Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Cергий Голубцов

 



ПРОФЕССУРА МДА в сетях ЧК и Гулага



Москва 1999 г.


Сергий Голубцов, протодиакон,

кандидат богословия.


Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа

Мученики и исповедники

из корпорации дореволюционной

Московской Духовной Академии

в эпоху большевизма.

По материалам архивов и публикаций.

Обзор и исследование.

М. 1999 г.

 

Книга освещает крестный путь, выпавший на долю членов

корпорации Московской Духовной Академии, подвергшихся

репрессиям за христианскую веру в 20 - 30 годы XX века.

Издательство Православного братства Споручницы грешных

117331 Москва, Бутырский вал, 1.

 

ЛР 030743 от 3.06.97

ISBN 5-93074-004-1

Формат 70х100/16. Печать офсетная.

Объем 6 п.л. Тираж 1000 экз.

Заказ N 610. Подписано к печати 4.04.1999 г.

Отпечатано с готового оригинал-макета в типографии N 2 "Наука"

121099, Москва, Шубинский пер., 6.

(c) Голубцов С.А. 1999 г.


 

Предисловие.

 

Суровые испытания, выпавшие после Революции на долю Русской Православной Церкви, не обошли стороной и преподавателей духовных учебных заведений. Более того, они, в основном, первыми и подверглись притеснениям разного рода, поскольку пришедшие к власти атеисты обрушили первый удар, хотя и в смягченной форме (в виде разных постановлений) в отношении духовных семинарий и академий, сначала - в снятии их с госбюджета, затем - в ограничении перечня преподаваемых предметов только чисто церковными, ограничениями возрастного и образовательного цензов и т.п.

Но вскоре, уже в 1918 - 1919 гг. последовало физическое вытеснение этих учебных заведений из их законных помещений разными военными и государственными учреждениями. Так, Московская Духовная Академия была вытеснена прибывшими из Петрограда Высшими офицерскими электротехническими курсами, которые потом были преобразованы в Высшую Военную Электротехническую Академию и электрокурсы при ней. В результате, Духовная Академия вынуждена была прекратить занятия в Сергиевом Посаде весной 1919 года и перебраться в Москву, где с трудом нашла несколько помещений в разных местах города и где в трудных финансовых и политических условиях просуществовала несколько лет, сначала - при ректоре протоиерее Анатолии Петровиче Орлове до 8 апреля 1922 года, когда он был арестован, затем - при ректоре протоиерее Владимире Николаевиче Страхове. Правда, неизвестно, когда она закрылась, вероятно в 1925-26 годах, но м.б. и позже. В составе этой Академии были и курсы, которые организовал в Высокопетровском монастыре его наместник - еп. Варфоломей (Ремов). Многие преподаватели Академии остались не у дел и вынуждены были устраиваться в светские учреждения. Жившие в Посаде профессоры во главе с Глаголевым, организовавшим Институт Народного Образования, вошли туда, но продержались там недолго. Многие ушли на приходы, приняв священный сан. Репрессии вскоре обрушились и на них.

Первые репрессии, хотя и кратковременные, весной 1919 года, испытали проректор Академии архимандрит Иларион и бывший ее ректор митрополит Арсений Новгородский. Летом того же года был арестован бывший доцент Академии активный церковный правозащитник Николай Дмитриевич Кузнецов и предстал на публичном судебном процессе в конце года, зимой 1919/20 года был издан приказ об аресте э.о.ординарного профессора архимандрита Варфоломея (Ремова), благочинного академического храма и профессора Ивана Васильевича Попова.

Основные репрессии начались весной 1922 года в связи с провокационным изъятием церковных ценностей, спланированным врагами Церкви в Политбюро ВКП(б), с целью ограбления Церкви (для нужд партийной кассы) и дискредитации духовенства в глазах народа, голодавшего из-за жестокого неурожая, особенно в Поволжье. Массовые репрессии прошли затем в 1928-29 и 1937-38 гг. Особенно жестокими были последние, когда расстрел стал повсеместным явлением.

В общей сложности, из членов академической корпорации, в составе которой за 25 лет пребывало около 90 человек, репрессиям подверглись около 35 человек.

Среди них были и лица, прослужившие в Академии на небольших административных должностях вскоре после окончания Академии до своего назначения на место церковного служения. Из таковых, в первую очередь, мы должны назвать будущего митрополита Петра, Патриаршего Местоблюстителя, оказавшегося не камнем, а скалой, о которую разбились все попытки ОГПУ поставить его на соглашательский путь с безбожной властью. К этой же категории лиц принадлежали будущие протоиереи Иван Алексеевич Артоболевский, Борис Иванович Забавин и Николай Михайлович Миловский, служившие в Академии еще в конце прошлого века, а из служивших позднее - Делекторский, в будущем епископ Никита, игумен Иоасаф (Шишковский), иеромонахи Николай (Могилевский) и Игнатий (Садковский), священник Константин Любомудров. Остальные лица входили в профессорско-преподавательский состав. К сожалению, не о всех лицах из этого состава удалось отыскать сведения, несмотря на предпринятые усилия - см. о них в Дополнительных замечаниях к этой статье.

В данной книге внимание обращено, в основном, на исповеднической и в меньшей степени на биографической стороне жизни перечисленных в статье лиц в годы Советской власти. К сожалению, при публикациях в настоящее время не обращают достаточного вниманиия на разнобой в некоторых биографических сведениях, в частности, по митрополитам Анатолию (Грисюку) и Петру (Полянскому) и архиепископу Илариону, что нами указано в подстрочных примечаниях.

Источником для настоящей работы послужила машинопись автора "Московская Духовная Академия дореволюционного периода" (1983-88 гг.) с добавлением сведений из следственных дел или более поздних публикаций, в частности, из следственных дел лиц, расстрелянных на полигоне в Бутово под Москвой (где нашли кончину протоиереи Иоанн Артоболевский, Сергий Голощапов, Дмитрий Лебедев, Константин Любомудров, Иоанн Смирнов) и других источников, указанных нами в подстрочнике.

Надо отметить, что состояние источников таково, что их содержание нередко в чем-то противоречит друг другу, и это неудивительно - ведь подчас создавались они в невероятно трудных условиях, можно сказать, советского подполья, или в следственных камерах тюрем, где состояние допрашиваемых, дававших показания, было весьма тяжелым, и отвечать за хронологичную точность своих показаний они были не в состоянии. Нельзя исключить и того, что сведения о подпольных церковных объединениях утаивались арестованными.1 Часто показания подследственных намеренно искажались и фальсифицировались в интересах безбожных властей и их органов. Поэтому и приведенные здесь данные могут быть впоследствии уточняемы и исправляемы. Также неизбежен субъективизм в оценке подвига репрессированых лиц, и окончательный, справедливый суд может быть лишь Судом Божиим.

Автор приносит благодарность за помощь в подготовке материалов к изданию, за предоставление некоторых дополнительных сведений или консультации А.Е.Хованскому, О.Н.Лифанову, И.И.Ковалевой, А.А.Бовкало, Н.А.Кривошеевой, М.В.Шкаровскому, И.И.Осиповой и прот. Владимиру Быстрому.

Структура текста. Сведения о репрессиях даны крупным шрифтом. Они предваряются набранными петитом сведениями об академической деятельности,2 и завершаются совсем краткими сведениями о направлении научной деятельности того или иного сотрудника Академии.



 

Список сокращений

 

"Акты" - "Акты Святейшего Патриарха

Тихона и позднейшие докумен- ты..", изд. ПСТБИ, М.1994.

архиеп. - архиепископ

Бойцов - Н.В.Бойцов - автор черновых набросков справочника по профессуре МДА

в.м.н. - высшая мера наказания

вп. - впоследствии

в.у. - временно управляющий

ВЧК - Всеросс. Чрезвычайная Ко- миссия

ГАРФ - Гос. Архив Росс. Федерации

дисс. - диссертация

ДС - духовная семинария

еп. - епископ

и-м. - иеромонах

иг. - игумен

и.д.д. - исправляющий должность до- цента3

ИМУ - Императорский Моск. Уни- верситет

ИПЦ - Истинно-Православ. Церковь

КДА - Киевская Духовная Академия

КазДА - Казанская Духовная Академия

КМП - Константин Михайлович По- пов, - автор биобиблиогра- фического каталога (МДА)

кол. - колонка

к-р. - контрреволюция

ЛДА - Ленингр. Духовная Академия

Мануил - митр. Мануил Лемешевский,

автор каталога "Архиереи Рус- ской Православной Церкви, 1895 - 1965 гг."

маг. - магистерская

магистрант - кандидат богословия 1-го разряда

митр. - митрополит

МДА - Моск. Духовная Академия

МДС - Моск. духовная семинария

ОГПУ - Объединенное Государственн. Политическое Управление

оп. - опись

п. - позднее (при датах)

Польский - прот. Михаил Польский, автор кн. "Новые мученики Российские", в 2-х тт.

ПП - Полномочн. представительство (в ОГПУ)

прот. - протоиерей

проф. - профессор

ПСТБИ - Правосл. Св.-Тихон. Богосл. Институт

ркп. - рукопись

свящ. - священник

С.Г. - инициалы автора

СО - Секретный Отдел (ВЧК)

СПбДА - Петербург. Духовная Академия

т.г. - того же года

УК - Уголовный Кодекс

Ун-т - Университет

ф. - фонд

Ц. В-к. - Церк. Вестник

Ц. Вед. - Церковные Ведомости

ЦДНИ - Центр документации новей- шей истории.

ЦГАМО - Центр. Гос. Архив Моск. обл.

ЦГАОР - Центр. Гос. Архив. Окт. Револю- ции

ЦГИАЛ - Центр. Гос. Исторический Архив (Ленинграда = СПб-га)

ЦГИАМ - Центр. Гос. Истор. Архив - (Москва)

ц.ц. - церковные ценности

Шкаровский - проф. М.В.Ш-й. "История РПЦ от восстановления патриаршества до наших дней, 1917-1970." СПБ, 1997.

шт. - штатный

э.о.проф.- экстраординарный профессор4

A. Мученики

1. Скончавшиеся в архиерейском сане.





 


Анатолий (Грисюк Андрей Григорьевич), архим., вп. - митрополит.

20.08.1880 - 23.01.19385


Выпускник Киевской ДА (1904 г.), преподававший с 1905 г. там же Общую церковную историю (в должности э.-орд. профессора с января 1912 г.), с 8.6.1912 до 6.6.1913 - инспектор и э.орд. проф. МДА по истории Др. Церкви. Магистр богословия (1910). С 6.6.1913 - викарный епископ Чистопольский, ректор Каз.ДА и профессор по истории Древней Церкви (до 1922 г.), затем - еп. Самарский до 1923 г., после ссылки - постоянный член Временного Синода (с 1928), с 1928 г. - архиеп. (с 1932 - митрополит) Одесский.

Притеснения епископа Анатолия начались вскоре после того, как он 26 сентября 1918 года вернулся с Поместного Собора в Казань и вступил в обязанности управляющего Казанской епархией. В начале 1919 г. в Казанской Академии, в т.ч., и в части епископской (ректорской) квартиры разместился военный тифозный госпиталь.

В марте 1921 г. все преподаватели Академии, в т.ч. и епископ Анатолий6 были арестованы, но осенью их освободили, за исключением самого епископа, которого выслали в Москву и заключили на несколько месяцев в Бутырскую тюрьму, где его жестоко избили, сломали челюсть и два ребра.7

В июне 1922 г., в период яростной агрессии со стороны обновленцев, поддерживаемых ГПУ, он опубликовал воззвание о сдаче церковных ценностей. В сентябре т.г., по словам А. Краснова, возникло Обновленческое Епарх. управление во главе с епископом Анатолием, пошедшим на компромисс с обновленцами, но большинство верующих его не признало.

В феврале 1923 г. еп. Анатолий (и еще протоиерей К.А. Архангельский) были арестованы. Вскоре еп. Анатолий был выслан в Туркмению, в Полторацк (это - Ашхабад с 1927 г., до 1919 - Асхабад), оттуда в 1925 году - в Красноводск, где пробыл до марта 1927 г.8, когда был возвращен в Казань, и в сентябре смог возвратиться к исполнению своих архипастырских обязанностей. Войдя в 1928 году в состав Временного Синода при митр. Сергии (Страго-родском), может быть только номинально, стал архиепископом Одесским (с 21 октября 1932 г. - в сане митрополита).

12 января 1928 г. от имени митр. Сергия с двумя иерархами (архиеп. Вологодским Сильвестром Братановским и Костромским Севастианом Вести) ездил (тщетно) увещевать митр. Иосифа (Петровых) не откалываться от митрополита Сергия, а 17 мая принимал участие в разборе "дела" митр. Агафангела.

Одесский период стал временем непрерывного его унижения со стороны предержащих властей и тяжелых нравственных потрясений, вызываемых закрытием храмов и арестами духовенства.

Ночью 8 августа 19369 года его лишили свободы и вскоре вывезли в Киев, где он 4 месяца протомился в заключении в очень тяжелых условиях, заболев язвой желудка и почти потеряв способность ходить. В декабре вывезли в Москву, где его 21 янв. 1937 г. ОСО НКВД "за контрреволюционную деятельность" приговорило к 5 го-дам ИТЛ. Вместе с уголовниками его, ослабевшего, погнали на север, где он вскоре потерял зрение, а в июле едва вынес пневмонию.

О нем беспокоилась родная сестра Раиса Григорьевна Громадская, которая писала тщетные письма в ГУЛаг НКВД с просьбой о разрешении навестить тяжело болеющего брата, который должен был работать в Кылтовской сельхоз. колонии (Коми АССР). Записи в карте заключенного за 1937 год отмечают у него упадок сил. За апрель - июнь:"Работает добросовестно, к инструментам относится бережно" В октябре-декабре:"Работу выполняет на 62%. По старости работает слабо, но старается." Чуть позже читаем о том, что"заключенный Грисюк к инструменту относится небрежно, норму выполняет на одну треть, к физической работе непригоден..." Чувствуя приближение конца, он просил допустить на предсмертное свидание сестру, которая добралась к этому времени до этого этапа. 8 сентября начальник Ухтпечлага Черномский разрешил трехчасовое свидание. Но уже 10 сентября следует отказ в свидании [со стороны] того же Черномского..."10

Перед самой смертью"в больнице Ухто-Печерского концлагеря к нему, уже агонизирующему, пришли отнять Евангелие и нательный крест..., но крест он не отдал, защищая грудь хладеющими руками, упал навзничь и испустил дух..." - Митрополит Анатолий скончался 23 января 1938 года 57 лет отроду от отека легких и декомпенсации миокардита в 17.10, как это записано в лагерном акте... Его тело было брошено в промерзлую могилу далекого Севера"11. И лишь в 1941 году, по прибытии духовной миссии из Румынии в Одессу, по нем была торжественно отслужена панихида и, вероятно, после этого у одного кладбищенского храма в Одессе было сооружено каменное надгробие, которое автор видел в 1980 году и которое потом бесследно исчезло.

Он - автор Истории Сирийского монашества до VI века (маг. дисс.) и ряда научных очерков из истории Церкви, нескольких мемуарных статей, слов и речей, рецензий и отзывов на кандидатские работы.

11 июня 1997 г. решением Синода Украинской Православной Церкви причислен к лику местночтимых священномучеников.





Борис (Шипулин Владимир Павлович), и-м., вп. - архиепископ

1874, 27 декабря - 193712

Родился в Вологодской губ.

Окончил Вологодскую духовную семинарию (1896) и МДА (1900) со степенью кандидата богословия и назначен помощником инспектора МДА; и в 1901 г. пострижен в мантию и рукоположен во иеродиакона (14 янв.) и иеромонаха (31 марта 1901 г.).

С 6 сентября 1902 г. - инспектор Курской духовной семинарии.

В 1904 - ректор Псковской духовной семинарии в сане архимандрита.

В 1905 - синодальный ризничий; настоятель синодальной церкви во имя Двунадесяти Апостол в Московском Кремле.

В 1906 - настоятель Московского Новоспасского монастыря.

В 1909 - ректор Московской Духовной Семинарии.

В 1912 г. 24 июня хиротонисан (в московском Храме Христа Спасителя) во епископа Винницкого, викария [Каменец] -Подольской епархии;

С 14 февр. 1914 г. - епископ Балтский, викарий той же епархии.

С 12 февр. 1915 г. - епископ Чебоксарский, 2-й викарий Казанской епархии.

В 1917-1918 гг., - Член Поместного Собора Российской Православной Церкви, заместитель митрополита Казанского и Свияжского Иакова (Пятницкого).

В 1918, не ранее июня, - епископ Киренский, викарий Иркутской епархии; в.у. Пермской епархией.

В 1921, не ранее середины сентября, - епископ Уфимский.

В 1922 г., в октябре арестован в г. Уфе.

С октября 1922 до января 1923 - в тюрьме г. Уфы (?), затем в тюрьме г. Перми.

В 1923, 18 (19) января осужден в г. Перми по обвинению в поддержке правительства адмирала А.В.Колчака. Приговорен к 7 годам лишения свободы со строгой изоляцией. Освобожден.

В 1923 г. в конце года, активно противодействовал обновленческому расколу в Уфимской епархии.

В 1924 - 1927 гг. - в ссылке в г. Харькове. (??)

C 15 сентября 1927 - архиепископ Тульский.

В октябре 1927 арестован. Находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения. Из Соловецкого лагеря отправлен в ссылку.

В 1934, не ранее мая, назначен архиепископом Тобольским; но в управление епархией не вступал.

В 1935, 8 мая назначен архиепископом Томским.

В 1936, в январе назначен архиепископом Петрозаводским и Олонецким; в управление епархией не вступал.

С 28 февраля 1936 - архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский.

В 1937 расстрелян в г. Ташкенте. (По иером. Дамаскину)





Варфоломей (Ремов Николай Федорович), архим., вп. - архиепископ.

(3.10. 1888-10.07. 13 1935)

Сын моск. священника, ок. МДА в 1912 г. магистрантом в сане иеромонаха, 11 ноября 1913 г. защитил маг. дисс., утвержден в звании магистра 21 янв. 1914 г. и доцента кафедры Священного Писания Ветхого Завета, которое он читал с сентября 1912 г. (с 20.08.1916 г. - сверхштатный экстраординарный профессор).

Благочинный академического храма (с 1913 г.) и его настоятель в сане архимандрита с 1919 г.

С 15 мая 1920 г. - якобы, проректор Академии (в Москве) до 15 авг. 1921 г. 14

С 10 авг. 1921 г. - епископ Сергиевский (около 2 лет), затем, с 1923 г. настоятель Высоко-Петровского монастыря, где организовал и возглавлял академические богословские курсы, после - настоятель храма Рождества Богородицы в Путинках.

С 9.07.1934 г. (по митр. Мануилу) - архиепископ, а последние годы жизни"на покое", в феврале 1935 г. арестован, а 10 июля расстрелян в Бутырской тюрьме.

Будучи студентом Академии, Ремов стал духовным сыном схи-игумена Германа (Гомзина), начальника Зосимовой пустыни, от руки которого 11 июня 1911 г. принял постриг вместе с будущим епископом Варнавой Беляевым (+1963). Много воспринял он и от старца о.Алексия Зосимовского, особенно после смерти о.Германа. Будущий исповедник и мученик, архиеп. Варфоломей, по словам монахини Игнатии,15 члена его монашеской общины при Высоко-Петровском монастыре, который им возглавлялся в 1923-29 гг., он"был горячей и ревностной душой, душой во всесожжении самого себя Богу... Во Владыке многие видели и прозрение будущего: ...при посещении Пятницкого кладбища, где были могилы его родителей, однажды он вдруг неожиданно и твердо изрек:"А моей могилы и не будет..."

Впрочем, последнее, на наш взгляд, можно объяснить и тем, что он не мог ждать пощады от"органов", в результате той политики, которую он повел в их отношении, но об этом мы скажем далее.

Можно сказать, что из всех членов академической корпорации на крестный путь защиты Церкви Христовой от поругания большевиками первым вступил именно архимандрит Варфоломей, когда он с кафедры академического храма весной 1919 г. призвал отстоять мощи Преподобного Сергия от вскрытия. В связи с этим в конце 1919 года вышло постановление"органов" об аресте Варфоломея (также И.В.Попова и др.).

В обвинении, составленном Уполномоченным СОВЧК Шпицбергом, сыгравшим свою гнусную роль и в судьбе Н.Д.Кузнецова, говорилось, что"Ремов является видным и активным членом воинствующего черносотенного духовенства, им была в воскресенье на Крестопоклонной неделе перед вскрытием мощей произнесена явно погромная проповедь, имевшая своим результатом крайнее возбуждение темных масс, которые устремились к месту производства реставрационных работ в Лавре и принудили мастеров под угрозой избиения данные работы приостановить. Он являлся активным членом"Союза защиты Троицкой Лавры", имевшего своей конечной целью превращение Лавры в национальный центр, откуда (по мысли основателей) должен раздаться клич о спасении разбитой большевиками"единой, неделимой, православной Руси.."16 Варфоломей был брошен в тюрьму, из которой был освобожден 21 февраля 1921 года (по ходатайству через Председателя Президиума ВЦИК Авеля Енукидзе)."Ввиду тяжкого состояния его здоровья", архимандрит был вынесен из тюрьмы на носилках.

