание 1663 г., либо, что более вероятно, через три с лишним года после перехода в православие достаточно часто слышал чтения новозаветных текстов из служебного Евангелия и Апостола во время посещения православных храмов.  

            Грубая ошибка в переводе Андрея Белобоцкого нам встретилась в главе 13 Первой части (с.28): фразу оригинала “omnibus hostibus efficimur fortiores” («считаем себя сильнейшими всех врагов» - в научном издании латинского текста, с.22, но также и в издании 1660 г.) он перевел: «всехъ ч(е)л(ове)ко(в) бывае(м) силне(й)ши», заменив врагов (речь идет об искушениях, подстерегающих человека) другими людьми. Встречаются и неправильно понятые латинские слова: “exercitia”

(упражнения духовные и телесные, с.34 латинского текста) переводятся как “учения», в том числе и «телесные убо учения» (с. 43).

Пропуски в тексте перевода встречаются не часто, и, как правило, они никак не искажают оригинальный текст; скорее всего, это случайно опущенные места (кроме изменений, продиктованных вероисповедными соображениями). Единственный существенный пропуск переводчика – в конце 24 главы Первой части, строки 12-28 в научном издании текста 1904 г., есть они и в издании 1660 года. Пропущенный текст следует за фразой, завершающей в нынешнем виде переведенную 24 главу (с.76): «И сие веждь яко двух' радостей в' купе имети не можеши, зде на земли веселитися и потомъ ц(а)р(с)твовати со Хр(ис)томъ». Перевод пропущенного абзаца: «Если до нынешнего дня ты жил в одних почестях и наслаждениях, что пользы тебе будет, когда настигнет тебя неожиданная смерть. 

Все суета, кроме любви к Богу и служения Ему одному. Тот, кто всем сердцем любит Бога, не боится ни смерти, ни казни, ни суда, ни ада: ибо совершенная    любовь уверенно приводит к Богу. Кто же находится во власти греха, не удивительно, что боится смерти и суда. Поэтому хорошо, коли любовь не отврашает тебя от зла, пусть сдерживает тебя страх геенны.  Кого же оставляет страх Божий, тот не способен пребывать во благе, но легко попадает в ловушки, расставленные диаволом» (18). Не исключено, что одной из причин этого пропуска оказалось имя «диавола»; во всяком случае в другом месте, в гл. 9 Второй части трактата  (с.118) «диавол» оказался также опущен в переводе: «Не спитъ и ни плоть еще умертвися. Сего ради непрестанно готовитися на брань со враги духовными твоими. Ибо одесную и ошуию су(ть) врази твои, иже никогда не смиряю(т)ся». В оригинале: “Non dormit diabolus nec caro ad huc mortua est, ideo non cesses te praeparare ad certamen, quia a dexteris et a sinistris hostes sunt qui numquam quiescunt” (с.77).

            Перевод Андрея Белобоцкого не является буквальным переложением латинского оригинала. Мы встречаем в нем попытки отойти от передачи латинской лексики и синтаксиса, найти  в церковно-славянском варианте новое и достаточно оригинальное звучание. Переводчик ищет и находит близкие, но далеко не буквальные слова и выражения. Во фразе из 2 главы Первой части “De Imitatione Christi” (“Qui bene se ipsum cognoscit sibi ipsi villescit e nec laudibus delectatur humanis” – p.7)  слово “villescit” («обесцвечивается») он передает как «во уничижении и смирении»:  «Добро кто самаго себе знаетъ, самъ у себе во уничижении и смирении есть, и славами не гордится ч(е)л(ове)ческими» (с.4). В заключительном предложении 6-й главы (“Non est ergо pax in corde hominis carnalis; non in homine exterioribus dedito: sed in fervido et spirituali”, с. 14) он решительно меняет порядок слов в угоду большей эмоциональной выразительности: «Несть убо мира в' с(е)р(д)цы ч(е)л(ове)ка по плоти живущаго, ниже въ ч(е)л(ове)це в' земныхъ вещехъ пребывающаго, но в ч(е)л(oве)це д(у)ховномъ и горяще(м) д(у)хомъ» (с.14-15). Белобоцкий не только переводит “multam pacem” (которое в других местах он передает словом «мир») как «великое смирение», но и добавляет к этому выражению отсутствующие в оригинале слова: «еже есть умирение совести» (см. с. 22 рукописи;  латинский оригинал - с.18). В главе 11 латинское выражение “atque libere sibi vacare potuerunt” он переводит: «и дела его [Бога] належащия свободно творити» (с.22; латинский текст – с.18). В главе 12 (с. 26) “perfectum securitatem et plenum pacem” он переводит: «совершенное безпечалие и полное смирение» (латинское издание – с. 21).