Второй раз он был арестован в 1928 году, но судя по некоторым документам и по тому, что его вскоре выпустили, в последнее время некоторые исследователи прокатолического направления, в частности, стали утверждать, что это произошло только потому, что попав в лапы ОГПУ, он был вынужден стать, видимо, его осведомителем в русских католических кругах. В 1932 г. он, якобы, по предложению Апостольского администратора в Москве, епископа Нёве, даже перешел в"тайное католичество", а в 1933 г. Рим учредил для него,"уже облаченного епископским саном восточного обряда", титулярную Сергиевскую кафедру под его юрисдикцией - как якобы он признавался на допросе после последнего ареста в 1935 году.

При храме Рождества Богородицы в Путинках, куда он перешел в 1933 году, после того как с лета 1929 г. его община вынуждена была ютиться при храме Преподобного Сергия на Большой Дмитровке, он создал тайные православные и позднее, якобы, католические монашеские общинки по 20 с лишним человек, которые были арестованы вместе с ним 21 февраля 1935 года. А 14 апреля того же года следственное дело было закончено, после того как епископ Варфоломей на ряде допросов якобы признался в передаче сведений на Запад через католических епископов о гонениях на Русскую Православную церковь, что было расценено в ОГПУ как проведениие борьбы с советской властью и как обман ее органов.

И вот вокруг имени этого иерарха, жизнь свою отдавшего за Церковь, возникли дискуссии в отношении его преданности Православию.

При оценке личности этого иерарха и его мученического подвига за Церковь Христову нужно принять во внимание целый ряд факторов, большинство из которых нашло отражение в статье Алексея Юдина. Важнейшие из этих факторов следующие.

- Стойкое перенесение им тюремного заключения в 1920-1921 гг. (за защиту мощей Преподобного Сергия).

- Следование завещанию духовного руководителя Зосимовой Пустыни иеромонаха Алексия (+1928г) - поминать предержащие власти и не отходить от митрополита Сергия [35с., 1 кол.], хотя позднее этот курс якобы был признан губительным и профессором И.В.Поповым и совещавшимися с ним у владыки Варфоломея в 1934/1935 гг. митрополитами Арсением (Стадницким) и Анатолием (Грисюком)17.

- Мнение монахини Игнатии о владыке Варфоломее (ближайшем друге её духовного отца, архимандрита Агафона, в схиме - Игнатия), как об"огненном и вдохновенном исповеднике Христа и Церкви Христовой, страдальце и новомученнике.." [с. 34, 1 кол.].

- Тяжелейшее положение истинных страдальцев за веру, особенно среди иерархов, которые видели, что Заместитель Местоблюстителя Патриаршего престола митрополит Сергий был сломлен ОГПУ и стал, видимо, в какой-то степени орудием в его руках, т.к. только под давлением ОГПУ он мог выпустить Декларацию 1927 года, внесшую невиданный раскол и смуту в Русскую Церковь.18

В этих условиях моральная и общественная поддержка для Русской Церкви могла идти только с Запада, в частности, от Католической Церкви, для чего оставаясь православным в обрядах и догматическом учении, достаточно, якобы, чтобы быть католиком, было поминать Римского Папу, притом только тайно (а кто это проверит ? - С.Г.), как ему советовал представитель последнего.

- Сдержанное отношение к католикам со стороны еп. Варфоломея, что признавал в 1931 году и Апостольский администратор епископ Пий (Евгений, или Ежен) Нёве в послании к президенту Папской комиссии"Pro Russia" ("За Россию") епископу Д,Эрбиньи :"Он в своем роде аскет,.. очень боится любых руководящих должностей,.. и очень боится себя скомпрометировать.." [с. 34, 2 кол.].

- Восхищение мужеством архиепископа Варфоломея со стороны Неве, который, будучи в России с 1906 года, стал искренним другом православных и беспрерывно помогал осиротевшим семьям репрессированных и католических и православных клириков (по данным И.И. Осиповой).

Перечисленные факторы говорят за то, что если при аресте в 1928 году его и заставили, конечно под угрозой, согласиться работать осведомителем на ОГПУ19, то, на словах, он, может быть, и согласился, но внутренне - нет и повел двойную игру - использовал свое положение"осведомителя" для полуофициальных встреч с Нёве с целью передачи через него в Рим, и вообще, на Запад информации о гонениях на Русскую Церковь и получении оттуда возможной помощи.

Что это так, видно из фрагмента протокола одного из последних допросов архиеп. Варфоломея:

Вы имели прямое поручение разрабатывать Нёве, на деле же вы сотрудничали с Нёве в борьбе с Советской властью... (конечно, никакой борьбы с властью не было, а была забота об интересах Русской Церкви - С.Г.).

Вопрос: Почему вы, будучи секретным сотрудником НКВД, оказывали услуги Нёве, а не нам?

Ответ: я выполнял его поручения, так как он ставил мне определенные вопросы и я не задумывался, для каких целей будет применение моих ответов. Для НКВД же я старался найти соответствующий материал, но его не находил.

Вопрос: Кто вас вынуждал сообщать Нёве сведения к.р.характера?

Ответ: Он сам, своими тщательными расспросами" [с.36, 2 кол.).

По показаниям на следствии,"все посвященные в монашество оставались жить и работать в учреждениях и предприятиях по-старому, не меняя внешний образ жизни и скрывая свое посвящение от посторонних" Это было ...установкой Варфоломея, который показал также:"У нас был создан и институт послушников, чем достигалась задача воспитания стойких христиан, которые могли бы заменить убывающие монашеские кадры и, при необходимости, пострадать за веру"

...Все обвиняемые по этому групповому делу получили сравнительно небольшие по тем временам сроки ссылок и лагерей. Лишь архиепископы Николай и Петр были осуждены на пять лет и в 1937 году расстреляны на Соловках.

В отношении же самого архиепископа Варфоломея Военная Коллегия Верховного Суда СССР вынесла Приговор окончательный, не подлежащий даже кассационному обжалованию - расстрел с конфискацией личного имущества - по обвинению в совершении явно изменнического акта (по отношению к Советской власти), т.к. он передавал Нёве информацию о преследовании религии в Советском Союзе.

Объем статьи заставил нас ограничиться фрагментарным изложением"расстрельного дела" архиепископа Варфоломея, (все детали которого, собственно говоря, только он и мог бы рассказать), и на основе изложенного присоединиться к выстраданному убеждению упомянутой очевидицы событий - монахини Игнатии, что"Владыка Варфоломей ...был, несомненно, выдающейся личностью своего времени и кончил свою жизнь как исповедник и новомученик Русской Церкви в тяжелые годы ее существования" [А.Юдин, с. 39]. Последний, на наш взгляд, вполне справедливо пишет, что этот суд, вынесенный его духовными детьми..., которые бережно сохранили его образ, как исповедника и мученика, не подлежит никакой исторической переоценке... и что жертва, принесенная этим исповедником покрывает условности церковного разделения.).

Справедливость этой оценки подтвердилась позднее встреченным нами сообщением замученного в тяжелой неволе наместника Владыки по Высоко-Петровскому монастырю схиархимандрита Игнатия, который в письме от 4 января 1936 г. к своей духовной дочери из ссылки писал:"Я его видел во сне служащим в саккосе"20.

Архиепископу Варфоломею принадлежат около 15 статей (слова, размышления на разные дни и праздники) и исследование -"Книга прор. Аввакума" (маг. дисс.).

Как благочинный академического храма, прекрасно знавший историю и теорию науки о богослужении, глубоко чувствовавший красоту церковных песнопений, он довел чин богослужения до высокого совершенства, так что, по выражению его современника, С.А.Волкова, его"профессорство на кафедре Ветхого Завета казалось каким-то случайным и несущественным придатком к этому его прекрасному деланию"





Игнатий (Садковский Сергей Сергеевич), иером., вп. - епископ

21.10.1887-27.01.1938

Сын моск. священника, окончил МДА в 1911 г. кандидатом богословия в сане иеромонаха (соч. -"Преосвященный Игнатий Брянчанинов").

Помощник академического библиотекаря в 1911-1918 гг.; в 1918-1920 годах - насельник Зосимовой пустыни и затем Даниловского монастыря. С 5 апр. 1920 - епископ Белевский, викарий Тульской епархии до 2 янв. 1923 г.. когда был арестован. В июле - авг. 1922 г. - врио епископа Тульского.

В 1923 - XII 1926 гг. на Соловках, где в июле 1926 г. принимал участие в составлении Соловецкого послания (обращения к Правительству СССР православных епископов из Соловецких островов).

26 декабря 1926 г. последовал 2-й арест, в Белеве, и ссылка в Кемь до 1928 г. (По некоторым данным, он был в одном из северных монастырей до 9 сент. 1932 г.)

В 1933-1936 гг. - епископ Скопинский (В сентябре 1935 г. - епископ Липецкий).

20.2.1936 г. - арестован и по обвинению в деятельности подпольной Церкви выслан на Север, где и погиб.

Автор нескольких статей о жизни и творениях еп. Игнатия Брянчанинова.





Иларион (Троицкий Владимир Алексеевич21), архим., вп. - архиепископ

13.09.1886-28.12.1929

Сын священника с. Липицы Каширского уезда, окончил Тульскую дух. семинарию (1906) и МДА (1910); проф. стипендиат (1910/11).

Помощник Ректора МДА (=Инспектор в 1913-1917 гг.) до 4 мая 1920 года, экстраординарный профессор (1913) по первой кафедре Св. Писания Нового Завета (1911-1921), магистр богословия (1913).

Пострижен в монашество (1913), иеромонах, вскоре - архимандрит (1913), исполнявший обязанности Ректора летом 1917 г. Участник съезда ученого монашества в Сергиевом Посаде (1917). Член Всероссийского Поместного Собора (1917-18 гг.). Епископ Верейский с 1920 г.

Управляющий Московской епархией (в 1923 г.), в 1924-29 гг. в ссылке.

Блестящий лектор, кумир студенчества, авторитетнейший популяризатор идеи восстановления патриаршества в России, стойкий борец против обновленчества и других расколов в Церкви.

Исповеднический подвиг архим. Илариона начался еще в 1919 году, когда он 10 марта н.ст. - по одним данным, а по другим - 10 апреля (за 10 дней до Пасхи) был лишен свободы, но перед Троицыным днем, был освобожден.

После избрания патриархом митрополита Тихона (Беллавина), архим. Иларион становится одним из его ближайших помощников и советников22, особенно после возведения его в сан викарного епископа Верейского 12(25) мая 1920 года23.

Следующее тюремное заключение и высылка имели место в 1922-1923 гг. с освобождением в июне 1923 года.

По данным и-м. Дамаскина, имели место следующие этапы этой ссылки: арест - 9/22 марта 1922 г., приговор Коллегии ГПУ - 7/20 июня, прибытие с этапом в Архангельск 21 июня/4 июля, 27 июня/ 10 июля - освобождение из тюрьмы с переходом на"свободное" жительство в Архангельске до 8/21 июня 1923 года и возвращение в Москву.

В 1923 году, после возвращения из Архангельской ссылки он был возведен (24 июня /6 июля) в сан архиепископа Патриархом Тихоном и стал проводником его политики, ведя от его лица переговоры и с обновленцами и Е. Тучковым - представителем ГПУ. В результате, 15/28 ноября 1923 г. архиеп. Иларион был вновь арестован и по приговору ОГПУ от 7/20 декабря выслан на 3 года на Север (Соловки - Ярославль, м.б. вновь Архангельск24- Соловки).

Тучков тщетно пытался заставить заключенного архиеп. Илариона, временно вызванного им 5/18 июля 1925 г. в Ярославскую каторжную тюрьму"Коровники", поддержать Григорианский раскол и прочие свои происки, но, как говорил Владыка Иларион одному из соузников, он скорее сгниет в тюрьме, чем изменит своему направлению, т.е. чем признает раскольников. И он сдержал свое слово.

На Соловках, куда он прибыл (во 2-ой раз), по Дамаскину, лишь в апреле 1926 г., он подписал вместе с другими епископами составленное проф. МДА И.В. Поповым"Послание Соловецких епископов", на которое от Сов. власти не получили никакого ответа. Он был автором Послания по поводу"Декларации" митр. Сергия (Страгородского); последнюю они признали только в отношении лояльности к Сов. власти, но не нравственного с ней единства. Там же, вероятно, 6/19 ноября 1929 г., он получил новый срок"за разглашение государственной тайны" - за рассказ о неудачной вербовке его Тучковым в агенты ГПУ. Везде в местах заключения архиеп. Иларион пользовался непререкаемым авторитетом, и не только среди заключенных.

В декабре 1929 года он скончался в Ленинграде, в"Крестах" от тифа, подхваченного им в поезде при переброске его с несколькими заключенными с"милого севера в сторону южную" - в новую, Алма-Атинскую ссылку. Митрополиту Серафиму Чичагову позволили отпеть умершего соборно в храме. В согбенном и седом старичке (в 43 года!), как передавали, нельзя было узнать некогда внушительного Илариона, прозванного Великим не только за свой рост.

Архиеп. Иларион - автор около 100 публикаций, в значительной степени посвященных теме его магистерской диссертации"Очерки из истории догмата о Церкви" или злободневному тогда вопросу об освобождении Церкви из оков государства, горячим сторонником которого он был, и вообще Церкви... Несколько статей было посвящено им текущим событиям академической жизни и церковной обстановке в стране.

9 мая 1999 года останки намеченного к канонизации священномученика Илариона были доставлены в моск. Сретенский монастырь, согласно постановлению Синода от 29.12.1998 г. в ответ на ходатайство настоятеля этого монастыря архим. Тихона (Шевкунова) [ЖМП, 1991, 1, с. 21]. 10 мая при Патриаршем богослужении с сонмом иерархов состоялось торжественное прославление священномученика Илариона.





Иосиф (Петровых, Иван Семенович), архим., вп. - митрополит

15.12.1872-20.11.1937.

Родом из мещан г. Устюжны Новгор. губ., окончил Новгородскую духовную семинарию (1895) и МДА (1899).

Инспектор МДА (1903-1906), сверхштатный экстраординарный профессор по каф. Библейской истории, на которой был и.д. доц. с сент. 1900 г.; в сане иеромонаха - с октября 1901 г., магистр богословия (1903). Архимандрит (1904). Из-за конфликта со студентами по прошению уволен и назначен настоятелем Яблочкинского Свято-Онуфриевского монастыря Холмской епархии (1906), затем Юрьева монастыря Новгородской епархии (1907). Епископ Угличский (с 1909 г.) и настоятель Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря. В 1920-21 гг. - архиепископ Ростовский, викарий Ярославской епархии, временно управлявший Новгородской епархией (1920-1925).

Начало подвига исповедничества этого иерарха нужно отнести к 1919 году, когда он колокольным звоном и крестным ходом сорвал компанию по вскрытию мощей в своей Ростовской епархии, за что был арестован25, но по истечении не более месяца был освобожден. Но 26 июля 1920 года Президиумом ВЧК приговорен к одному году заключения (условно).

При изъятии церковных ценностей в 1922 году занял линию сопротивления и вдохновлял на это и духовенство, за что был предан суду и постановлением Ярославского Ревтрибунала 19 июня 1922 г. был приговорен к 4-м годам лишения свободы, но по предписанию ВЦИК от 5 января 1923 г. был досрочно освобожден, что объясняли в народе уважением к нему органов власти.

С освобождением Патриарха Тихона из заключения, церковно-политический авторитет архиеп. Иосифа еще более возрос, и он успешно повел ликвидацию обновленческих приходов в своей епархии, что очень встревожило местные власти и они в августе 1923 года просили высшие органы о высылке его из области. Возможно именно тогда его переместили в Новгородскую область.

Митрополит Петр 6.12.1925 назначил его 3-им кандидатом в Заместители Патриаршего Местоблюстителя. С 1926 г. он - митрополит Ленинградский. На новом месте он прослужил лишь один раз. Вынужденный по делам в сентябре вернуться в Ростов, он был там задержан"органами" на целый год. (По данным М.В.Шкаровского, 29.12.1926 он был вызван в Москву, там арестован и отправлен в Николо-Моденский монастырь Новгородской епархии, а осенью 1927 г. вернулся в Ростов). ВЦУ, руководимое митр. Сергием, назначило его тогда в Одессу"для большей пользы церковной" Но получив это известие стороной скорее, чем официально, и будучи этим уязвлен ( по словам митр. Мануила), а также недоволен вообще конформистской политикой митр. Сергия, он, дважды отказавшись от перемещения в Одессу (28 сентября, повторно - 30 октября 1927 года), в январе 1928 года возглавил раскол, названный его именем.

После того, как 24 янв. 1928 г. митр. Иосиф вместе с Ярославским митр. Агафангелом и викарными ленинградскими епископами (см. также Андреев Фед. Конст.) подписали акт об отходе от митр. Сергия (Страгородского), он был лишен кафедры и запрещен в служении (решением Синода от 14/27 марта). Будучи арестован 29 февр. 1928 г., митр. Иосиф вновь проживал некоторое время в Николо-Моденском монастыре, в 35 км от родного города.

К этому времени относится формирование и в какой-то мере организация Истинно-Православной Церкви, куда вошли не только иосифляне. Был созван подпольный (антисергианского и, в какой-то мере, имяславческого направления)"Кочующий Собор", который имел 4 заседания в разных местах России с 9 марта по 8 августа 1928 года26. Активными его лидерами были тайный епископ Марк27 и в какой-то степени митрополит Иосиф Петровых.

Неудивительно, что митр. Иосиф был арестован вновь в сентябре 1929 г. и вскоре был выслан в Казахстан, где жил в очень тяжелых условиях (в свинарнике), сначала в городке Аулие-Ата. 28 Видимо отсюда, будучи вновь арестованным 9 ноября 1930 года, по Шкаровскому, он был вывезен в Москву, где проходил по делу"Всесоюзного центра Истинного православия" Находился в Бутырках до сентября 1931 года, получил по приговору от 3 сентября 1931 года 5 лет концлагерей с заменой их на высылку на тот же срок в Казахстан. Затем около года находился, вероятно, в более сносных условиях, - в Мирзояне, близ Чимкента, где мог тайно посещать катакомбные храмы.

7 июля 1937 г. он был арестован при массовых облавах на клириков и 20 ноября был расстрелян в Чимкентской тюрьме29 вместе с митр. Кириллом (Смирновым)30.

Митрополит Иосиф - автор крупной работы (маг. дисс.)"История Иудейского народа по археологии Иосифа Флавия" С.П., 1903 г. и многочисленных статей на нравственно-воспитательные темы (особенно в ж."Божья Нива"), десятитомного Дневника инока -"В объятиях отчих", исторических описаний нескольких обителей, и на темы местной церковной хроники и др., а также нескольких статей в Православной Богословской Энциклопедии (VI и VII т.т.).




Никита (Делекторский Федор Петрович - в МДА), вп. - епископ

22.12.1876-19.11.1937

Иерей с 1898 г. В 1897-1908 гг. законоучитель в низших учебных заведениях. Окончил Владимирскую дух. семинарию (1897), позднее - МДА (в 1915 г. по второму разряду), руководил хором в МДА.

Помощник Секретаря Совета и Правления МДА (1915-16 гг.), затем, с 1917 г. настоятель Петропавловского собора в г. Перми. С 1921 г. настоятель Христорождественского собора г. Александрова Владимирской епархии.

Впоследствии, по принятии иночества с именем Никиты, епископ Бугульминский (с 29.04.1924 до осени), Орехово-Зуевский (1926), Нижне-Тагильский (1927).

В 1927- 29 гг. жил как сырьевщик. Последние годы жизни юродствовал.

Лишался свободы: 1-й раз в Бугульме в 1924 г. по обвинению в связи с чехами, (отправлен в Москву в ноябре 1924 г.); 2-й раз - в Мелекесе (Дмитровград Ульяновск. обл.) за"совершение богослужения без патента и поминовение Патриарха Тихона" (в 1925 г.); 3-й раз - в Москве (в 1930 г.), отправлен на Днепрогэсстрой (- конюх и сторож до 1933 г.); 4-й раз - в Орехово-Зуеве (18.10.1937, где жил с 1935 г.), как лицо без определенных занятий и местожительства, был брошен в"Таганку" и как"нелегальный бродячий епископ ИПЦ и контрреволюционер" по приговору Тройки НКВД по Моск. обл. от 17.11. 1937 г. был расстрелян на полигоне в Бутово 19.11.1937 г.

Автор юбилейного гимна к столетию МДА в 1914 г. (помещен в курсовой работе автора"История МДА в 1900 - 1919 гг.", МДА 1977 г.).





Полянский Петр Федорович,

вп. - митрополит Петр, местоблюститель Патриаршего престола.

26.06./ 20.0731 1862 - 10.10.1937

Сын рано умершего священника Воронежской епархии Коротоякского уезда, села Сторожевского - Феодора Евграфовича Полянского, потомственного почетного гражданина.

Окончил Воронежскую духовную семинарию (1879-1885), Служил псаломщиком на селе. Окончил МДА (1887-1892) со званием кандидата.

Помощник Инспектора Академии (1892-1896), с 1897 - смотритель Жировицкого духовного училища, со степенью магистра богословия Московской Академии (от 4.03./16.05.1897); с 15.07.1909 - член Учебного Комитета и Училищного Совета при Святейшем Синоде32.

С 25.09.1920 (ст.ст.) - епископ Подольский33.

В 1920-23 гг. был в первой ссылке - в Великом Устюге.

С 15/28 сентября 1923 г. Архиепископ Подонский и Подольский.

18 ноября 1923 года - вновь арест, может быть, всего на несколько месяцев, с 24 января 1924 г. - он на Крутицкой кафедре, с 22 марта 1924 года - в сане митрополита.

По завещанию Св. Патриарха Тихона от 7 января 1925 г. (н.ст.), он - 3-й кандидат на должность Местоблюстителя Патриаршего престола после митрополита Кирилла (Смирнова) и митрополита Агафангела (Преобра-женского). Дальнейшая судьба довольно полно отражена в"Актах" и в статье иеромонаха Дамаскина34, в частности:

9.12.1925 г. он был арестован в третий раз и заключен в"оди-ночку"35, где Екатеринобургский еп. Григорий (Яцковский), возглавивший Временное Высшее Церковное Управление (по указке Е.Тучкова) уговаривал его подписать акт о передаче власти либо коллегии из трех епископов, либо митр. Агафангелу, на что было и получено согласие, но потом под влиянием обстоятельств последний отказался.

В июне 1926 г. митр. Петр был переведен в Суздальский изолятор, где его безрезультатно донимал Е. Тучков разными предложениями провокаторского характера.

5.11.1926 приговорен к 3 годам ссылки в Тобольск - прошел этапами по тюрьмам Перми, Екатеринбурга (с 21.1.1927), села Абалак36(в феврале 1927 г.), Тобольска (с апреля 1927 г.), и наконец, с 9.07.1927 - в пос. Хэ37 в Заполярье, на правом пустынном берегу38 Обской губы, ровно в 200 км восточнее Обдорска (Салехарда).

11.5.1928 ссылка продлена на 2 года, несмотря на его просьбы в органы о смягчении его участи ввиду резкого ухудшения здоровья.

В марте 1929 был обыск у Владыки, не давший никаких результатов.3939 17.8.1930 его вновь арестовали, 3 месяца держали в тюрьме Тобольска и около года в тюрьме Екатеринбурга, где состряпали новое следственное дело, которое Владыка не подписал. Вновь был брошен в одиночку. В конце апреля - начале мая прибыл Тучков с предложением об осведомительстве, что было отвергнуто.

23.7.1931 последовал приговор о заключении в концлагерь на 5 лет, но его продолжали держать в тюрьмах сначала Екатеринбурга, затем с 1933 г. - Верхне-Уральска, где его держали анонимно под номером" 114" в невыносимых условиях, практически без света, без медпомощи .

25.8.1936 заключение продлено на три года, а осенью последовало фальшивое извещение о его смерти, видимо с тем, чтобы"законно" присвоить митрополиту Сергию титул Патриаршего Местоблюстителя.

2.10.1937 состоялся приговор Тройки НКВД Челябинской обл. о расстреле.

10 октября приговор приведен в исполнение.

По истине, митрополит Петр - великомученик всероссийский, несломленный ОГПУ (см. его письма в"Актах").

По словам А.Левитина, Петр Полянский был"человек настоящей русской складки, жизнерадостный и веселый, ...позерство и аффектация ему были совершенно чужды. Он был сговорчивый и уступчивый, отнюдь не фанатик, но оказался самым непоколебимым и стойким из всех иерархов, которых имела русская церковь со времени патриарха Ермогена"40, отвергал все попытки Е.Тучкова уговорить его на уступки ОГПУ.

И-м. Дамаскин приводит его слова, когда он пришел к себе домой (он жил у брата) после сделанного ему предложения Патриархом Тихоном стать его преемником по управлению Русской Церковью:" Я не могу отказаться. Если я откажусь, то буду предателем Церкви, но если соглашусь... то я знаю, что подпишу себе смертный приговор" ["Акты", с.879].

Печатных трудов у митр. Петра немного: маг. дисс.:"Первое послание св. Ап. Павла к Тимофею", С.П. 1897 г. (XX + 550 стр.), несколько рецензий на письма и архипастырских посланий и распоряжений41.





Феодор (Поздеевский Александр Васильевич), еп., вп. - архиепископ

21.03.1876-23.10.1937

Сын протоиерея из с. Макарьевского Ветлужского уезда Костромской губ. Окончил Костромскую дух. семинарию (1896) и Казанскую Дух. Академию (1900), приняв монашество и сан иеромонаха (VI-VII, 1900).

Инспектор Каз. дух. семинарии (с 1902 г.), магистр богословия (КазДА,1903). Ректор Тамбовской семинарии (с 1904 г.). Ректор Моск. дух. семинарии (с 1906 г.). Архимандрит с 18.3.1909 г.

Ректор МДА (19.8.1909-1.5.1917), в сане епископа Волоколамского с 21.8/14.9. 1909 г. (четвертого, а с 1916 г. - первого викария Московского митрополита), преподававший в Академии аскетику (по каф. Пастырского богословия).

Товарищ Председателя Всероссийского съезда ученого монашества, проходившего в Моск. Дух. Академии с 7 по 14 июля 1917 г., где был избран представителем на Предсоборный Совет от ученого монашества.

Председатель 2-го Всероссийского съезда представителей от монастырей, проходившего в Лавре с 16 по 23 июля 1917 г., где он был избран делегатом на Поместный Собор Русской Церкви.

Проявил себя в Академии самоуправством в Академическом Совете и борьбой с политически и вообще с независимо мыслящими членами академической корпорации, как и ранее в Тамбовской семинарии, где своим деспотизмом вызвал эксцессы со стороны распропагандированных студентов, (жертвой которых, в частности, стал инспектор Симеон Холмогоров, которого еп. Феодор впоследствии приютил в Чертогах).

Перед самым его приходом в Академию был уволен преподаватель библейской истории А.И. Покровский, видимо не без его участия. Первым был уволен врач С.Н. Успенский, (лучший врач города, по словам проф. А.Д. Беляева), за поблажки больным студентам и за требования к администрации по санитарной части, потом - э.о. проф. Городенский; в следующем году - проф. И.М. Громогласов - за критику в церковно-государственной сфере еще в 1906 году!; А.К. Мишин удержался в Академии лишь в качестве лектора французского яз., в 1912 г. уволен С.П. Знаменский, а в 1916 г. - путем закулисных демаршей и интриг в Синоде и перед московским митрополитом, не стесняясь в средствах, еп. Феодор уволил и своего напарника по кафедре - Вас. Петр. Виноградова.

В 1916 г. еп. Феодор"завалил" в Синоде докторскую работу А.И. Покровского, защищенную в Совете, а до этого в этом же направлении оказывал давление на академических рецензентов этой работы, что вполне можно квалифицировать, как злоупотребление служебным положением. Это самоуправство епископа привело к тому, что проф. А.И. Покровский в 20-е годы оказался в лагере обновленцев.

В то же время еп. Феодор принял в штат Академии около 25 человек, не менее половины из которых в свящ. сане, остальные ему были известны своей стопроцентной политической лояльностью.

В Академии еп. Феодор благоволил только к монашеской братии и к лицам в священном сане.

Сделав Академию своей"Волоколамской вотчиной", по выражению даже его сторонника проф. А.И. Введенского, он восстановил против себя почти все студенчество и половину корпорации преподавателей, которые добились удаления еп. Феодора с поста ректора с 1 мая 1917 г.42 - Он был назначен управляющим Даниловым монастырем с временным (до осени) пребыванием в стенах Академии, которое он использовал в июле того же года на съезде ученого монашества в Лавре, выступив с инициативой сделать Моск. Дух. Академию по составу преподавателей чисто монашеской. Это намерение было подвергнуто резкой критике со стороны архим. Илариона, указавшего, что в целом монашество далеко отстоит от науки.

Да и у самого еп. Феодора, надо сказать, научный багаж был очень невелик, что было отмечено еще рецензентами его маг. диссертации о преп. Иоанне Кассиане Римлянине, помимо которой у него всего несколько статей на религиозно-нравственные и церковно-публицистические темы.

В Даниловском монастыре в 1918 г. он попытался создать богословские курсы для подготовки священнослужителей, но они если и были созданы, то просуществовали, видимо, не более 1-2 лет.4343 Вокруг него сгруппировалось несколько иерархов ("Даниловская группировка") с сугубо консервативными взглядами.44

По словам митр. Мануила, еп. Феодор, считавшийся строгим монахом-аскетом, отказался переместиться по указу Св. Патриарха Тихона в Петроградскую епархию, но принял сан архиепископа, дарованный ему при этом указе. Между прочим, еще в августе 1919 года он был назначен епископом Пермским и Кунгурским, но остался почему-то в Москве45. Видимо, монашеское послушание было не для него, а для ниже стоящих.

Репрессии епископ Феодор подвергся еще в 1920 году.

27 июня46 ( или 13 июля ?) он был арестован (вместе с еп. Гурием Степановым) без предъявления обвинения, а 26 июля осужден Президиумом ВЧК"за агитацию против Советской власти" на заключение в лагерь"до конца гражданской войны", но в ноябре приговор был произнесен уже другой: тюремное заключение в течение 5 лет, и он был переведен из Таганской тюрьмы в Бутырскую, где провел около полутора лет. Какое-то значение в облегчении его участи вероятно имело, хотя и не сразу, ходатайство разных лиц и Политического Красного Креста. 47 В марте 1922 г. он чуть было не отправлен на Соловки, но 24 числа по постановлению Президиума ВЦИК был досрочно освобожден. 48

Второй раз он был арестован в 1923 году ( по одним данным, в Костромской губ. 14 марта с переводом в Москву через пару недель, по другим - в Москве 28 марта), но через 3 месяца, 20 июня, - под подписку о невыезде - был освобожден49, и через несколько дней участвовал в отпевании известного московского священника о. Алексия Мечева (по воспоминаниям епископа Арсения Жадановского).

В третий раз он был арестован 16 апреля 1924 г., в Даниловом монастыре. При допросе 18 апреля на стандартный вопрос о политических убеждениях ответил: смотрю на соц. революцию: как на средство; полезность ее определить затрудняюсь..".

В показаниях по существу дела сообщил:

"У меня из мирян бывали: б. обер-прокурор Синода Самарин А.Д., Советов Александр Григорьевич, торговец сельдями, сын военного министра или вообще какого-то крупного военного Шуваев Петр Дмитриевич... с целью подготовиться к монашеству. Из епископов у меня бывали Чичагов Серафим (митрополит), с которым я сошелся в тюрьме...я оказывал ему некоторую материальную поддержку, делясь передачами. Что Чичагова многие считали черносотенцем, мне было известно. Кроме этих лиц у меня бывали епископы, мои бывшие ученики или товарищи.

Что касается тропаря преподобному Даниилу, а также акафиста, то... я, действительно, исправлял в целях придания большей краткости и акафист и тропарь, оставляя исторический житейный (так в документе) материал, характерный для личности святого. Слова в тропаре"царем православным поборника" и"моли державе Российской даровати мир" действительно в тропаре я оставил, равно как и слова в акафисте"града Москвы и державы Российской крепкое ограждение, раздоров и нестроений искоренителю" 50 Я считаю, что в настоящее время эти слова несколько несвоевременны, как возбуждающее подозрение в к=р; я считаю возможным их вычеркнуть. Исправление тропаря и акафиста мной производились в 1917 году (кажется)"

Летом 1924 г. епископ Феодор по большей части находился в тюремной больнице, а 18 октября был освобожден Тучковым под подписку о невыезде с продолжением следствия.

Однако 15 декабря при явке в ОГПУ по повестке был вновь задержан по распоряжению Тучкова.

На сей раз его стали допрашивать о том, с какой целью к нему заходил профессор Иван Васильевич Попов. Поначалу еп. Феодор решил обойтись общими словами, что мол беседовал с ним о своем пребывании в тюрьме, о здоровье Патриарха и т.д. - ни о чем, заслуживающем внимания. Однако, видимо тут же вынужден был добавить, что"профессор Попов спрашивал его о фамилиях некоторых вновь назначенных и прежних епископов... Полученные сведения... Попов тут же внес в имеющиеся у него несколько полулистов, заполненных машинописью, причем крайняя справа графа была незаполнена. По объяснению Попова, он это делал по поручению Патриарха Тихона для составления списка иерархии Православной Церкви"

Епископ Феодор добавил также: ...недели полторы тому назад ко мне зашла гр-ка Невахович, Варвара Николаевна... со списком (от Попова) с тем, чтобы я проставил в списке сведения о себе, касающиеся времени, проведенного мною в тюремном заключении, каковые сведения и были мною даны. На том месте, где я вписывал эти сведения, я заметил имена епископов Фаддея Успенского, Феофила Богоявленского; других имен не заметил... Никаких вопросов по существу списка я не делал никому, равно не вносил в него никаких исправлений. Цель этого списка мне была не известна.

В результате допросов следователь"пришел к выводу", что епископом Феодором"собирались сведения о репрессиях, применяемых Соввластью по отношению к церковникам, причем сведения эти брались им из недостоверных источников с целью дискредитации Соввласти перед населением, ...что предусматривается ст. 73 Уг. К... и обвиняемого заключили в Бутырку. 15 мая епископу"пришили" еще"сношения с представителями иностранных государств с целью вызова со стороны последних интервенции по отношению к Советской власти, для каковой цели Поздеевским давалась явно ложная и неправильная информация о гонениях ...по отношению церкви и епископата"

К этому вздорному обвинению епископ смог все же приписать, в частности, то, что"..сношения с иностранными миссиями не имел, а по делу составления проф. Поповым списка я свое участие выразил, не зная цели составления списка, только указанием нескольких фамилий"

19 июня 1925 году по приговору ОСО СССР (по ст. 59 и 73) выслан в Киркрай на три года, а именно в Аулие-Ата (= г. Джамбул) в Киргизском крае (ныне - Казахстан)51.

4 ноября 1927 года по постановлению ОСО при Коллегии ОГПУ СССР он был освобожден с запрещением проживать в 6 важнейших городах страны. Был на поселении с 1928 г. в г. Тургай в Казахстане, потом - в Орске Оренбургской губернии.52

Видимо сразу после издания митр. Сергием своей"декларации", которая внесла небывалый в России раскол, еп. Феодор (тайно ?) присоединился к катакомбной антисергианской Истинно-Православной Церкви. Он участвовал через своего представителя протоиерея Петра Первушина в ее рабочей орггруппе из 7 человек и в ее"Кочующем Соборе" 1928 года (через некоего иеромонаха Нафанаила).53

В 1929 г. архиеп. Феодор вновь был арестован, уже в 5-й раз, но в 1930 году, он, видимо, был освобожден, и фактически, по мнению Шкаровского, отделился от митрополита Сергия, но без декларации об этом.

Вероятно в том же 1930 году он получил еще 3 года лагерей, которые он отбывал во 2-м отделении Свир-Лага, как об этом свидетельствуют документы Политического Красного Креста54.

В 1933-34 годах был, якобы, на свободе, а по последним данным И.И.Осиповой55, в январе 1933 г. он был арестован и 26 июля осужден по ст. 58-10,-11 на 5-летнюю ссылку в Казахстан, откуда после 1935 года был переведен в Сыктывкар, или в его район, где осенью в 1937 г. Управлением НКВД Ивановской области он был арестован, 22 октября приговорен к высшей мере наказания56, и 23 октября был расстрелян в Ивановской тюрьме. Слухи же о его пребывании среди живых даже до 1948-49 гг., которым верила и его родная сестра, оказались несостоятельными.

В научном багаже у еп. Феодора, помимо магистерской диссертации всего несколько статей на религиозно-нравственные и церковно-публи-цистические темы.





2. Cкончавшиеся в иерейском сане





Артоболевский Иван Алексеевич, вп. - проф.- протоиерей

9.01.1872 - 17.02.1938

Сын священника кладбищенской Митрофаниевской церкви города Пензы. 57 Окончил Пензенскую духовную семинарию и магистрантом - МДА (1896).

Помощник Секретаря Совета и Правления (III-X 1896 г.), затем преподаватель Вифанской духовной семинарии до августа 1905 г. С 1 июля 1905 года - законоучитель и настоятель храма при Московском Коммерческом училище с рукоположением во иерея 6 июля. С 8 августа 1911 г. - профессор богословия до 1918 г. (?) и настоятель храма свв. апп. Петра и Павла при Сельскохозяйственном институте до 1924 г. В 1924-33 гг. - настоятель церквей, сначала - Адриана и Наталии на Мещанской ул., затем - Введенской церкви в Черкизово. Священномученик.

Первый раз он был арестован в марте 1922 г. по обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей и привлечен к осуждению на втором публичном московском процессе в ноябре - декабре 1922 г.

В своем выступлении на нем Артоболевский (женатый и имевший четверых своих детей и содержавший еще 5 детей умершего своего брата)..."виновным себя не признал, хотя воззвание Св. Патриарха Тихона и огласил, хотя и с задержкой, так как оно [ему] не нравилось по своему содержанию, но был вынужден требованием прихожан его огласить, хотя постарался огласить его бесцветно"

Прокурор Вышинский потребовал дать ему 3-х летнее тюремное заключение, которое он и получил, но на заключительном заседании суда оно было сокращено на 1 год, и, видимо, он был отпущен по амнистии в 1923 или 1924 году, поскольку с 1924 года он священник, и скорей всего, настоятель церкви Адриана и Наталии на Мещанской ул.58

С 1927 (?) он - настоятель Введенской церкви, бывшей приютской, по Аптекарскому пер. в Черкизово в Москве (до 1933 г. ?).

28 января 1933 г. он был вновь арестован и 15 марта был приговорен к 3-м годам ссылки в Вологду, но 4 апреля был досрочно освобожден (очевидно, и не был даже выслан из Москвы)59.

В третий и последний раз (якобы, за контрреволюционную агитацию) арестован 22 января 1938 г.

На него было заведено Следственное дело N 931360, которое изложим в некотором сокращении.

В Справке на арест, составленной 20 января 1938 года в 4-ый отдел СО ОГПУ говорилось, что"бывший активный деятель ИПЦ, Член Собора Православной Церкви, бывший профессор Тимирязевской с.-х. Академии поп Артоболевский Иван Алексеевич в узком кругу своих единомышленников проводит глубоко законспирированную к.-р. церковную деятельность. Артоболевский [якобы] заявлял, что

"..никогда еще в истории так не страдал наш русский народ, как сейчас. Но что делать? Наш русский народ - православный богоносец. Придет время, он покажет свою силу и свергнет безбожное иго силой Божией. Так, я вспоминаю из истории 1612 год, когда Московский Кремль был занят нечестивыми поляками. Тогда наш русский православный народ страдал под этим игом, и с помощью Божией освободил московский Кремль. Но теперь какая разница? Где наш святой Кремль, святые соборы и все наши святыни? Разве не в таком же, [хоть и] другом плену... Русский народ скоро осознает свою ошибку и заблуждение и стряхнет это ярмо, которое на него надели люди, незнающие Бога"

На основании изложенного подлежит аресту: Артоболевский Ив. Ал., 56 лет, поп, бывший профессор Духовной Академии, [который] принимал участие в составлении т. н. Послания Патриарха Тихона.

Проживает: Лихоборский пер., дом 3, кв. 1, на иждивении почитателей."

(Справка за подписью начальника 4-го Отделения УГБ).

Лист 3: Ордер N 1353 от 22 янв. 1938 г. на арест. Выдан (такому-то) сотруднику оперотдела УГБ... на арест и обыск Артоболевского Ив. Ал...

Лист 4: Протокол обыска, где взятыми значатся, в частности: книга"О прогрессе и войне и конце всемирной истории" с включением повести об Антихристе и переписка.

Лист 6: Анкета арестованного, где, между прочим, в соответствующих пунктах сказано, что родился он в Тунинской волости, с. Проказна.

и что в 1933 г. был арестован ОГПУ и содержался под стражей в течение 50 суток,

В разделе"Семья" перечислены:

жена Артоболевская Зинаида Петровна, 54 лет, иждивенка,

дочь Елизавета 29 лет, стенографистка Комитета по делам Высшей школы,

дочь Зинаида 27 лет работает в НАТИ, референт-переводчик,

сын Сергей 34 лет, проф. Энергетического Института,

сын Иван 32 лет, проф. ВВА ИХНМ61

Листы 7-8: Протокол допроса:

В пункте 10 б отмечено: служитель религиозного культа, священник, до 1931 года, после чего вышел за штат.