 

 

  1. Thomas a Kempis. Opera omnia. Ed. M.I.Pohl, Vol. II, p.51: Si usque in hodiernum
  2.  

diem semper in honoribus et voluptatibus vixisses; quid totum tibi profuisset, si iam mori in instanti contingeret? Omnia ergo vanitas: praeter amare Deum et illi soli servire. Qui

enim Deum ex toto corde amat; nec mortem, nec supplicium, iudicium nec infernum metuit:  quia perfectus amor securum ad Deum accessum faciet. Quem autem ad huc peccare delectat: non mirum si mortem et iudicium timeat. Bonum tamеn est, ut si necdum amor a malo te revocat: saltem timor gehennalis coerceat. Qui vero timorem Dei postponit; diu stare in bono non valebit: sed diaboli laqueos citius incurret. В издании Opera omnia, Koeln, 1660, p.521-522.

            Формулу Фомы Кемпийского – “Multum facit: qui multum diligit”  - Белобоцкий развертывает: «Много то творитъ, иже Б(о)га и ближняго много любитъ» (глава 15, с.34; в латинском издании с.26); также поступает он, передавая латинский сжатый текст (“quia nihil est quod hactenus feci”): «яко ничтоже достойнаго сотворихомъ доселе» (глава 19, с.44; в латинском издании с.32), или “melius in bona pace permansisses” расширяя (гл. 20, с.55) до: « тогда бы в лучшемъ смирении совести своея пребывал» – передавая латинское выражение “bona pace” как «смирение совести» (лат. издание – с.38). Латинское выражение “multa pulchra verba”, означающее красноречие, превращaется в переводе «паче нежели красноглаголивыхъ риторовъ гл(агол)ания» (гл. 24, с. 76; ср. в оригинале – с. 50). В главе 7-й Второй книги в переводе «Si autem quaeris te ipsum, invenies etiam te ipsum: sed ad tuam perniciem» все передано вполне точно, но между слов «обрящеши самого себе» и «но на свою погибель» добавлено: «без И(и)с(ус)а» (с.107; ср. оригинал, с.71).

            Ставшее позднее обычным для переводов Белобоцкого, особенно в стихах «Пентатеугума,   перенесение западных реалий на русскую почву встречается и в этом раннем его переводе: “quam rex sit vel papa” передается как «аще бы и ц(а)рь былъ или вл(ады)ка» (гл. 22, с.59; с.41 латинского издания); “deauratum palatium” превращаются в переводе в «златопокровенны(х) ц(а)р(с)каго пребываня полатъ» (гл. 24, с.75; в латинском издании с.50).

                    В отличие от одновременно написанной Андреем Белобоцким «Краткой беседы Милости со Истиной о Божием милосердии и мучении», датированной 1685 годом и получившей значительное распространение по крайней мере в 30 рукописных списках, а позднее напечатанной в Петербургской типографии в 1712 г.; ни одного экземпляра не сохранилось, но имеется несколько списков, сделанных с печатного издания (19), - судьба незавершенного перевода трактата Фомы Кемпийского «О последовании Христу» сложилась драматично. Мы не знаем, знакомились ли с его трудом те, кому рукопись была преподнесена (игуменья Новодевичьего монастыря Антонида Данииловна и наместница Анастасия Федоровна); во всяком случае уже в 1696-97 г. она, как сказано в киноварной записи на форзацном листе, была «Прислана с Патриаршего двора в 205 году». На Патриарший двор рукопись могла попасть в связи с возобновившимися в 1690-х гг. обвинениями Белобоцкого в ереси. С тех пор никто, кроме позднейших ученых, специалистов по древнерусской литературе, рукописи не касался, и о ее позднейшем воздействии на литературную и переводческую практику в России говорить не приходится.

Между тем церковно-славянский перевод Ореста Настурела, переработанный в сторону значительной модернизации языка базилианским

 

 

(19) Горфункель А.Х.: 1) Андрей Белобоцкий – поэт и философ конца XVII –начала XVIII в. // ТОДРЛ, т. 18. М.-Л., 1962, с.202; 2) Неизвестное издание Петровской эпохи. // Книга: Исследования и материалы. М, 1962, Вып. 6, с.123-131; 3) «Краткая беседа Милости со Истиною о Божии милосердии и мучении» Андрея Белобоцкого. // Проблемы истории, русской книжности и общественного сознания. Новосибирск, 2000, с.151-163.