После революции: в 1933 году был арестован органами ОГПУ и по ст. 58-10 осужден к 3-м годам высылки [она, кажется, не состоялась].

В соответствующих графах было сказано, между прочим, что в 1905 - 1916 гг. он был законоучителем Коммерческого училища, что в 1918 г. его кафедра в С.-х. Институте была упразднена, и он остался священником, сначала - в Институтской церкви, а потом служил и в других церквах Москвы до 1931 г. 62 До революции имел чин надворного советника и был награжден орденом Станислава III степени.

В отношении предыдущих репрессий он показал следующее:

Первый раз я был судим в 1922 году на процессе церковников по обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей, которое выразилось в том, во время одной из церковных служб я обратился к присутствовавшим гражданам с посланием бывшего Патриарха Тихона, призывавшего не сдавать Советской власти церковные ценности.., которое я тут же громогласно63 зачитал присутствовавшим. Меня наряду с другими церковниками Верховный трибунал приговорил к 3-м годам заключения.

Второй раз судим органами в 1933 году по 58-й статье и был приговорен к 3-м годам высылки в Вологду.

На вопрос, какое отношение он имел к Собору, Артоболевский ответил:

В 1917 г. на Епархиальном съезде в Москве я был выбран в члены Собора. Как член Собора, я был активным членом только 2-х отделов: богослужения и школьного преподавания, т. е. преподавания богословия в высших учебных заведениях...

В Протоколе второго допроса [от 2.02.1938, л. 10] первый вопрос коснулся К. М. Попова (в связи, очевидно, с отобранной при аресте перепиской). Артоболевский ответил, что ездил к Попову в 1934 году, поскольку у того в библиотеке хранилось 200 - 250 экз. его диссертации, которую Артоболевский, якобы хотел продать на макулатуру. Второй вопрос касался "академического дня", который, как он показал на этом допросе, устраивали в память об окончании МДА в 1895 году он сам и его сокурсники: священники Всехсвятский Константин Дмитриевич, Касаткин Семен Васильевич,64 Никольский Феодосий Степанович,65 Пятикрестовский Александр Михайлович, Голубев Семен Александрович66 и преподаватель Свавицкий Аполлинарий Михайлович. 67 Собирались они на молитвенное собрание и товарищеский обед у одного из них.

В Обвинительном заключении [л. 15] было сказано, что [якобы] установлено, что Артоболевский Иван Алексеевич действительно являлся активным деятелем ИПЦ, членом Поместного Собора Православной Церкви... в узком кругу своих единомышленников проводил глубоко законспирированную церковную деятельность.

...Виновным себя не признал, но полностью уличен показанием свидетелей.68

Справка: Артоболевский Иван Алексеевич арестован 22. 1. 38 и содержится в Таганской тюрьме.

Следственное дело N 9313 по обвинению Артоболевского Ив. Ал. по ст. 58-10, ч. 1, УК РСФСР направить на рассмотрение Тройки НКВД.

"Согласен" - Начальник 4-го отделения УГБ НКВД МО Персиц [л. 15-16].

Тройка НКВД 14 февраля 1938 года приговорила его к высшей мере наказания, приведенной в исполнение через три дня - 17 февраля на полигоне в Бутово под Москвой.

Таков был трагический конец жизни протоиерея-профессора богословия и отца академика Ивана Ивановича Артоболевского69 и еще троих детей, которые ничего не знали о его судьбе.

Супруга осужденного вероятно в феврале 1939 года, судя по содержанию, направила на имя Л.Берии следующее письмо (начало опущено):

"..Мой муж был арестован 22 января 1938 года в Москве, где проживал на иждивении своих сыновей С.И.Артоболевского, проф. Энергетического института и И.И.Артоболевского, проф. Военно-воздушной Академии РККА им. Жуковского. По полученным мною справкам в Матросской Тишине, мой муж был осужден Особым Совещанием НКВД МО и в конце марта 1938 года был отправлен на 8 лет в концлагерь без права переписки. Уже прошло 13 месяцев со дня его ареста, но я до сих пор не имею никаких сведений о нем. Боюсь, не умер ли он. В прошлом мой муж, служитель культа, был профессором Московской Духовной Академии, в 1930 году порвал со своей работой и жил исключительно на иждивении своих сыновей. По своей старости и своей болезненности, он страдает болезнью сердца [и пр.], он все время сидел дома, а часто был вынужден лежать в постели. Ни в каких преступлениях против сов. власти он обвинен быть не может, так как он был далек от политики, будучи очень стар и болезнен. Так как он неоднократно испытал на себе разные личные оговоры, то и в данном случае, я уверена, имеет место оговор моего мужа. Попытки мои и моих сыновей получить сведения хотя бы о том, жив ли он и где находится, не привели ни к каким результатам, хотя много раз обращались в Органы прокуратуры, ГУЛАГ [Главное управление лагерей], в НКВД и в Справочное бюро НКВД.

Прошу во имя справедливости пересмотреть дело моего мужа и освободить его, чтобы он мог умереть среди своей семьи, которую он честно воспитал, дав стране полезных работников. Мой сын, несмотря на то, что его отец был выслан, был недавно выбран в члены-корреспонденты Академии Наук, как выдающийся ученый в области механики. Я глубоко убеждена, что в деле моего мужа произошла какая-то ошибка или клеветнический оговор. Я верю, что Вы восстановите справедливость и мой муж будет освобожден, его дело будет рассмотрено в судебном порядке, как это предусмотрено нашей Конституцией, чтобы он мог доказать свою невиновность. Я верю, что Вы не обманете надежд старого человека. ...

Глубокоуважающая Вас. ..."

28 мая 1940 г. Нач-к Управления НКВД г. Москвы майор ГБ Михайлов после наведения ряда справок, говоривших однозначно, что Артоболевский был расстрелян," не нашел оснований для пересмотра дела [наверное, не хотел какого-то шума или травмировать семью] и"оставил решение бывшей Тройки НКВД от 14 февр. 1938 г. в силе"

28 сент. 1943 г. Артоболевская же подала прошение на имя Патриарха Московского и всея Руси, в котором просила его хлопотать о возвращении осужденного сосланного на 8 или 10 лет без права переписки. Там же она указывала, в частности, что он после революции до 1924 года был настоятелем церкви в Петровско-Разумовском, а затем, по ее закрытии до 1931 года настоятелем Церкви Святых Адриана и Наталии на Мещанской. С 1931 по 1938 г. муж нигде не служил и жил на иждивении сына, члена-корреспондента Академии Наук Ивана Ивановича Артоболевского..."

Неизвестно, однако, был ли ответ Патриарха Сергия на это обращение.

Научные труды Артоболевского относительно немногочисленны. Это магистерская диссертация"Первое путешествие Св. Ап. Павла с проповедью Евангелия" (1899 г.). Статьи:" О именуемом Феодоритовом слове" (1894), об архитектуре храма Сельскохозяйственной Академии (1915 ) и около 20 слов и поучений, произнесенных по долгу службы в учебных заведениях и помещенных в разных сборниках.

Артоболевский принимал участие и в церковно-общественном движении в Москве с начала этого столетия. В частности, в 1906 г. 7 мая, - на последнем заседании Комиссии по церковным и вероисповедным вопросам при Союзе 17 октября; в 1913 г. был председателем съезда Союза духовенства Московской епархии; и поэтому в 1917 - 18 г. был членом Поместного Собора.





Голощапов Сергей Иванович, протоиерей

6.06.1882-19.12.1937

Родом из мещан г. Воскресенска Моск. губ.,70 он окончил МДА в 1908 г., оставлен профессорским стипендиатом, с 1910 г. - помощник инспектора и преподаватель в МДС до 1918 г. В марте 1916 г. представил магистерскую диссертацию на тему"Бог во плоти", но о защите ее сведений не имеем.71

В 1917-18 гг. на Соборе был делопроизводителем Отдела о Высшем Церковном Управлении.

Преподаватель систематической философии в МДА в Москве в 192072-1923 и 1926-1929 (?) гг.

В 1918-26 гг.* преподавал в средней школе 2-й ступени и на спецкурсах73 до конца 1926 г., в 1918-20 гг. обучал красноармейцев в войсках ВОХР.

В священном сане с 1920 г.7474 и служил"когда мог. В 1922 г., когда священникам было запрещено преподавать, то оставил священническое служение и работал учителем"75. В 192076 - 23 гг. служил в храме свт. Николая на Покровской (Бакунинская, 100).77

В 1926 г. был признан инвалидом труда.

В 1923-26 гг.* служил в храме Единоверческого мужского монастыря на Преображенке78 и в 1926-29 гг.* - в храме Грузинской иконы Божией Матери в Никитниках79 .

С 1928 года о. Сергий -"непоминающий митр. Сергия", иосифлянин и заместитель прот. Валентина Свенцицкого в руководстве московскими иосифлянами, настоятель еще и храма Николы Большой крест на Ильинке - после ареста в мае или высылки в июле его настоятеля - о. Свенцицкого.*

Арестован в январе80 1929 года.

В 1930 году Тройкой ПП ОГПУ Моск. обл. приговорен к трем годам лагерей, которые он отбывал на Соловках до лета 1931 года, сначала на общих работах, которых его организм не выдержал и в течение недели, а после поправки - помощником провизора в санчасти в Соловецком Кремле, где его смог навестить сын..

Летом 1931 он оттуда был выслан на три года в г. Мезень Архангельской губ., куда"предложили" переехать и жене. Здесь они весьма бедствовали, жили в проходной комнатушке у каких-то весьма суровых людей. Летом 1934 г. им разрешили переехать в Муром, а в декабре 1935 года - в Подмосковье, в Можайск ("за 101 км."), где они жили на иждивении сына, о. Сергий периодически давал уроки в Москве по литературе и русскому языку. Служил тайно. В Москву, в сентябре 1936 года, позволили вернуться только супруге.

В эпоху повальных расстрелов в 1937-38 гг. был арестован и о.Сергий - 7 декабря 1937 года в Можайске.

Ордер на арест и обыск был выдан 5 декабря по адресу: Можайск, Каракозовская, 38.

В Протоколе обыска сказано, что при обыске присутствовал некто Евстигнеев Георгий Васильевич, проживавший в том же доме [л. 2]

В Анкете арестованного в частности сказано, что Голощапов - без определенных занятий, находится на иждивении сына, что в 1929 г. был арестован и судим Тройкой ПП ОГПУ и приговорен к 3-м годам ИТЛ.

Состояние здоровья: болен, порок сердца.

В семье: Голощапова Ольга Борисовна, 53 лет, домашняя хозяйка, проживает: Москва, ул. Бакунина, 100, кв. 1.

Сын Павел Сергеевич, 20 лет, работает в Союззаготшерсть, экономист, проживает там же.

Мать жены Кормер Прасковья Абрамовна, 80 лет, иждивенка...

Арестован 7 декабря 1937 года.

В сфабрикованном этим же оперативником Постановлении - стандартная формулировка: достаточно изобличается в том, что ведет к. - р. деятельность против Советской власти.

В Протоколе допроса [л. 6] отметим лишь п. 10 б., где указаны выше отмеченные звездочкой почти все этапы его деятельности после 1918 года, а также содержатся следующие вопросы следователя и ответы о.Сергия:

В: Чем вы занимались, проживая в Можайске?

О: Проживая в Можайске, в течение 3-х лет, я нигде не работал, периодически давая уроки на дому в Москве.

В: Какую связь имеете с духовенством и в чем она выражается?

О: С духовенством связей я ни с кем не имею, если только с кем-либо из знакомых, встретил и поговорил... Я имею знакомство с Викторовой Марией Александровной. 81 Еще когда я жил в Москве. Она была судимой и в данное время проживает в Можайске.

В: Что за мужчины Вас посещали в вечернее время и откуда они?

О: В вечернее время ко мне приходил Гоинлов Николай Степанович, он работает в Можайске в конторе"Главмолоко"

В: Для какой цели Вы имеете облачение и ряд других церковных вещей?

О: Я интересовался и интересуюсь археологической и художественной стороной вещей церковного типа и собирал их в течение всей своей жизни.

В: Занимаетесь ли Вы незаконным богослужением?

О: Незаконным богослужением я не занимался.

В: Какую Вы вели к. -р. деятельность?

О: Никакой.

9 декабря 1937 г. было изготовлено и Обвинительное заключение [л. 11], в котором было сказано, в частности, что арестованный имел при себе церковное облачение и тайно ходил по домам, совершая религиозные обряды и вместе с этим вел к. - р. агитацию.

... Виновным себя не признал, но достаточно уличается показаниями свидетеля Евстигнеева.

Постановили: Следственное дело Голощапова С. И. передать на рассмотрение Тройки Управления НКВД МО.

16 декабря Тройка постановила: Голощапова Сергея Ивановича расстрелять, а 19-го числа, на Николин день, о.Сергий был одним из многих сотен, расстрелянных на полигоне в Бутово под Москвой.82

2 декабря 1956 г. в органы ГБ поступило заявление О.Б. Голощаповой о пересмотре дела ее супруга и о его реабилитации. Она, в частности, писала, что об его аресте она узнала лишь через три недели, когда поехала навестить его в Можайске. В органах ей сказали, что он осужден без права переписки на 8 (или 10 лет - по другим источникам) и больше ничего она о нем не слыхала... [см. л. 14].

5 мая 1957 г. Прокуратура СССР внесла протест по делу Голощапова в Президиум Московского Областного Суда, который"дело производством прекратил" [л. 19]

1 марта 1994 г. П. С. Голощапов подал заявление в органы ФСБ в группу по реабилитации и просил выдать архивную справку и разрешить ознакомиться со следственным делом отца, но ему выдали только справку.




Громогласов Илия Михайлович, проф., вп. - протоиерей.

20.07.1869-4.12.1937

Сын диакона храма с. Ермиши (Аносово), Темниковского уезда Тамбовской губ.; по окончании Тамбовской семинарии (1889) и Моск. Дух. Академии в 1893 г. оставлен проф. стипендиатом.

Экстраординарный (1909) профессор Академии, преподававший с 1894 г. историю и обличение русского раскола старообрядчества до 17 мая 1911 года, уволен из Академии ("по собственному прошению") за прогрессивные взгляды, выраженные им официально в газетных публикациях еще в 1906 г. Восстановлен в Академии в мае 1917 года, после увольнения из нее еп. Феодора.

Лектор английского языка (1900-1910) там же. Магистр богословия (1908/1909).

С начала 900-х годов совладелец и преподаватель московской торговой школы Кузьмина и Громогласова. Инспектор в 1909 -1916 гг.83 Мариинского Женского Училища. Помощник члена Московской Городской Управы (по училищному отделению) в 1912-1916 гг.

С 5 декабря 1916 г. - приват-доцент Имп. Московского Университета и Высших женских юридических курсов В. Полторацкой - по церковному праву. Член Общества Истории и Древностей Российских с 1904 г.

Активный участник движения за участие мирян в делах Церкви и за проведение соборного принципа в ее управлении. Делегат от мирян на Московский епархиальный съезд (1917). Член Всероссийского Поместного Собора (1917-1918). Избран в июне 1917 г. председателем секции Церковного Управления на Всероссийском съезде православного духовенства и мирян. В декабре 1917 г. - на Соборе избран членом Высшего Церковного Совета от мирян. 1884 и 20 февраля 1922 г. рукоположен Св. Патриархом Тихоном, соответственно, во диакона и священника сверх штата и без участия в братских доходах к храму св. муч. Антипы. Им же 11/24 июля того же года возведен в сан протоиерея с возложением наперсного креста с украшениями. Резолюцией Св. Патриарха от 1 авг. 1923 г. (N 79) назначен для"упорядочения дел церковных" временно настоятелем храма Воскресения в Кадашах, общим собранием прихожан которого единогласно избран настоятелем этого храма 17/30 октября 1923 года. Служил там до ареста в 1925 г.

Первый арест Громогласова последовал в 4 часа утра в ночь85 с 22 на 23 марта 1922 г. в связи с изъятием церк. ценностей в Храме Христа Спасителя, где о. Илия, возможно неофициально, служил первое время после рукоположения в сан иерея. На первом процессе по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей в апреле - мае 1922 года он был лишь упомянут стороной обвинения как якобы соавтор Послания Патриарха Тихона по поводу изъятия церковных ценностей, но очевидно безо всякого основания на это.

На втором процессе, в ноябре - декабре того же года, Громо-гласову предъявлялись совершенно вздорные обвинения в сопро-тивлении изъятию церковных ценностей, вроде того, что он, зная о чем будет собрание у протопресвитера Александра Хотовицкого, был на нем, или не помешал его проведению. Небрежно составленный или перепечатанный протокол судебных заседаний86, а м.б. и намеренно искаженный, т.к. кампания, возглавляемая Троцким, ничем не стеснялась, ни в коем случае нельзя рассматривать как платформу для обвинения Громогласова в малодушии, которое произнес прот. Вл. Цыпин в одной из статей, посвященной протопресвитеру Александру Хотовицкому. Но, вообще говоря, временный приступ малодушия перед лицом высшей меры наказания, которую для него потребовал прокурор, притом совершенно незаслуженной с любых позиций87, конечно вполне извинителен. Получив всего полтора года тюрьмы, тут же по амнистии пониженной до одного года, а с учетом времени заключения - всего до 4-х месяцев, он провел их в Сокольническом Исправительном доме. Правда, за две недели до истечения срока, а именно 9 марта он был препровожден, как через неделю выяснилось, во внутреннюю тюрьму ГПУ, где и провел последние дни, что вызвало законную тревогу его супруги, которая, видимо, дважды запрашивала через Красный Крест о судьбе своего мужа.88

Вскоре, как и прочие подельцы, он был вероятно освобожден, но в 1924 г., по данным КГБ, он был вновь арестован89, возможно опять ненадолго90.

В 1925 году, вскоре после своего слова, произнесенного в конце заупокойной литургии перед отпеванием Святейшего Патриарха Тихона, в котором он выразил надежду, что почивший"будет стоять пред престолом Всевышнего и ходатайствовать воздыханием неизглаголанным... о Церкви Русской, ангелом которой он был среди нас..",91 он был вновь арестован, приговорен к 3-м годам ссылки в Сургут (на р. Обь).92 Оттуда до нас дошли его три стихотворения и портрет (в карандаше), датированные 1927 годом. Там же он окончил не дошедший пока до нас перевод труда известного канониста Никодима Милаша"Карательное право Церкви"

После возвращения из ссылки93 он не смог прописаться в Москве, а жил, и, м.б., служил как священник, в Твери. Здесь 2 ноября 1937 г. он был арестован после обыска в его квартире и 2 декабря Тройкой НКВД был приговорен к расстрелу. Произведен в праздник Введения в Тверской тюрьме - 4 декабря 1937 г.

Громогласов в Академии был известен как талантливый лектор, во многом подражавший Ключевскому, с которым был весьма близок. Весьма крупный ученый, знаток многих языков, мужественный борец за независимость Церкви от Государства в течение более тридцати лет, претерпевший многие годы репрессий, он заслуживает не меньшего почитания, чем архиепископ Иларион или митрополит Петр.

Его перу принадлежат около 70 публикаций:

а) по вопросам церковного брака ("Канонические определения брака в Кормчей.." - маг. дисс.);

б) по расколу старообрядчества;

в) из области церковно-политической публицистики;

г) по церковному праву;

д) статьи в энциклопедиях (Бр. Гранат и Православной Богословской);

е) рецензии;

ж) памятные и юбилейные речи.





Лебедев Дмитрий Александрович, профессор, священник

28.09.1871-27.11.1937

Сын священника с. Спирова Волоколамского уезда. После Вифанской семинарии (1892) окончил в 1898 г. Моск. Дух. Академию действительным студентом, кандидатом же богословия стал в 1904 г.

Доцент (с 1915 г.) и экстраординарный профессор (1916-1919) Академии по кафедре Истории Древней Церкви, магистр богословия (1915). До этого преподавал русский язык в Уфимском духовном училище (1903), с 1905 г. - священник Николаевского Можайского собора, с 1908 г. - его настоятель и законоучитель земской школы (с 1909).

В июне 1919 г. подал в Совет Академии в качестве докт. диссертации работу"Список епископов Первого Вселенского Собора в 318 имен. К вопросу о его происхождении..", Петроград 1916 г. Возможно, что он и получил степень доктора церковной истории, тем более, что он преподавал в Академии в Москве в начале 20-х годов. Впоследствии служил на родине, где и подвергся репрессиям.

30 aaaonoa 1930 aiaa Ia?noaii 78 o?anoea ii no.75 OE ?NON? ("oi?aaiea n eeiiaie"), i?eaiai?ai e oo?aoo a 150 ?.

A 1933 a. был судим за а/с агитацию и приговорен к 3-летней высылке (в Казахстан).94

В 1937 году, 11 или 12 ноября, был вновь арестован. Весьма искусственно он был включен в групповое дело по обвинению 5 человек по ст. 58-10-11.95

По нему проходили, как значится в деле, следующие лица:

1. Шустов Константин Михайлович, 1909 г. р., сын кулака,96

2. Виноградов Николай Иванович97, 1876 г. р. уроженец г. Дмитрова, поп в с. Теряево Волоколамского р-на, судим в 1933 г. (на три года ссылки),

3. Смирнов Петр Сергеевич, монах, 1895 г. р. (Москва). Судим в 1933 г .,

4. Бесфамильный Гавриил Гавриилович , из крестьян-кулаков. Без определенных занятий,

5. Лебедев Дмитрий Александрович.

В произвольно сфабрикованной 1 ноября 1937 года Справке на арест98 Лебедева было сказано, что он"б[ывший]. епископ (!) до революции, имел кулацкое (!) хозяйство, дом, ...лошадь, 2 коровы, 10 штук мелкого скота, 10 десятин земли с применением найма рабочей силы, держал 4-х батраков... В 1932 г. все имущество было изъято за неуплату с.-х. налога, в этом же году был судим по ст. 58.10 УК РСФСР, осужден к 3 -м годам высылки, в настоящее время - служитель культа - поп Спировской церкви... Ведет агитацию против Сов. власти, призывал всех крестьян держаться за церковь," мол"всё равно большевики долго не удержатся" (говорил он летом 1937 года). Кроме того, он"использовал руководство Спировского колхоза для подвозки стройматериалов для ремонта церкви..." [л. 5].

Ордер на арест и обыск Лебедева выдан 11 ноября 1937 г. [л. 29]

В Протоколе обыска сказано, что обнаружена и забрана переписка, литература, свидетельство о рождении, справок 16 штук и"более нечего не обнаружено" [cохраняем оригинал].

В Анкете [л. 31], заполненной 12 ноября, можно прочесть:

"Налогу платил в гот 580 руб... Имущество имел дом 19х10 с надв. пост., 3 сарая, амбар, рига, лошадь коров 3 шт."

" Судим в 1930 г. [??], осужден на 3 года. Казахстан"

Состав семьи:

Сын Иван 30 лет, проживает: г.Калинин, счетный работник

сын Александр 28 лет, проживает: г.Калинин, счетный работник

сын Михаил 25 лет, проживает: село Спирово

дочь Мария 26 лет, проживает: г.Калинин, счетный работник

В Постановлении об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения [л. 32] от 28 октября 1937 года так же указано, что Лебедев -"б. епископ, ведет к/р и а/с агитацию на селе" [Подписи тех же лиц]

A I?ioieiea aii?ina io 18 iiya?y 1937 aiaa [л. 75] указано, что он"приговорен к высылке на 3 года в 1930 году99 [!]. Срок отбыл"

В отношении имущества сказано, что до революции имел один дом и одну корову.

В показаниях обвиняемого на соответствующие вопросы есть следующие ответы:

" ...Я был судим [в 1933 ?] за хранение cоветской серебряной монеты и а/с агитацию приговорен к 3-х годичной высылке"

"..Находясь в ссылке, я существовал на средства, присылаемые мне с Родины от моих детей, знакомых и родных"

"..Да, действительно, я держал связь с гр.Виноградовым Николаем, неоднократно был у него в доме, знал хорошо и диакона Смирнова Петра, у которых на квартире вел беседы по своим личным делам и пил чай..."

Ii Ni?aaea io 19 iiya?y 1937 aiaa, ii cia?eony"noaeiui Ia?noaii 78 o?anoea 30 aaaonoa 1930 aiaa ii no.75 OE ?NON? ("oi?aaiea n eeiiaie"), i?eaiai?ai e oo?aoo - 150 ?."

В Обвинительном заключении [л.л. 78-83] все осужденные обвинялись в том, что"среди населения, группируясь между собой, вели к/р деятельность, распространяли гнусную к/р клевету против советской власти, высказывали пораженческие настроения, вели а/с агитацию против проводимых кампаний на селе"

На заседании Тройки при Управлении НКВД СССР по Московской области 23 ноября 1937 года было постановлено 4-х человек расстрелять, в т.ч. Лебедева [лл. 88-89], что было приведено в исполнение 27 ноября на полигоне в Бутово, а Смирнова Петра Сергеевича приговорили к заключению на 10 лет в ИТЛ.

Из рассмотрения следственного дела видно, что против Лебедева показания дал лишь один комсомолец 1910 года рождения, но и это показание было кем-то, очевидно, сфабриковано. а комсомольцем лишь подписано, после чего ему очевидно предоставили путевку в Москву на учебу [л.63].

Реабилитирован был Лебедев только 15 мая 1959 года [л.139]

Лебедев - автор около 30 небольших по объему работ, в основном, посвященных изучению Церковного календаря и пасхалий. Ряд работ выясняет различные моменты древней церковной истории III-IV вв. Д.А. Лебедев - решительный противник Григорианского стиля. Как лектор, он не пользовался популярностью, утомляя слушателей бесконечными цифрами.





Любомудров Константин Павлович, свящ., вп. - протоиерей (?)

27.07.1879-19.11.1937

Эконом Академии (1916-1919).

Сын псаломщика с. Георгиевского на р. Лехти Ростовского уезда. По окончании лишь одного класса духовного училища, служил с 1896 г. псаломщиком, а с 1900 г. - учителем церковно-приходских школы, затем с 1903 г. - диаконом, с 1908 г. - священником в Пошехонье и с 1911 г. - в Ростовском уезде. В 1913 г. сдал экстерном экзамены за семинарский курс, в 1917 г. - успешно окончил вольнослушателем Московский Археологический институт и поступил на 1-й курс МДА, вольнослушателем которой состоял с 1915 года. Об окончании Академии есть сведения только в его анкете, заполненной после ареста в 1937 году.

В 1919-1921 гг. - эконом Военной Электротехнической Академии, занявшей здание МДА. Впоследствии, в 1924-1928 гг. - священник и настоятель московского храма "Всех Скорбящих Радосте" на Ордынке. Затем служил, по словам одного его родственника, в соседнем храме св. Климента и за призыв к прихожанам молиться за угоняемых в Сибирь христиан был арестован в 1932 г. и выслан на 3 года в Казахстан. Больше о нем родственники не имели сведений. Его дочь жила в Ярославле, где заведовала детсадом. Возвратившись в 1935 году из ссылки, где пробыл "три года без восьми дней", "был без определенных занятий по болезни, ...проживая на свои оставшиеся сбережения, помощь дочери и подаяния верующих граждан". 100 Но вот наступает страшный 1937 год. В августе один из оперуполномоченных мл. лейтенант ГБ, видимо, по какой-то разнарядке заполнил бланк

"Постановления об избрании меры пресечения и предъявления обвинения" на "Любомудрова К.П., 53 лет101 , ранее судимого, ... что он якобы "достаточно изобличается в том, что, будучи враждебно настроен к существующему политическому строю, среди окружающих проводит систематическую... к/р агитацию. На квартире своих почитателей проводит тайные моления" и [потому] постановил: гр. Любомудрова К.П. привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58 п.10, ч. 1-я УК, мерой пресечения ... избрать содержание под стражей.

18 августа это "Постановление" утверждено Нач. НКВД МО Комиссаром ГБ I ранга Реденсом. Сверху чья-то резолюция красным карандашом: Арестовать.19 /VIII.

Но т.к. Константин Павлович жил, как сказано, преимущественно в Москве - нелегально на квартирах своих почитателей, - то арест произошел только 29 октября. В анкете, заполненной в тот же день Шишкиным (оперуполномоченным 8-го отделения 4-го Отдела УГБ ГНВД МО), Любомудровым было сообщено о себе за 1917-1937 годы то, что мы привели уже выше.

Судя по протоколу допроса от 14 ноября, который был, повидимому единственным, о. Константин категорически отрицал занятие нищенством, проживание в Москве, антисоветскую деятельность среди верующих, свои разговоры о гонениях на духовенство, наличие знакомых как в Москве, так и в Можайске (где проживал по 1-й Железнодорожной улице, дом N 15). Однако в тот же день тот же Шишкин "допросил" в качестве "свидетеля" другого служителя культа - Михаила Яковлевича Хитровского,102 который показал, в частности, то, в чем и обвинялся Любомудров Шишкиным, а именно: что он проживал нелегально в Москве у своих многочисленных почитателей, где совершал тайные богослужения и требы, что его можно было видеть в церквах, где он вокруг себя якобы собирал старушек, которым рассказывал о тяжелом положении осужденных в местах заключения, где они умирают от голода и непосильных работ, [т.е. что любомудров вел антисоветскую деятельность], что при встрече с Хитровским месяц назад, Любомудров его известил о массовых арестах духовенства и т.п..

На следующий день другой "опер" допросил другого "свидетеля" - протодиакона Михаила Мих. Толузакова.103 103 Он, в частности, показал:

"...Впервые узнал Любомудрова К.П. в 1924 году, когда в качестве протодиакона [был приглашен] в церковь "Скорбящей на Ордынке", где Любомудров являлся настоятелем,.. что примерно в 1924104(?) в одной из проповедей в той же церкви тот сказал, что "всякая власть, опирающася на террор и не признающая Бога, обречена на провал и не может долго существовать..." [Далее шло сопоставление советского государства с Римским, рухнувшим в силу гонения на христиан]... Наиболее откровенно свои антисоветские мысли Любомудров высказывал в кругу своих близких служителей культа и прихожан на обедах и ужинах, которые устраивались им после каждой службы и обязательно с выпивкой. Произносимые Любомудровым первые тосты относились за счёт "скорейшей кончины советской власти", а последние тосты - "за упокой душ усопших" бывших русских царей.

Примерно в 1925 году я, как протодиакон, сказал ему, что "неужели он не боится власти, что так антисоветски высказывается?" На это Любомудров мне ответил: "Они (сов.власть) хитры, а я еще хитрее их". После возвращения его из ссылки я встретил его, примерно в конце прошлого 1936 года, он приходил в церковь Знамения, где я служу протодиаконом, и жаловался, что ему, как популярному среди верующих протоиерею дали бы хорошее место, но "Лубянка" в это дело вмешивается,.. что нет никакой организации, которая могла бы встать во главе крестьян, якобы возмущенных... Опубликование новой Конституции СССР Любомудров расценил (сначала), что Сов. власть испугалась заграницы и дала народу больше свободы, в т.ч. и нам, духовенству; при этом Любомудров толковал даже о том, что собирается организовать тысяч пять человек верующих, которые будто-бы будут голосовать за его кандидатуру в Верховный Совет СССР. Последний раз, когда я его видел (месяца два тому назад) Любомудров уже толковал о Конституции наоборот: "Это только втерли очки загранице и никакой свободы и права нам на дали..." Предлагал даже вовсе не участвовать в выборах или голосовать за более близкую нам фигуру, как Бухарин..."105.

Нетрудно видеть, что эти показания "свидетелей" состряпаны под диктовку "органов" и только для того, чтобы был формальный повод присудить "вышку" арестованному, что здесь отдельные (ничего преступного не имеющие) факты перемешаны с выдуманными (вероятно под диктовку следователей) показаниями "свидетелей" на осужденного.

В результате такого "следствия", уже 17 ноября Начальник упомянутого 4 Отдела капитан Персиц составил обвинительное заключение (подписанное Зам. Нач. Управления НКВД МО майором ГБ Якубовичем) и постановил направить его на рассмотрение Тройки при том же Управлении, которая тут же постановила: Любомудрова - расстрелять, что и было исполнено через день - 19 числа на полигоне в Бутово под Москвой [Там же, лл. 16, 17].





Орлов Анатолий Петрович, э.о.проф.- протоиерей

25.03.1879 - 21.12.1937

Сын священника Ярославской епархии, Даниловского уезда, с. Рыбницы. Окончил Ярославскую семинарию (1900) и Моск. Дух. Академию (1904).

Ректор Академии (с 10.9.1917 г. до апреля 1922 г.) с рукоположением в сан священника и возведением в сан протоиерея. Экстраординарный профессор (1909) по кафедре "Истории и обличения западных исповеданий в связи с историей Западной Церкви от 1054 г. до настоящего времени", на которой он состоял с 1905 года. Магистр богословия (1908). С августа 1916 г. - преподавал также историю и обличение русского сектантства.

В 1919-1932 (?) годах священствовал в Москве (в Троицкой на Арбате церкви, с мая 1920 г. - в Казанской церкви на Калужской площади, и позднее, возможно, в ц. Иоанна-Воина, вероятно, в той, что на Божедомке.).

С 1932 г. - за пределами Москвы.

8 апреля 1922 г. Орлов был арестован в связи с кампанией по изъятию церковных ценностей, как активно выступавший против ее проведения, а м.б. еще и потому, что был ректором Духовной Академии. В это время он уже служил в Казанской церкви на Калужской площади.

В открытом судебном процессе "церковников", проходившем в Колон-ном зале с 26 апр. по 8 мая 1922 г., он был причислен к первой группе обвиняемых из 11 лиц, по требованию прокурора Н. Крыленко получивших высшую меру наказания - расстрел, но для шести из них, в т.ч. и для Орлова, вскоре замененный 5-ью годами заключения106 , которые последующими амнистиями были значительно сокращены.

В 1924 году 8 марта он опять был арестован без всякого обвинения после очередного обыска, когда у "него ничего не найдено и ничего не взято", - как писала 17 марта в Политический Красный Крест Е.П. Пешковой его супруга с просьбой выяснить причину ареста, добавив, что у нее "на руках трое малолетних детей, а дочь 5 лет серьезно больна". 11 апреля она безуспешно просила через Пешкову ходатайствовать об освобождении Анатолия Петровича по тяжелому состоянию здоровья.107 Оказалось, что он арестован за участие в собраниях московских католиков-абрикосовцев (восточного обряда), которые проводили богословско-литературные коллоквиумы.

Орлов был приговорен к 3 годам высылки в Нарымский край (по ст. 69 решением ОГПУ от 19 мая) и отправлен на Обь в Колпашево108 , где его вскоре поселили в дер. Типенко109 на реке Кети, каковой адрес он указывал в своих неоднократных письмах в Красный Крест.

В одном из них, от 14 января 1926 года, он писал: "Посланное Вами по переводу десять рублей от 20 декабря 1925 года, мною получены. Искренне благодарю Вас за эту субсидию, которая была для меня неожиданна и тем более ценна. Будучи сослан в Нарымский край на 3 года..., я не получаю никакой материальной помощи от Государства, за исключением сент., окт. и ноября 1924 г., когда мне было выдаваемо из Колпашевского отд. ГПУ по 6 руб. 25 коп., и сентября 1925 г. (единовременное пособие в 5 руб.)... Я существую исключительно за счет материальной помощи от своей семьи, состоящей из жены и 3-х несовершеннолетних детей..." Добавляет просьбу о субсидиях и на будущеее время. Это письмо было получено 26 января, а уже 27 числа "послана", как отмечено на письме, вероятно, субсидия.

Возможно, не вся переписка с Е.Пешковой сохранилась и выявлена. 10 июля 1926 г. ему послано еще 10 рублей. В августе он обратился к Пешковой с просьбой о ходатайстве за пересмотр его дела в ГПУ. А 16 ноября того же года он просит Пешкову о возможной очередной субсидии и извещает ее, что ее уведомление от 28 августа об отказе в пересмотре дела в ГПУ им получено. Видимо ему пришлось все три года провести в Сибири.110 15 апр. 1931 г. он вновь был арестован среди ряда других лиц, и обвинен в антисоветской пропаганде. Решением ОСО ОГПУ от 30 апреля выслан на три года в Северный край. 111 По непроверенным слухам, он служил якобы в Кашире в 1936 г. По недавно опубликованным данным, (подтвержденным справкой из Управления ФСБ по Калужской области112 ), в 1937 г. 22 сентября он был в 4-й раз арестован в г. Тарусе, где проживал на ул. Льва Толстого, д. 6, будучи священником в селе Кузьмищево под Тарусой113 , и по решению Тройки НКВД Тульской области от 9 декабря 1937 по ст. 58-10 присужден к в.м.н. и расстрелян 21 декабря114.

А.П.Орлов - автор нескольких небольших, но серьезных трудов о богословии Илария Пиктавийского и Оригена, сотериологии Ансельма Кентерберийского и Петра Абеляра, по анализу некоторых воззрений Канта, Лютера и Цвингли.

Во внутриакадемических конфликтах между прогрессивно настроенными профессорами и реакционерами, группировавшимися около еп. Феодора, А. П. Орлов занимал нейтральную позицию, стремясь содействовать примирению этих группировок. Благодаря этому он и стал первым выборным ректором Академии, вскоре утвержденным Синодом.





Смирнов Иоанн Михайлович, э.о.проф.- священник, вп. - протоиерей

25.01.1879-10.12.1937

Сын священника из с. Лопасня Серпуховского уезда.

По окончании Моск. дух. семинарии в 1899 г. работал учителем, а затем законоучителем в московских женских городских училищах. С 1901 г. - диакон московской Вознесенской на Серпуховке церкви.

В 1907-1911 на учебе в Академии. Священник с 1911 г.

И. д. доцента МДА (1912), доцент (1918), экстраординарный профессор (1918) по кафедре Церковно-славянского и русского языков с палеографией, магистр богословия115 (1918).

В 1919 - 23 гг. служил священником в Бутурлинске Воронежской губ., куда уехал с семьей от голода и эпидемии.

В 1923 - 32 годах служил в ц. Св. Духа на Лазаревском кладбище в Москве,

В 1932 - 35 гг. - в Тихвинской церкви в Сущево.

С 25 марта116 1935 - в Троицкой церкви на Пятницком кладбище.

С 30 декабря 1935 до ареста в 1937 гг. служил в церкви Знамения Божией Матери (у Крестовской заставы).

Арестован 22 ноября 1937 года. Арест предварялся, как обычно, рядом состряпанных документов.

В частности, 10 ноября Начальнику Ростокинского Районного отделения НКВД мл. лейтенанту тов. К. последовал рапорт117 от малограмотного участкового инспектора 58 о/м., что им "была сделана установка на гр-на Смирнова Ивана Михайловича (сообщался его адрес118 и номер паспорта, что он - служитель культа Церьков Иоана Предтеченский...") и далее указывались свидетели, проживавшие там же:

Лебедева В.Д., кв. 26; Холина Н.П., кв. 27; Рябушкина А.И., кв. 28.

Через пару дней какой-то Оперуполномоченный Овечкин стандартной фразой заполнил стандартный бланк Постановления об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения, что Смирнов Иван Михайлович достаточно изобличается в том, что занимается к-р. агитацией тер[рори-стического] характера [л.3],

и постановил: привлечь в качестве обвиняемого по ст.ст. 58, п.10 Смирнова И.М.

и избрать в качестве меры пресечения: содержание под стражей в Бутырской тюрьме.

Поперек идет резолюция начальства: Арестовать, 21/XI, (подпись)

В Справке на арест (от 21 ноября) тем же Овечкиным фабрикуются ложные и несусветные высказывания священника, будущей жертвы, который якобы заявлял:, что "скоро советскую власть свергнут, и напрасно рабочие стараются выбрать в Верховный Совет своих депутатов... недалек тот момент, когда я буду расправляться с коммунистами" и якобы свидетель В.Д.Лебедева показала за него то же самое, в частности добавлено: "...а с коммунистами я буду расправляться сам так, как расправляются фашисты в Германии" [л. 4].

Из Анкеты арестованного удалось извлечь немного нового, (в сравнении с тем. что нам было уже известно об его священнослужении), в частности, сведения о его служебной деятельности в 1935 году и о его семье, в которой тогда состояли:

жена Вера Алексеевна, 55 лет, домохозяйка,

дочь Мария 33 лет, секретарь раб. ред. бюро,

дочь Татьяна Звароно, 30 лет, товаровед на расфасовочной ф-ке.

5 декабря 1937 года его Следственное дело N 6927 за подписью Начальника 4-го Отд. было направлено в адрес Тройки УНКВД МО, которая в массовом порядке штамповала смертельные постановления. Она приговорила 7 декабря о. Иоанна к расстрелу, имевшему место в Бутово 10 декабря того же года.

Только в эпоху борьбы с "культом личности" - а именно, 7 августа 1956 года - супруга осужденного, Вера Алексеевна Смирнова, (проживавшая в Москве по 6-му Ново-Останскинскому проезду 31, квартира 1), смогла подать заявление в Органы с просьбой снять судимость с ее мужа, что и было сделано 11.02.1957 года постановлением Президиума Мосгорсуда [л. 26].

Его Следственное дело содержит ряд интересных документов, а именно, показания свидетелей, в частности, Веры Дм. Лебедевой (1884 г.р.).

Первое ее "показание" (от 13 ноября 1937 года) сфабриковано рукой "оперативника", вписавшего в него те "безумные глаголы", которые были приведены выше.

Второе показание дано уже в другую эпоху - 25 января 1957 года. Она, в частности, сказала: "Смирнова я узнала примерно в 1924 году, когда он поселился в нашем доме. Поближе я его узнала в 1929 году, когда Смирнов перешел на жительство в одну квартиру со мной. Других соседей у меня не было. Смирнов проживал в комнате в 9 метров вдвоем со взрослой дочерью Марией 22 - 23 лет, которая... училась на курсах иностранных языков... Смирнов был скромным, неразговорчиывым человеком... приходили к нему только жена и вторая дочь, но не ночевали.

Об антисоветской деятельности Смирнова мне ничего не известно... За несколько дней до ареста Смирнова меня вызывали в следственные органы и допрашивали в отношении Смирнова... Я дала показания в отношении автобиографических данных на Смирнова, которые мне были известны со слов самого Смирнова... Однако никаких показаний об антисоветской деятельности Смирнова я тогда не давала, да меня по этому вопросу и не допрашивали... Протокол моего допроса после его написания был зачитан мне следователем. Однако в нем об антисоветских высказываниях Смирнова записано ничего не было. Припоминаю, что когда я подписывала протокол допроса, то подписала не сразу за текстом, а в самом низу, где указал мне следователь... Оставалось пространство в несколько строчек незаполненное. Я боялась тогда об этом заявить следователю, и считала, что это так и надо" [л. 23]

То же самое подтвердила и другой свидетель - Холина [л. 24]. Таким образом "подписывались" сфабрикованные лжепоказания. Впрочем, это был, конечно, лишь один из приемов.

И.М. Смирнову принадлежит работа о Синайском патерике в древнеславянском переводе (маг. дисс.), указатель описаний славяно-русских рукописей, и несколько менее значительных статей.

Соловьев Сергей Михайлович, и.д. доц. - священник

13.10.1885-02.03.1942

Сын преподавателя одной из московских гимназий, племянник философа Владимира Сергеевича Соловьева, внук и полный тезка известного историка. Окончил Московский Университет в 1911 г. В 1915 г. поступил на II курс МДА и принял диаконство; священник - с 2 февраля 1916 г. Кандидат богословия (1918).

И. д. доцента (1918-1919) по кафедре патрологии (отцы западной Церкви). Видный поэт-переводчик (1907-1930).

По закрытии Академии С.М. Соловьев - преподаватель латинской и греческой литературы на Брюсовских курсах (1920-1924 гг.), греческих языка и литературы в МГУ (1924-1927).

В 1920-21 гг. под влиянием идей, изложенных в книгах его дяди - Владимира Соловьева, перешел в униатство, служил в униатском приделе католического собора (в Москве по М.-Грузинской ул.) с 1921 по 1931 г. В октябре 1926 года назначен вице-экзархом русских католиков (после ареста 10 августа их экзарха о. Леонида Федорова и высылки его на Соловки на 3 года) .

У о. Сергия, весьма недалекого политика, возникла идея объединить униатов с непризнающими митрополита Сергия православными за его "Декларацию" 1927 года. Епископ Пий (Ежен) Неве, Апостольский администратор Римского Первосвященника в Москве, к которому о. Сергий обратился с письменным проектом на этот счет, сжег их, но о. Сергий оставил его копии у себя. Обнаруженные при обыске, они стали большим козырем в руках Органов. 15 февраля 1931 г. были арестованы 10 человек его общины во главе с ним и о. Александром Васильевым.

На первом же допросе он признался в получении средств для помощи заключенным через Неве119 из-за рубежа, что сразу же дало возможность следствию разыграть шпионскую версию, которую подтвердил и один из "добровольных помощников ОГПУ". Под угрозой ареста его дочерей о. Сергий стал подписывать самые нелепые обвинения против себя и членов своей общины. "Я всех предал ! " - признавался он своим знакомым и близким. Его наследственно хрупкая и нервная натура не выдержала методов О Г П У.120

В акте медкомиссии от 10 мая 1931 г. констатировалось: "Нервно-психическое расстройство. Нуждается в спец-лечении, (оно) начато в больнице при Бутырском изоляторе..".. В таком состоянии он подписал и акт об отречении "от связи с ксендзами, католиками - поляками..., ибо их деятельность под прикрытием религии направлена против СССР " 121 .

18 августа 1931 года Коллегия ОГПУ приговорила священников Васильева и Соловьева к 10 годам ИТЛ с заменой последнему на высылку в Казахстан, но 30 августа медкомиссия дала свое заключение о том, что он "... как душевно больной хроник должен быть направлен в психиатрическую колонию для лечения и содержания". На основании этого акта 7 октября о. Сергий был освобожден от отбытия наказания, а 23 октября был выдан родственникам.

Впоследствии он периодически лечился в психиатрической больнице им. Кащенко, вместе с которой в 1941 году был эвакуирован в Казань, где и скончался. Могила его не была найдена.

С.М. Соловьеву принадлежат прекрасные, хотя и краткие исследования творчества его дяди Владимира, и его сестры и брата, несколько стихотворных сборников религиозной, по преимуществу, лирики (1907-1916) и множество переводов шедевров мировой литературы в последующие годы ("Трагедии" Сенеки, Энеида "Вергилия", "Прометей" Эсхила и пр.). Много осталось незаконченного (в т.ч. "Божественная комедия" Данте).

Обладал прекрасным знанием классических и многих европейских языков.




Страхов Владимир Николаевич, э.о.проф.- протоиерей

8.07.1883 - 17.02.1938

Сын священника с. Горбова Рузского уезда Моск. губ.

Доцент (1911), экстраординарный профессор (1912) по II-й кафедре Священного Писания Нового Завета.

Проректор с 4 мая 1920 г. 122 , а с апреля 1922 г. - ректор Московской Духовной Академии (до 1925 - 30 123 ?).

Магистр богословия (1911).

По окончании МДА (1907) служил псаломщиком. С 1908 по 1910 гг. - делопроизводитель Московского епархиального училищного Совета и законоучитель 2-й мужской гимназии.

Диакон (1909), священник (1909) и с 16.08.1911 г. - и.д. доцента МДА. Законоучитель (по совместительству с МДА) и настоятель церкви при 2-й Московской гимназии (с 1912 г.).

Священник в Московской Троицкой на Листах церкви (1917-1930) и ее настоятель. Авторитетный московский пастырь и проповедник. Человек очень близкий епископу Илариону, который у него жил на Сретенке. Участвовал в отпевании Святейшего Патриарха Тихона и сказал надгробное слово. 29 декабря 1929 года по благословению архиеп. Филиппа (Гумилевского) выехал в Ленинград для отпевания архиепископа Илариона.

После заявления митрополита Сергия об отсутствии гонения на Церковь, отец Владимир примкнул к числу непоминающих. Был арестован под новый 1931 год и вскоре оказался в ссылке в Архангельске. По ходатайству через Е. Пешкову его духовных детей о. Владимира, болевшего туберкулезом в третьей степени, перевели в Ульяновск, где он пробыл с 1935 до 1938 года и где он, между прочим, писал свою докторскую работу в развитие темы магистерской диссертации. Тайно посещал Москву, где его в 1938 году арестовали вновь и дали ему 10 лет заполярной ссылки, откуда до его родственников якобы дошло единственное письмо через пять лет.

По устному преданию, Св. патриарх Алексий I вызвал его в Москву в 1948 г. с намерением поставить его во главе Моск. Дух. Академии, но его при выходе из лагеря застрелил охранник.

Но последние два "сообщения" оказались легендой, ввиду недавно полученной более достоверной информации о его расстреле 17 февраля 1938 года в Ульяновске.124 В.Н. Страхов - автор работы о втором послании ап. Павла к фессалоникийцам (маг. дисс.) и примыкающих к ней двух статей ( о вере ап. Павла в близость второго Пришествия) и двух "Слов".





Туберовский Александр Михайлович, э.о.проф., вп. - священник

8.03.1881 - 23.12.1937

Сын священника с. Маккавеево Касимовского уезда Рязанской губ. Окончил МДА в 1907 г. и в 1908-1911 гг. преподавал богословие в Калужской дух. семинарии.

Экстраорд. профессор (1917) по кафедре Догматического богословия (с 1911 г.). Магистр богословия (1917).

В 1919 г. выехал на родину в с. Маккавеево, где в 1922-24 гг. - принял священство, пользовался большим авторитетом у местного населения не только как священник, но и как всесторонне образованный человек и как образцово ведший свое хозяйство, где применял новейшие достижения агрономии, переписывался с И.М. Мичуриным, получая от него новые сорта фруктов, делясь с крестьянами своими знаниями.

Служил в местном храме до ареста 26 сентября 1937 г., , когда он был уведен в Рязань, откуда от него больше не поступало сведений.

По официальной версии, он скончался 23 сент. 1945 г. от кровоизлияния, но более правдоподобной является рассказ одного учителя, арестованного вместе с Туберовским в Сынтуле (= Маккавеево), что он был расстрелян среди группы заключенных 23 декабря 1937 в пределах Рязанской области. Их заставили вырыть траншею и около нее расстреляли выстрелами в спину.

А.М.Туберовский - автор ряда работ по догматике, из которых важнейшая - о "Воскресении Христовом" (маг. диссертация), и ряда статей по этой теме, а также по религиозной этике и воспитанию, двух мемуарных статей (о М.С. Цветкове и А.П. Шостьине), нескольких рецензий (в т.ч. на "Основы Христианства" Тареева), о религиозном творчестве Н.В. Гоголя - всего 20 работ.





Флоренский Павел Александрович, э.о.проф.-священник

09.01.1882-8.12.1937

Сын инженера, уроженца Костром. губ., строившего железную дорогу в Закавказье. По окончании гимназии в Тифлисе (1900) и физмата Моск. Университета (1904), получил степень кандидата богословия в Моск. Дух. Академии (1908).

Экстраординарный профессор с 1914 (а до этого, с 1908 г. - исполнявший обязанности доцента) по кафедре Истории философии до 1919 г. Редактор "Богословского Вестника" (1912-1917).

Священник (с 1911 г.) церкви с. Благовещенского Дмитровского уезда, что находилось в 3-х верстах от Посада, а с 1912 по 1921 г. - церкви Убежища сестер милосердия Красного Креста в самом Посаде.

В 1918-21 гг. член Комиссии по охране памятников Тр.-Серг. Лавры и Музея, созданного в ней, и одновременно (с 1919 г.) преподаватель в Сергиевском Институте народного образования.

С 1921 г. - в основном, в Москве. Профессор ВХУТЕМАСа и сотрудник ряда институтов в области электротехники, а с 1927 г. - и редакции "Технической энциклопедии".

Впервые подвергся тюремному заключению в 1906 г. за протест против смертной казни революционеров, но через 1 - 2 недели был освобожден по ходатайству Совета Академии.

Второй раз - 21 мая 1928 г. при массовых арестах в Сергиевом Посаде. Как повествует Шенталинский, "Ордер на арест подписал сам глава ОГПУ Генрих Ягода125 , исполнил предписание "комиссар активного отделения" Жилин: арестовал Флоренского и произвел в его доме обыск. Рукописи, слава Богу, не тронул... Ересь увидел в жетоне Красного Креста и в фотокарточке царя - их забрал в качестве компромата...

25 мая состоялся единственный допрос. Ответы на вопрос следователя Флоренский записал собственноручно... [В частности]:

"Фотокарточка Николая хранится мною как память епископа Антония 126 .

- Как Вы относитесь к царю?

- К Николаю я отношусь хорошо и мне жаль человека, который по своим намерениям был лучше других, но который имел трагическую судьбу царствования... К Соввласти я отношусь хорошо и веду исследовательские работы, связанные с военным ведомством секретного характера. Эти работы я взял добровольно, предложив эту отрасль работы. К Соввласти я отношусь, как к единственной реальной силе, могущей провести улучшение положения массы. С некоторыми мероприятиями Соввласти я не согласен, но безусловно против какой-либо интервенции..."

29 мая уже было готово обвинительное заключение, суть которого состояла в том, что все арестованные, "будучи по своему социальному происхождению "бывшими" людьми... в условиях оживления антисоветских сил начали представлять для Соввласти некоторую угрозу... Следователь Полянский предлагал не церемониться - передать дело на рассмотрение тройки при Секретном отделе ОГПУ... Нет, - решает осмотрительное начальство, - пожалуй, это слишком... Будет с них и высылки."

8 июня т.г. приговорили почти всех к высылке на три года, "лишив права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, означенных губерниях и округах с прикреплением к определенному месту жительства".

14 июня Флоренский, простившись с семьей был выслан в выбранный им Нижний Новгород, где безуспешно, как будто, пытался устроиться в радиолабораторию Бонч-Бруевича. Но по ходатайству через Е. Пешкову был возвращен в конце сентября того же года. "Приговор отменен. Разрешено свободное проживание. Пешкова". - сообщала она ему 28 сентября по адресу: Нижний Новгород, Мартыновская ул. 10. 127

Вернувшись в Москву, Флоренский продолжил работу в Электротехническом Инстиитуте, где его, "в рясе и камилавке" 128 , почти случайно в одной из лабораторий и встретил обходивший Институт Лев Троцкий, который руководил помимо всего и Главэлектро. Пригласил его и на съезд инженеров, где появление Флоренского в "одежде попа" и его доклад произвели изрядное впечатление на собравшихся. Но уже давно, после опубликования им "Мнимостей в геометрии" в начале 20-х годов, над его головой, "физика - идеалиста", собирались тучи.

Гром грянул 26 февраля 1933 г., когда вновь, но уже навек Флоренский был лишен свободы - "поп-профессор, по политическим убеждениям - крайне правый монархист", как значилось в справке на арест, который был произведен на его московской служебной квартире, где при обыске были изъяты и книги, и рукописи, и даже семейные реликвии.

Уполномоченным Секретно-политического отдела ОГПУ по Московской области Шупейко Флоренский с подачи ранее арестованного правоведа проф. Моск. Университета Гидулянова был причислен к идеологам мифической "Партии Возрождения России", к которым последний приписал целый ряд профессоров и академиков, в т.ч. Н.Н. Лузина, и С.А. Чаплыгина. Встав на путь самооговаривания, или "саморазоружения" - как выражался, проф. Гидулянов, он каким-то образом и Флоренского уговорил пойти по его пути, так что последний, писал или просто подписывал "свои показания", продиктованные, вероятно, следователями, а в конце их все же приписал: "Тактические мероприятия национал-фашистским центром были весьма не разработаны и составляли самое слабое место. Объясняется это участием деятелей науки, которые никогда не были политиками и не принимали участия в деятельности ни подпольной, ни надпольной..." Начертив навязанную ему схему организации (где нашлось место и архиеп. Феодору и Павлу Каптереву - С.Г.), он тут же добавил, что она "фактически не реализовывалась" и что о "фактическом привлечении" указанных в ней лиц ему "ничего не известно".

Лишь 30 июня начальник Секретно-политического отдела Радзивилловский утвердил обвинительное заключение по делу названной мифической "Партии Возрождения России" - уцелевшего осколка разгромленного в 1930 г. "Всенародного Союза Борьбы за возрождение России". Через месяц Особой Тройкой ОГПУ по Московской области Флоренский был приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

В августе 1933 г. Флоренский был отправлен в вагоне вместе с уголовниками в Сибирь вместе со своим товарищем по Сергиеву Посаду - биологом Павлом Николаевичем Каптеревым на Сковородинскую мерзлотную научно-исследовательскую станцию, где оба занимались проблемами вечной мерзлоты.

А ровно через год по неизвестной нам причине, Флоренского отправили на Соловки, куда он прибыл в октябре и где он, в основном, занимался вопросами добычи йода и желатина из водорослей. На Соловках он попал под неусыпное наблюдение сексотов. В архивах ОГПУ сохранились некоторые доносы о разговорах зэков:

"...Флоренский: Действительно, у нас в СССР карают даже ни за что. От меня на Лубянке все требовали чтобы я назвал имена людей, с которыми я будто вел контрреволюционные разговоры. После моего упорного отрицания следователь сказал: "Да знаем мы, что вы не состоите ни в каких организациях и не ведете никакой агитации. Но ведь на вас в случае чего могут ориентироваться наши враги, и неизвестно, устоите ли вы, если вам будет предложено выступить против Советской власти...". Вот почему они и дают такие большие сроки - это профилактическая политика...

Зэк Литвинов: Ну, при такой политике весь СССР скоро перебудет в лагерях.

Зэк Брянцев: Вот я слежу за положением в Германии. По существу, политика Гитлера очень схожа с политикой СССР.

Флоренский: Правда, и хоть она, эта политика, очень грубая, но надо признать, довольно меткая..."

Но самым криминальным посчитали последнее донесение некоторого сексота, по кличке "Товарищ", о том, что Флоренский в разговоре с одним из зэков сказал:

" Предположения известного стратега и идеолога партии Троцкого, что скоро начнется война, оправдаются. Это закон - война вспыхивает периодически через пятнадцать - двадцать лет..."

В этом увидели восхваление Троцкого. По доносу была составлена специальная справка на Флоренского. По времени (июнь - июль 1937 года) это совпало с особым ужесточением режима на Соловках. "Йодпром" был закрыт. СЛОН превратили в СТОН (Лагерь - в тюрьму). Последнее письмо Флоренского от 4-го июня того же года полно мрачных предчувствий, как мрачна и безнадежна была окружающая его обстановка:

"...Отчаянный холод в мертвом заводе, пустые стены и бушующий ветер, врывающийся в разбитые стекла окон... Жизнь замерла... Доносятся тревожные крики чаек. И всем существом ощущаю ничтожество человека, его дел, его усилий..." 129

Расстрелян Флоренский под номером 190-м 8 декабря 1937. по приговору Особой Тройки Ленингр. области от 25 ноября, вероятно в Соловецком Кремле, а до этого он был (до мая 1937 г.) в т.н. Филипповой пустыни ["Лит. газ". от 31.01.1990 г., с. 7].

Имя Флоренского, как одного из крупнейших религиозных философов в России, стало известным после публикации его сочинения "Столп и утверждение истины" в 1908-1914 гг. и ряда других работ.

Построения Флоренского, включающие идеи Платона, понятия из филологии, психологии, фольклора, математики и даже оккультных наук, облеченные в одежду церковности и личного духовного опыта с упором на антиномизм мышления, учение о Софии и т.п., показались многим весьма сомнительными с точки зрения не только православной церковности, но и здравого смысла, и вызвали весьма много критических отзывов и статей (архиеп. Антоний, Н. Бердяев, М. Тареев, прот. В. Зеньковский и др.) 130 С другой стороны, ряд философов и богословов приветствовали появление трудов П. Флоренского как новый ценный вклад в сокровищницу мировой мысли (Н.С. Булгаков, Н. Зернов, Н. Лосский и др.).

В Академии П. Флоренский создал и читал ряд оригинальных курсов по истории философии (античной), кантовской проблематике и философии культа. В 1913 г. он поддержал движение имяславцев.






3. Миряне





Глаголев Сергей Сергеевич, профессор

9.10.1865-2.10.1937

Сын протоиерея из г. Крапивна, Тульской губ. Выпускник Академии 1889 г. и затем - преподаватель Вологодской ДС (1890-1892).

Заслуженный (1917) ординарный (1902) профессор (1896) Академии по кафедре Основного богословия, (до 1910 г. именовавшейся кафедрой Введения в круг богословских наук), на которой он начал преподавать с 1892 года. Член Правления МДА с 1910 г. Доктор богословия (1901).

Вице-президент Всемирного Конгресса религий в Париже (1900).

Профессор и Высших Женских курсов в Москве (история религий и др. философии).

В 1917-1918 - делегат от Академии на Моск. Епархиальный съезд, на Предсоборный Совет и на Поместный Церковный Собор.

В 20-х годах преподаватель в Сергиево-Посадских светских учебных заведениях и на богословских академических курсах в Москве.

В мае 1928 г. арестован, а числа 10 июля он был выслан в Пензу, где он, к своей радости, встретил бывшего своего ученика в лице епископа Кирилла (Соколова В.И., окончившего МДА в 1911 г.), который помог ему там как-то устроиться. Но под зимний праздник Святителя Николая его в числе других лиц, собравшихся у старосты одного из храмов по поводу освящения квартиры, задержали, в т.ч. и еп. Кирилла, после чего Глаголева выслали в Саранск. В 1929 г. досрочно освобожден и возможно, что тогда же или впоследствии уехал в Вологду к своей жене.

5 июня 1937 г. арестован и обвинен вскоре в активной к-р. деятельности. 19 сентября 1937 г. Тройкой НКВД приговорен к расстрелу по обвинению в к.р. пропаганде, в распространении "пораженческих" настроений в отношении наших перспектив в Испании и в случае войны с фашистской Германией. Следствия, по сути, как такового вообще не было, следователь обошелся "показаниями свидетелей", возможно платных агентов ОГПУ.131 Глаголев - энциклопедически образованнейший профессор Академии, автор многих книг и статей:

1) по апологетике христианства и христианской точке зрения на многие мировоззренческие вопросы из области естествознания и философии;

2) по истории и по философии нехристианских религий;

3) по религиозно-философским воззрениям древних европейских, русских и др. мыслителей;

4) по вопросам логики, как развивающейся науки;

5) по церковной публицистике на мировоззренческие темы, на темы воспитания и образования и др., волновавшие общество;

6) мемуарные статьи, в основном, о профессорах академии;

7) библиографические обзоры.

Работы его, по преимуществу, как тогда говорили, носили охранительный характер, т.е. были направлены на защиту официальных и устоявшихся точек зрения. К сожалению, он далеко не всегда был независим и объективен в оценках научных работ, за что даже получил порицание от Синода.

Во внутри-академической розни занимал всегда проректорскую позицию совместно с А.И. Введенским.





Кузнецов Николай Дмитриевич, доцент

4.04.1863-05.01.1930 ? 132

Сын чиновника из г. Вязьмы Смоленской губ.

Окончил физ.-мат. факультет Московского Университета (1886), 3-й курс СПБ-ского технологического института (1887), СПБ Духовную Академию (1887-1892) действительным студентом, и в 1896 г. - Ярославский Демидовский Юридический Лицей (кандидатом юридических наук). С 1896 г. - служил помощником присяжного поверенного, а с 1901 г. - присяжным поверенным при Московской Судебной Палате, на каковой должности числился вероятно до 20-х годов.

В 1908 г. получил звание приват-доцента Ярославского Юридического лицея, а с августа 1911 до сентября 1913 г. доцент церковного права в МДА.133 Активный сторонник радикальных изменений в положении Русской Церкви, чему были посвящены многочисленные его статьи, начиная с 1905 года, а также его участие в Особом (Предсоборном) Присутствии с 1906 г., что делало его пребывание в Академии для еп. Феодора также не особенно приятным, и в 1913 г. он ушел из Академии, мотивируя свое увольнение трудностью совмещения преподавания с общественной и судебной деятельностью.

Кузнецов, начиная с 1906 г. - сотрудник ряда прогрессивных газет и журналов.

В 1918 году, возможно, читал церковное право в Православной Народной Академии.

Активный участник Всероссийского Поместного Церковного Собора (1917-1918) - член Отдела о Высшем Церковном Управлении, и активный деятель устроения Русской Церкви на новых началах и сподвижник нового обер-прокурора кн. В.Н. Львова.

В 1921-24 гг. периодически преподавал апологетику на богословских академических курсах в Москве и участник диспутов на религиозно-научные темы.

Активный церковный правозащитник, он сам был арестован в первый раз летом 1919 года почти одновременно с бывшим Обер-прокурором Синода А.Д. Самариным и игуменом Звенигородского монастыря Ионой (Фиргуфом) в связи с инцидентом при вскрытии мощей преп. Саввы Сторожевского и обвинен в защите религии и в дискредитации Советской власти, органы юстиции которой он " завалил своими жалобами", что было одним реальным пунктом обвинения.

В январе 1920 года на публичном процессе в Москве, в Колонном зале, он и Самарин были приговорены к расстрелу, который ввиду только что произведенной отмены смертной казни, был заменен на 5 лет тюрьмы. Однако по постановлению ВЦИК от 12/XII 1921 года за № 15402. он был освобожден.

11 декабря 1924 г. Кузнецов был арестован во второй раз по обвинению в к-р. агитации и постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 19 июня 1925 года приговорен к 3-м годам ссылки, которая была сокращена до двух лет постановлением того же "Совещания" от 20 января 1926 года.134 Стало быть, в начале 1927 года Кузнецов, видимо, уже возвратился в Москву.

15/16 февраля 1931 года он был, одновременно со священником С.М. Соловьевым, вновь арестован и выслан вскоре из Москвы, по Бойцову, - в Кзыл-Орду (Перовск), где вероятно и скончался.135 Перу Н.Д. Кузнецова принадлежат, кроме научных работ диссертационного плана, около 60 статей, в которых он выступает как талантливый и страстный публицист - сторонник освобождения Церкви от самодержавия и ее преобразования на канонических, соборных, началах и активного участия мирян в ее жизни и управлении, устранения пороков и недочетов в ее быте.

Мишин Александр Константинович, доцент

20.02.1876-04.3.1943

Сын священника Воронежской епархии, Землянского уезда, cела Большие Верейки. Окончил Воронежскую семинарию (1897) и МДА (1901), в 1902-1903 занимался в Константинопольском Археологическом институте, в 1904-1910 гг. преподавал ряд дисциплин в Воронежской духовной семинарии.

В Академии исполнял должность доцента по каф. Общей гражданской истории в 1910-1911 гг., а по закрытии этой кафедры был только лектором французского языка (1911-1918). В 1912-1918 гг. преподавал в гимназиях, в 1920-1932 - в школах и педагогическом техникуме Сергиева Посада.

Знаток шашечной игры, автор опубликованных шашечных этюдов.

В 1933 г. переехал в Москву, а затем и в Воронеж, где был арестован . 27 июля 1941 года и 28 ноября осужден Воронежским областным судом по ст.58-10 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы. Выслан в Сибирь. "Умер 04 136 марта 1943 года в местах лишения свободы Кемеровской области (в пос. Баим - в 8 км южнее Мариинска, на р. Кия). Причина смерти и место захоронения в архивной карточке не указаны." 137




Попов Иван Васильевич, профессор

17.01.1867 138-1938, 08.02.

Сын священника г. Вязьмы Смоленской губ., окончил Смоленскую семинарию в 1888-м и Моск. Дух. Академию в 1892 г.

Ординарный (1917) профессор (1898) по I-й кафедре патрологии, которую преподавал с 1893 до 1924 (?), магистр богословия (и доцент - в 1897). Доктор церковной истории (СПБДА, 1917 г.).

Редактор журнала "Богословский вестник" (1903-1906), член Предсоборного Присутствия (с 1906 г.).

Приват-доцент Московского Университета (1907-1918) по истории патристической философии и истории догматов; с 12.11.1918 г. перемещен на кафедру философии (средних веков) Университета, преобразованную вскоре в Философский исследовательский институт, где преподавал до 1923 г.

Действительный член Моск. Психологического Общества при ИМУ (1898 г.).

Член Комиссии (1917) по реформе высших духовных школ.

Член Предсоборного совещания (1917) и член Собора Православной Русской Церкви (1917-1918).

Преподавал (1917) в моск. женском Богословском Педагогическом институте.

Исповеднический подвиг И.В. Попова начался еще в 1919-1920 годах. В декабре 1919 г. от имени Совета Православных общин Сергиева Посада он вместо его Председателя И.А. Голубцова, уехавшего на Урал в командировку, обратился в Совнарком с протестом против намечавшегося изъятия мощей Преп. Сергия из Троицкого собора Лавры и перемещения их в один из московских музеев. 139 В связи с этим делом в январе 1920 г. последовало распоряжение от НКЮ об аресте И.В. Попова, И.А. Голубцова, архим. Варфоломея и П.Б.Мансурова. Кто из них был арестован, помимо Варфоломея - у нас нет сведений. То, что Попов был арестован, - маловероятно, скорей всего, он был в своем Самуйлове, откуда писал проф. Н.Н. Глубоковскому в феврале 1919 г.140 и оттуда же, вероятно, - весной и осенью 1920 года141

Достоверно известно, что 9 (или 11 - по др. документам) декабря 1924 года Иван Васильевич был (вновь ?) арестован142 в связи со сбором сведений о репрессированных епископах и передаче их на Запад (см. очерк о еп. Феодоре), за что получил по ст. ст. 73, 59 и 5810-11 3 года концлагерей и 1925-27 гг. провел на Соловках, где принимал участие в составлении посланий Соловецких епископов.

Протопресвитер М.Польский, отмечает своей книге в особой главе, посвященной И.В. Попову, что Попов, "составитель "Памятной записки" Соловецких епископов, ранее помогал Святейшему Патриарху Тихону. Так, по поручению последнего им составлен ответ Константинопольскому Патриарху Григорию VII, признавшему обновленцев и предложившему Патриарху Тихону удалиться от дел управления Церковью (1924 г.). Близость его Патриарху, вероятно и ускорила его арест"143 .

В ноябре 1927 г. Ив. Вас. был переведен с острова на материк, в Кемьлаг, но получил не освобождение, а 3 года ссылки по решению "органов" от 11.12.1927 г.144 и в апреле 1928 г. был отправлен в ссылку на р. Обь под Сургут, "где был прикреплен на жительство, а потом - к деревне Ситомино145 Сургутского района," - по его собственным словам.146 М. Польский, сообщает что Иван Васильевич находился так далеко на север по Оби, что через него из центра России теперь шли посылки митрополиту Петру, находившемуся еще севернее, но то, что Попов жил между Березовым147 и Обдорском (= Салехард - с 1933 г.), надо отнести вероятно к последующему периоду, после 1930 года.148

В 1931 г. 8 февраля Ивана Васильевича "освободили" и тут же вновь арестовали и перевели в очень пустынную местность на север от Тобольска 149, а в 1932 г. (не раньше августа) - вдруг неожиданно в Москву и на свободу, т.к. не нашлось, якобы, ни одного профессора для перевода какого-то сочинения с латинского языка для академического издания...150 Иван Васильевич теперь жил под Москвой. 151 В 1935 г.152 , в январе-феврале153 (через два дня после ареста архиеп. Варфоломея (Ремова) - по словам М. Польского) и он был брошен в Бутырскую тюрьму по смехотворному обвинению - в принадлежности к какой-то католической организации, т.к. у него среди знакомых оказался католический священник. Anei?a, niaeanii ni?aaea154 , "aue осужден Особым Совещанием НКВД СССР, как участник контрреволюционной католической организации "Петровский монастырь" за проведение антисоветской агитации к 5 годам ссылки, согласно последующим личным показаниям, он выслан был из Москвы в с. Игнатово, Пировского155 района Красноярского края.

Здесь он вновь был арестован 9.10.1937 года по вздорному обвинению в том, что, находясь в ссылке, якобы, вновь возобновил свою контрреволюционную деятельность, среди населения систематически проводил агитацию против существующего строя, дискредитируя стахановское движение и Конституцию СССР, распространяя клевету на руководителей партии и советского правительства.

Решением Тройки УНКВД Красноярского края от 5.02.38 года Попову И.В. была назначена высшая мера наказания - расстрел, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества. Постановление о расстреле приведено в исполнение 8.02.38 года в г. Енисейске; сведений о месте захоронения в деле не имеется.

Реабилитирован Попов И.В. 28.06.1989 года Прокуратурой Красноярского края. Смерть Попова И.В. зарегистрирована отделом ЗАГС администрации Пировского района Красноярского края 7.09.89г. (актовая запись ? 21)".

Oaeeie neoiuie no?ieaie iu auio?aaiu caeii?eou i?a?e i ?ecie, o?oaao e no?aaaieyo ca I?aaineaaio? Oa?eiau iaiiai ec iacao?yaiuo aa nuiia - Eaaia Aaneeuaae?a Iiiiaa.

Все знавшие о нем отзывались как о простом, добром и светлом человеке, всю жизнь посвятившем Церкви. Он не был и женат, и был истинным монахом. Архиеп. Иларион говорил соловчанам: "Если бы, отцы и братия, все наши с вами знания сложить вместе, то это будет ничто перед знаниями Ивана Васильевича". "Для меня в жизни, - говорил Иван Васильевич, - самое основное и ценное - интересы Святой Церкви и родной мне Академии..". 156

В науке И.В.Попов зарекомендовал себя серьезными исследованиями в области психологии (маг. дисс. - Естественный нравственный закон. С.П., 1897 г. и ряд статей), патрологии (богословие св. Афанасия Александрийского, Макария египетского, блаж. Августина - о последнем докт. дисс.) и курсы лекций; в Православной Богословской Энциклопедии - статьи о Григории Богослове, Григории Нисском, Дионисии Ареопагите и Дионисии Александрийском, Василии Великом). Несколько статей на другие темы (о. Вл. Соловьеве, и пр.).





Серебрянский Николай Ильич, профессор

01.12.1872 - 1940, 23.05.

Сын протоиерея храма в поселке (ныне - деревня) Крекшино, п/о Вишлево, Новоржевского р-на Псковской обл. - И. Сребрянского.157 Окончил Псков. дух. семинарию (1892), 1-й курс Варшав. университета и Моск. Дух. Академию (1898), направлен в Смоленскую семинарию помощником инспектора (1899), преподавал греческий и латинский языки в Торопецком духовном училище (до 1903), затем в Псковской семинарии (до 1909). Справщик Московской Синодальной типографии (с 1909). Магистр богословия (1909).

Преподаватель Костромской ДС (1914-1916).

Доцент МДА (1916), ординарный (1917) профессор по кафедре Истории Русской Церкви, доктор Церковной истории (1916).

С 18.06.1918 - профессор и Православной Народной Академии, в 1923-24 гг. возможно, что преподавал и в Московской Богословской (обновл.) Академии. С 1923 г. - член Славянской научной комиссии при Отделении Русского языка и Словесности при Академии Наук, сотрудник библиотеки Академии Наук (до 1930 г.).

13 ноября 1929 г. по постановлению президиума АН от 12 октября в результате работы "Комиссии по проверке (читай - "чистке" - С.Г.) аппарата Академии Наук" он был уволен. Комиссия, возглавлявшаяся членом ЦКК РКИ Ю.П.Фригатнером, придралась к тому, что в Пушкинском Доме в Ленинграде хранились бумаги бывшего императора Николая II, изъятые органами ОГПУ в июле 1929 года. Было уволено сначала 80 академиков, 3 декабря - 522 сотрудника АН, а всего - 781 человек. 158

Через год, 22 дек. 1930 года, 159 был арестован и Серебрянский и привлечен среди многих других к сфабрикованному делу петербургского историка профессора Сергея Фед. Платонова, арестованного 12 января 1930 года, которого "сделали" лидером мифического "Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России".

Через 8 месяцев к делу Платонова (по которому проходило 29 человек, притянули и "дело М.М. Богословского", московского историка, уже к тому времени скончавшегося (еще в апреле 1929 г.). Всего было привлечено 115 историков.

Постановлением Коллегии ОГПУ их выслали в разные концы:

С.Ф. Платонова с Ю.В. Готье (Москва) - в Самару, где С.Ф. умер 10.1.1933 г.

А.И. Андреева (уч. секретаря Археограф. Комиссии), арестованного 24.11.1929, - в Енисейск,

С.В. Рождественского, арестованного 1.12.1929, - в Томск,

Н.П. Лихачева - в Астрахань,

Е.В. Тарле - в Алма-Ату, но в 1932 г. возвратили, в 1937 г. реабилитировали,

П.В. Васенко - на Урал,

В.Н. Бенешевича, чл.-корр. АН, арестованного в ноябре 1928 г., сослали в Казахстан, освободили в 1933 году, вновь арестовали в 1937 г. и расстреляли 27.2.1938 г.

Из Москвы среди них были: Д.Н. Егоров, А.И. Яковлев, В.И. Пичета (попал в Вятку, а с 1934 г. - в Воронеж), М.К. Любавский (сосланный в Уфу), Б.Б. Веселовский, С.В. Бахрушин и др.

Что касается Н.И. Серебрянского, то о нем очень скупое упоминание содержится лишь в последующей публикации 160 согласно которой Н.И. Серебрянский значился во "2-й группе обвиняемых" из 86 человек, в ее "1-й подгруппе" из 33 лиц, среди которых был и известный ученый М.Д. Приселков. Они столько же голословно, как и лица из "основного ядра", обвинялись "в систематической пропаганде и агитации программно-политических установок Всенародного Союза борьбы...", вымышленного следователями Секретно-Оперативного Управления ПП ОГПУ в Ленинграде. Попал Серебрянский в число обвиняемых, видимо, после того, как он был упомянут С.Ф. Платоновым на допросе 30 сентября 1930 года161

Серебрянский по ст. 58-11 УК был приговорен к 10 годам Соловецких лагерей, но через год ему их заменили высылкой в Судиславль, Костромской обл., где он, по словам К.М. Попова, преподавал немецкий язык.

Оттуда ему разрешили в 1934 году перебраться в с. Селище, на окраину Костромы, где его прописали в 4-м доме 4-го района. Но эта окраина Костромы оказалась западней для ученого, ибо здесь проживало немало ссыльно-поселенцев, за которыми был установлен бдительный надзор. Об этом видимо говорило и само районирование села - по районам наблюдения.

Среди ссыльных находился и бывший епископ Днепропетровский (1925-1927), а до этого Уманский (1922-1924), Макарий (Кармазин Григорий Яковлевич, 1875 г.р.). Бывший под следствием в 1923-1925 гг. и осужденный в 1927 году на три года ссылки, он в 1933 году оказался в Селище. 30 сентября 1934 года он был арестован в поезде, шедшем в Москву, с билетом до Харькова.

На допросах 9 и 11 октября он назвал себя епископом ИПЦ, не признающим ни "советской власти, как насаждающей атеизм административными мерами, закрывающей храмы и арестовывающей духовенство", ни митрополита Сергия, "за его нерешительную политику к советской власти и неправильное интервью 1930 года". После очередного ареста (вероятно 1932 года) архиепископа Серафима (Самойловича, бывшего одно время заместителем Патриаршего местоблюстителя митр. Сергия, а затем бывшего к нему в оппозиции), как признал162 еп. Макарий, ему архиеп. Серафимом было поручено тайно окормлять приходы ИПЦ в Вятской и Ивановской Промышленной области, где духовенство, по его словам, лишь формально поминало митр. Сергия, а в действительности выполняло программу ИПЦ.

В очень кратком, не более 12 строк, протоколе допроса от 13 октября 1934 года Кармазиным сказано, что нелегальная церковь при его квартире была организована с приездом его в Кострому, т.е. в 1933 году, и на одном из совершаемых богослужений роль псаломщика выполнял а/в [административно-высланный] профессор истории Серебрянский...

Подпись протокола со стороны Кармазина, похоже, фальсифицирована и похоже, что "протокол" создан для привлечения Серебрянского к судебному делу, как и последующий протокол допроса от 19 октября, где в отношении Серебрянского сказано, что он служил для еп. Макария информатором в отношении новостей церковной жизни, доставлял ему "Вестник Моск. Патриархии" и прочие издания [л. 17].

Согласно обширному протоколу в 11 страниц [лл. 25-30], вероятно с псевдоподписью Кармазина, последний, якобы признал: "С самого начала Революции (мы) встали на платформу непримиримой борьбы с Советской властью и неизменно стоим на этой позиции и по настоящее время..." [л. 25] 163. Этот протокол и по своему огромному объему, резко отличающемуся от предыдущих, и по своему содержанию, где обвиняемый "катит бочку на себя", как и по явно подложной подписи, выглядит фальшивкой, составленной в "органах".

Столь же сомнительно и показание Серебрянского, которого впервые допросили 3 ноября того же 1934 года по делу Кармазина. 10 ноября Серебрянский дает следующее показание против Макария:

"Кармазин, являясь сторонником к/р. решений Поместного Собора, также, как и его единомышленники-епископы, учел невозможность вести открытую борьбу с Сов. Властью, изменил тактику и вместо открытой борьбы - протеста проводил решения Собора в скрытой форме. По его расчетам, момент активной борьбы должен наступить к концу 2-й пятилетки, когда легальная Церковь будет уничтожена, а ее место займет подпольная... Квартира Кармазина в с. Селище является ничем иным как штаб-квартирой, куда направляется необходимая для организации информация, откуда шли директивы, где имелась своя агентура в лице Острогского164 , Ржевской и монахинь (названы три лица)..." [л. 37].

Мог ли так говорить Серебрянский? Это же язык революционных штампов того времени. Весь этот "протокол" создан для того, чтобы "завалить" епископа Макария.

К сожалению, просмотренное нами дело не имеет конца и из него неизвестен приговор, вынесенный епископу Макарию.165 Интересно отметить, что священник Павел Острогский, создавший тайную кассу для помощи голодающим при Селищенской церкви в начале 1933 года, оказал однажды денежную помощь и Серебрянскому через приемную сестру последнего - Дарью Павловну, фамилия которой не сообщается. В этом же деле упоминается, что Кармазинские собрания были в квартире и o Ino?ianeiai, один раз - у Серебрянского [л. 57 и 62].

Псевдопоказания(?) Серебрянского о том, что он служил псаломщиком на одной из тайных служб, где причащалась свидетель В.Н. Ржевская, последняя отрицала на очной ставке с Серебрянским [л. 82].

По этому Кармазинскому делу Серебрянский проходил как свидетель и оставался еще на свободе.

В апреле или августе 1936 года (в документах не ясно проставлен месяц) по его ходатайству ему было дано право свободного проживания в тех же Селищах. Видимо, в связи с этим он перебрался в 15 район этого села (дом 12). При этом ему был выдан уже паспорт (сер. ИГ № 622736) 166 вместо удостоверения личности.

3 декабря 1936 года по обвинению в контрреволюционной агитации и распространении провокационных слухов был арестован архиепископ Костромской [с 1932 г.] Никодим167 [в миру - Николай Васильевич Кротков, 26.11.1868-21.08.1938].168 4 декабря на следствии он показал, что якобы поддерживал связь с отбывающими наказание за к/р деятельность с бывшим митрополитом Ивановским Павлом Гальковским из Семипалатинска и с рядом священников, которым оказывал материальную помощь169 .

На допросе 19 декабря 1936 года на вопрос следователя, знает ли архиеп. Никодим профессора Н.И. Серебрянского, тот ответил, что "...я знаю его хорошо... Знаком с ним с дореволюционного периода; из письма, написанного им из Судиславля в г. Кострому, приблизительно в 1932 году я узнал, что он был выслан... В 1933-34 гг. Серебрянский из Судиславля переехал на жительство в г. Кострому, и с этого периода до дня моего ареста мы с ним находились в связях, он неоднократно бывал у меня в доме и последний раз приходил ко мне 13 ноября 1933 г. по случаю моих именин. В 1935-36 гг. я оказывал ему материальную помощь, давал ему деньги... Он мне рассказывал, что намерен снова связаться с общественностью и заняться cвоей прежней деятельностью..." [л. 23-24].

На допросах в декабре 1936 года владыка Никодим отрицал ведение каких-либо к/р разговоров и антисоветской позиции, отрицал показания благочинного, священника Николая Александровича Успенского170 , и бывшего своего личного секретаря, священника Николая Ивановича Бобровского171 о том, что он, архиепископ вел в их присутствии к/р разговоры [л. 31- 32].

Однако на очной ставке 28 декабря 1936 года в Ярославле Владыку, судя по документам, "завалил" указанный священник Бобровский, после чего ему пришлось сознаться в "частичной к/р позиции" [л. 34].

Согласно документам следственного дела, 1 февраля 1937 года свящ. Николай Ал-др Успенский, якобы также подтвердил антисов. разговоры с Кротковым и Бобровским [л. 42-43].

Этот подложный документ самооговаривания нужен был следователю еще и для того, чтобы заварить новое, уже уголовно-политическое дело и "пришить" к нему и тех, кто раньше привлекался только в качестве свидетелей. А таковых набралось 20 человек. Среди них был и Николай Ильич Серебрянский, и костромские священники Павел Князев и Павел Любимов, и многие иеромонахи, приехавшие в начале 30-х годов с Украины - Вениамин Махнюк, Гермоген Белый, Андрей Сухенко174 и др.

Н.И. Серебрянский был арестован 27 апреля 1938 г., при этом у него были изъяты научные и церковные книги, разная переписка, а из денег - золотая монета в пять рублей 1848 года175 . На допросе он заявил следователю, что был знаком с бывшим Костромским архиереем Никодимом еще с 1905 года, когда тот был ректором Псковской семинарии, и еще с рядом лиц из Костромской епархии. Николай Ильич категорически отрицал антисоветский характер разговоров с Никодимом и участие в антисоветской и церковно-монархических организациях. На этой позиции Серебрянский твердо держался и тогда, когда спустя несколько дней ему предъявили вышеупомянутое "саморазоблачение" этого иерарха. Серебрянский отрицал, вероятно, и столь же достоверные показания о. Павла Князева от 14 августа 1938 г., в которых тот заявил, что после изобличающих показаний Никодима Кроткова, он решил признаться, что принадлежал к антисоветской организации, созданной Никодимом Кротковым, и на одном из "сборищ" которой присутствовал и Н.И. Серебрянский и еще 5 человек [л. 24-31]. Io?eoae и показания Павла Любимова, который заявил, в частности, что Серебрянский был на собрании у Владыки, "но пришел позже всех и молчал" [л. 32]. Отрицал и обширные признания свящ. Николая Петровича Иерусалимского, "после изобличающих показаний Никодима Кроткова [лл. 33-38].

Наконец, 15 августа устроили очную ставку между Князевым и Серебрянским. По просьбе следователя Князев воспроизвел свои показания о причастности Серебрянского к антисоветской организации, созданной Никодимом Кротковым и о его присутствии в ноябре 1936 года в квартире Кроткова на "сборище". На вопрос следователя к Серебрянскому, подтверждает ли он показания Князева, тот ответил: " Показания Князева я не подтверждаю, участником а/с организации я не являлся, на контрреволюционных сборищах в квартире Кроткова я никогда не был, но не отрицаю того, что в ноябре 1936 года по приглашению Кроткова я был у него в гостях, где кроме меня присутствовал ряд священников г. Костромы, фамилии которых мне были неизвестны. Должен заявить, что в квартире Кроткова я в этот раз пробыл недолго и при мне никаких а/с разговоров, как со стороны Кроткова, так и со стороны других присутствовавших не было" [лл. 39-43].

На следующий день Серебрянскому было объявлено об окончании следствия по его делу, что было засвидетельствовано его подписью [л. 44]. Этим же числом помечено еще два документа: медицинская справка о состоянии его здоровья176 и справка о продлении срока ведения следствия и о содержании Серебрянского сроком до 28 августа [лл. 6 и 45].

Ii 20 августа последовало обвинительное заключение, согласно которому, следователь "полагал бы следственное дело ? 4312 Серебрянского по ст. 58-10, ч. 1, и ?. 2 УК РСФСР направить на рассмотрение Особого Совещания при Наркоме Вн. Дел", [поскольку] Серебрянский "виновным себя не признал, (но) изобличается показаниями обвиняемых ... и очной ставкой с Князевым..." [лл. 46-47].

Главный же обвиняемый, архиепископ Никодим, не выдержал моральных и физических, вероятно, пыток, и скончался в 14 часов 30 минут 21 августа 1938 года в тюремной больнице в Костроме - "от декомпенсированного миокардита, острого катара кишечника при явлениях нарастающей сердечной слабости - паралича сердца" [л. 122, д. 4546-38]. Однако только 22 декабря 1938 года последовало постановление о "прекращении дела ? 4546 по обвинению Кроткова Николая Васильевича за его смертью", за подписью ставшего к этому времени Начальником 3-го отделения 4-го отдела УГБ мл. лейт-та Гос. Безопасности Ильичева, ведшего следствие, и за подписью ВРИД Нач-ка 4-го отдела УГБ УНКВД Ярославской. обл. лейтенанта ГБ Рябова.

26 сентября 1938 года Особое Совещание приговорило: "Серебрянского Николая Ильича за к/р деятельность заключить в исправтрудлагерь сроком на ПЯТЬ лет, считая срок со дня ареста. Дело сдать в архив".

Скончался он в Сиблаге 23 мая 1940 г. Причина и точное место смерти пока нам неизвестны.177 30 апреля 1989 года он был реабилитирован178 .

Н.И. Серебрянский - автор серии работ (в т.ч. и маг. дисс.) о монастырях и житиях святых (Евфросина, Никандра, Саввы и др.) Псковской Земли, а также о святых подвижниках Чехии - Яне Гусе, св. Вячеславе и св. Людмиле. (О Н.И. Серебрянском, как крупном славяноведе, см. статьи проф. Л.П. Лаптевой и в сб. "Славяноведение в дореволюционной России"). Докторская диссертация - о древнерусских княжеских житиях.






Б. Исповедники

1. Скончавшиеся в архиерейском сане.





Арсений (Стадницкий Авксентий Георгиевич), еп., вп. - митрополит

22.01.1862-10.02.1936179

Сын молдавского священника Кишиневской епархии, села Комарова Хотинского уезда Бессарабской губ., выпускник Кишиневской дух. семинарии (1880) и Киевской ДА (1885 г.), затем - преподаватель Кишиневской дух. семинарии (1885-1895), Инспектор (с 1895) и Ректор (1896-1897) Новгородской духовной семинарии.

Инспектор (1897-1898) и Ректор МДА (1898-1903), в сане епископа Волоколамского (с 28.02.1899 г.); и и.д. ординарного профессора по каф. Библейской истории (1897-1903). Доктор богословия (1904 г.).

С 1903 г. - епископ Псковский и Порховский, член учебного Комитета Св. Синода (с 1905 г.; с 1906 г. - председатель). С 1907 г. - архиепископ и Член Гос. Совета от монашествующих. Архиеп. Новгородский и Старорусский (1910-1922, с 28 ноября/11 декабря 1917 г. - митрополит). В 1917 г. - кандидат в патриархи (совместно с митр. Тихоном и митр. Антонием). С 1933 г.(?) - митрополит Ташкентский.

Как человек сильного характера и незаурядных административных и научных способностей, он был авторитетным ректором Академии и для студентов и для ее профессуры. Активный деятель противоалкогольного движения в России. Известный церковно-политический оратор в Гос. Совете.

Репрессии против митрополита начались через год после Октября 1917 г. 21 октября 1918 г. Новгородский губисполком обложил митрополита Арсения единовременным налогом в 50 000 рублей с обязательной уплатой его не позже 30 октября, извещение о чем он получил 1 ноября, как он отметил в своем письме от 4 ноября. Владыка просил отменить это постановление, т.к. он живет на жалование в 750 руб/месяц, получаемое от Высшего Церковного Управления и не в состоянии уплатить указанную сумму.

20-го ноября Губисполком оставил в силе свое решение и предложил уплатить налог полностью до 1 декабря 1918 года. [AA?O: o. 550, д. 120].

Практически весь Архиерейский дом в Новгороде был отобран у Владыки: к концу 1917 года половина его квартиры была занята расширившимся Новгородским Епархиальным лазаретом, а с весны 1918 г. при сокращении числа коек лазарета, эта часть квартиры была отдана под помещение церковно-древлехранилища. Вторая же половина квартиры была занята с сентября 1918 г. матросами Ильменской флотилии, прибывшей в Новгород, а с ее уходом в декабре 1918 г. она была занята Штабом 7-ой Армии - так что Владыка не имел даже ни одной свободной комнатки, чтобы разместиться при довольно редких приездах из Москвы, где он находился почти постоянно как участник Собора РПЦ. И тем не менее, в Москве 4 февраля 1919 г. ему вручили "окладной" лист на уплату квартирного налога в 525 руб, о снятии которого по вышеизложенным причинам он просил финансовый отдел Новгородского Совета [AA?O, o. 550, д. 135, л.л. 1-2].

Весной 1919 г. митр. Арсений был подвергнут первому, недельному, аресту. Вторично - в ноябре того же года. В 1920 году, 5 января, выслан из Москвы в Новгород.

22 сентября 1920 г. "органами" был проведен "опрос" митрополита Арсения "по обвинению в противодействии мероприятиям Советской Власти, во внесении им дезорганизации в гражданскую жизнь Новгородской губернии; в нарушении Декрета об отделении Церкви от Государства и последующих его разъяснений, Декрета о похоронах" и т.д.

Виновным в чем-либо митрополит себя не признал.

Речь шла о напечатанных им в №№ 3-4 Новгородских Епархиальных Ведомостей за 1920 г. своего рода архипастырских рекомендациях духовенству и мирянам (в отношении церковного расторжения браков, отпеваний самоубийц, ремонта церковных зданий и т.п.,) к которым прицепились "органы".

Тогда власти решили организовать открытое судебное преследование иерарха. И вот, 11 февраля 1921 г. "именем РСФСР Новгородский Губернский Революционный Трибунал в открытом судебном заседании" обвинил: 180

1. Митрополита Арсения в том, что: а) будучи главою духовенства Новгородской епархии ...заведомо зная, что со времени издания декрета Совнаркома от 3 января 1918 г. все церковные организации лишены прав юридического лица и права владения капиталами, утверждал журналы Епархиального Совета, рассылал от своего и Совета имени указы касательно бракоразводного процесса, судопроизводства церковников, по которому, на основании вышеприведенных соображений, [вышеперечисленное] являлось противозаконным;

б) что несмотря на определенные указания в циркуляре Наркомюста от 18 мая 1920 года о воспрещении дальнейшего ведения церковниками бракоразводного процесса, он, митрополит Арсений, все же, изменив форму бракоразвода на форму снятия бракоблагословений, в правилах о последнем производстве, отпечатанных в №№ 3-4 Епархиальных Ведомостей за 1920 год, привел за основание правила священного Собора и Синода о бракоразводе, что сам он ...в своем показании признал "редакционной неточностью";

в) что несмотря на все противоречие сборов на "церковно-приходскую лепту" существующим законоположениям о сборах-складчинах, допускаемых между членами данного коллектива верующих на нужды своего храма, - утверждал журнал Епархиального Совета и рассылал указы о производстве таковых сборов с "напоминаниями" в случае поступления сборов неполностью и

г) что, несмотря на упразднение по Декрету учреждений вроде "Братства Св. Софии", "Палестинского Общества", "Красного Креста" и др., он, митрополит Арсений, утверждал журналы Совета о записи поступавших на эти учреждения сумм в общие Епархиальные доходы.

.. 2. Епископа Алексия [Симанского], как временно и несамостоятельно управляющего за отсутствием митрополита Арсения по Епархии делами последней, - в попустительстве означенных в п. 1 деяний;

3-4. ...Протоиереев Яковцевского, Соколова и Вихрова и граждан Финикова и Скородумова - как совершителей означенных деяний.

5. Гражданина Финикова еще и в том, что "состоя ответственным редактором Епархиальных Ведомостей уже после опубликования декрета от 23 января 1918 г., когда все частное издательство ...подлежало национализации, ...получил в обход... законодательства согласие Государственного Издательства", что он придавал "Хронике ведомостей" отрицательное освещение к мероприятиям и действиям Советской власти, что ...будучи сам автором некоторых статей, проводил в них явно контрреволюционные идеи" [в частности, в них поместил] и такую фразу: "но такова уж Русская революция, что она душит не только свободу слова, но и свободу мысли..." [ГАРФ, ф. 550, д. 148, л. 1]

Опускаем дальнейшее перечисление их "преступных" деяний .

12 февраля Трибунал, "применив к ним амнистию ВЦИК от 6 ноября 1920 г., [приговорил] к условному наказанию митрополита Арсения, протоиереев Яковцевского и Соколова, граждан Финикова и Скородумова сроком на пять лет каждого, а епископа Алексия (Симанского) и протоиерея Вихрова (Венедикта) на три года каждого...

Кроме того, [постановил] в целях ограждения завоеваний Октябрьской революции и в интересах трудящихся масс избрать постоянным местопребыванием митрополита Арсения - город Архангельск...

Настоящий приговор может быть обжалован ...в кассационном трибунале при ВЦИК в течение 48 часов с момента вручения с него копии".

Копия была препровождена митрополиту Арсению 15 февраля.

17 февраля митрополит Арсений подал кассационную жалобу, где, между прочим, указал, что:

..II. "Применение... двух наказаний, а именно - условного лишения свободы и ссылки на житье в Архангельск недопустимо, как являющихся двойным наказанием за одно деяние...

III ...Согласно параграфа II Циркуляра НКЮ от 3 января 1919 г. по вопросу об отделении Церкви от государства, ссылка служителей Церкви из пределов одной губернии в другую не допускается.

IV. Действия мои ...не носят преступного характера, на что косвенно указывает в своем постановлении и заведующий церковным отделом Левендаль..." [ oai ?a, д. 149, л. 1].

Кассационный трибунал ВЦИК в составе Красикова (предсе-датель), тов. Карклина и Анского в присутствии члена-докладчика трибунала т. Нехамкина в своем заседании 16 июня 1921 г. "рассмотрел жалобу на приговор Новгородского Революционного трибунала от 12 февраля 1921 г. по делу митрополита Арсения и иже с ним в противодействии политике Советской власти и приговоренных к условному наказанию на 5 лет Арсения и еще трех лиц из Епархиального Управления, а епископа Алексия [Симанского] и прот. Вихрова на три года, и решил:

- в виду отсутствия поводов к отмене приговора, оставить приговор в силе, отменив лишь высылку в Архангельскую губернию митрополита Арсения, и выяснить через ВЧК обстоятельства печатания Епархиальных Ведомостей (откуда бумага, типография, разрешение [на печатание] с выяснением виновных в упущениях лиц и учреждений и пр." [д. 147 л. 1].

2 июля 1922 по вызову ГПУ митрополит приехал в Москву, где был привлечен к судебной ответственности в качестве обвиняемого вместе со Св. Патриархом Тихоном по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей. С 22 (24 ?) марта 1923 г. до 10 января 1924 г. находился в заключении. Был выпущен, но 15 января снова арестован и заключен в Бутырскую тюрьму.

Он признавался одному священнику, "какие чувства малодушия и трусости он вдруг пережил в ожидании расстрела", будучи в Бутырской тюрьме: "Я уже старик, - ждать впереди нечего, я монах от юности, наконец архиерей, пример и образец христиан и христианского мужества, и вот никак не мог собой овладеть. Такая жажда жизни, такое нежелание умирать, такая тоска и борьба с собой и страх смерти и малодушие, что просто ужас..". - а это был "широкий ум, большое образование, могучая воля, честность и прямота, решительный и непреклонный характер, строгость к подчиненным и себе".181 28 марта осужден Комиссией НКВД СССР на 3 года высылки в г. Бухару. Но в Бухару он не попал, а был в Полторацке (Асхабаде) 182.

В 1925 году, 5 декабря по завещанию Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Крутицкого Петра (Полянского) на случай своей кончины митр. Арсений назначен третьим кандидатом на должность Местоблюстителя Патриаршего Престола.

В 1926 г. переведен в г. Ташкент, видимо, из Асхабада.

В 1927 г. 28 марта, по постановлению ОСО при ОГПУ СССР, ему, якобы было разрешено свободное проживание в пределах Средней Азии.

18 мая 1927 г. митр. Арсений был включен в состав Синода при митр. Сергии, но как указано в "Актах", участия в заседаниях не принимал. Вполне возможно, что это был пропагандистский маневр Е.Тучкова для укрепления авторитета митр. Сергия.

Вообще говоря, период жизни Владыки в 1924-1933 гг. остается пока мало известным или мало достоверным в некоторых своих частях183 . С 11 августа 1933 он был, якобы184 , на Ташкентской кафедре до своей смерти в 1936 г..

Он - автор многих исследований по истории Православной Церкви в Молдавии, Бессарабии и Румынии, а позднее - в Псковской земле. Знаток церковного пения. Автор многочисленных поучений, слов и речей.





Иаков (Пятницкий Иван Алексеевич - в МДА), вп. - митрополит

22. 09.1844 - 1922 /1923

Родился в с. Брынь Жиздринского уезда Калужской губ.

Окончил Калужскую духовную семинарию и в 1870 г. - МДА со степенью кандидата (магистранта) богословия.

Помощник секретаря Совета и Правления МДА с 30 августа 1870 г., и помощник Инспектора МДА в 1871 - 1872 гг.

С 1872 г. смотритель Мещовского духовного училища Калужской епархии.

С 16 октября 1873 - преподаватель Вифанской Духовной Семинарии.

В 1878, 6 ноября удостоен степени магистра богословия за работу "Происхож-дение христианского богослужения".

В 1886, 12 августа пострижен в мантию,17 августа рукоположен во иеромонаха.

С 1 октября 1886 - ректор Вифанской духовной семинарии в сане архимандрита.

В 1891, 28 апреля хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии (в Успенском соборе в Москве).

С 29 сентября 1892 - епископ Уманский, викарий Киевской епархии.

С 16 января 1893 - епископ Чигиринский, викарий Киевской епархии.

С 19 августа 1904 - архиепископ Ярославский и Ростовский.

В 1906 г. - член Предсоборного Присутствия, председатель в третьем отделе - "О реформе церковного суда".

С 25 января 1907 - архиепископ Симбирский и Сызранский.

С 10 декабря 1910 - архиепископ Казанский и Свияжский.

Член Священного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 гг., почетный председатель Отдела о Духовных Академиях, председатель Уставного Отдела.

В 1917 г., 28 ноября (11 декабря), на Соборе возведен в сан митрополита.

В 1918 г., осенью, переехал из г. Казани в г. Иркутск.

В 1919 (?) назначен митрополитом Иркутским.

В 1920, в апреле (?) - митрополит Томский.

В 1921 по прошению уволен на покой; назначен управляющим, на правах настоятеля, Московским Симоновым монастырем.

В 1922 г., в марте - в заключении в тюрьме ГПУ в Москве.185 185

В 1922 (1923 ?) скончался в г. Томске вскоре после тяжелой операции.

Печатные труды Владыки относительно немногочисленны - около 10 названий, правда, среди них 5-томное собрание его проповедей и речей, (о достоинстве которых митр. Мануил Лемешевский высказался довольно критически), его отзывы о предполагаемых церковных реформах (1906 г.), ряд статей.





Иоасаф (Шишковский Алексей Стефанович), и-м., вп. - архиепископ

19.05.1888-15.12.1935