 

протоархимандритом Ипатием Беленским, был напечатан в типографии Почаевской лавры в 1764 г. Русский перевод книги «О подражании Христу» Фомы Кемпийского (а также ее фрагментов)   неоднократно печатался в 18 веке, в основном это была работа единомышленников из круга Н.И.Новикова. Известны переводы М.И.Багрянского, изданные в 1784, 1786, 1787 и 1827 гг.; И.В.Лопухина (в Москве, в «Избранной библиотеке для Христианского чтения» в 1784, 1786, 1787 гг.) и Ф.Ф.Розанова (изд. в Москве в 1784 г. и в Петербурге в 1818  и 1827 гг.) (20). В связи с преследованием Н.И.Новикова в московских книжных лавках в 1787 году было конфисковано не менее 1500 экземпляров этих изданий; вторично книги были конфискованы и сожжены в числе других запрещенных книг по распоряжению Екатерины II от 11 февраля 1793  (21). 

В XIX-XX вв. цензурные гонения на книгу Фомы Кемпийского «О подражании Христу» были забыты, вышло немало новых переводов, наиболее значительный из них принадлежал обер-прокурору Св.Синода К.П.Победоносцеву, он не менее 9 раз (не считая отдельных фрагментов) переиздавался в 1869-1904 гг., позднее вышел ряд заграничных изданий, в Париже в 1933 г., в Риме в 1953 г. и в Брюсселе в 1993 г. (22). В Отделе редких книг и рукопией Гарвардского университета (Нoughton Library) хранится три экземпляра этого перевода – первого издания 1869 г., пятого издания 1893 г. и восьмого издания 1899 г., последнее с авторской надписью: «Любезному старому приятелю Г[осподину] Куртину на память. 26 мая 1901 г. К.Победоносцев» и с записью владельца: «Jeremiah Curtin. Presented by the Author» (23).

 

 

(20) Круминг А.А. Распрoстранение в России румыно-славянского издания книги Фомы Кемпийского «О подражании Христу», сс. 184-187.

(21) Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века: 1725-1800.   М., Т. I-V; Дополнения. М., 1962-1975. Т. I, 1962, №№ 2426-2428, c.375; Т. II, 1964, № 2775, с. 10; Т. III, 1966, №№ 7840-7843, сс. 309-310.

(22) Круминг А.А. Распространение в России румынс-славянского издания…, с.187; Логутова М.Г. Авторство книги «О подражании Христу»… , с.250.

(23) K этому изданию «прилагаются, по желанию некоторых читателей, размышления, выбранные из духовных писателей», из творений Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Иоанна Златоуста, Бл.Августина, Пьетро Дамиани, Таулера, Бонавентуры, а также из русских авторов: Макария, Филарета и Тихона Задонского. В перевод 4-й части внесены исправления, касающиеся православного причастия вином.  К книге добавлены «Библиографические приложения», составленные П.Гильдебрандтом.  В собрание Гарвардского университета она, как и предыдущее 5-е издание 1893 г., поступила по завещанию владельца 3 сентября 1913 г. Дж. Кёртен (1840-1906), известный американский полиглот и этнограф, был секретарем Посольства и Генеральным консулом США в Росиии, принимал участие в этнографических экспедициях; ему принадлежит множество переводов, в том числе романов М.Н.Загоскина и «Князя Серебряного» А.К.Толстого. См. Dictionary of American Biography. Vol. IV. 1930, p.608; Who Was Who in America. Vol. I: 1897-1942. Chicago, 1943, p.286.

 

 

 

В подготовке этой статьи я многим обязан исследованиям А.А.Круминга и М.Г.Логутовой; я благодарен за помощь в работе научному сотруднику Пушкинского Дома В.А.Ромодановской, приславшей мне микрофильм рукописи Андрея Белобоцкого, библиотекарю Российской Национальной (Публичной) Библиотеки С.В.Королеву и  сотрудникам Отдела редких книг и рукописей (HouphtonLibrary) Гарвардской университетской библиотеки, где хранится лучшее в мире собрание изданий “DeImitationeChristi”, принадлежавшее У.А.Копинджеру, а затем, в 1921 г., переданное ей библиофилом Джеймсом Бёрном.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова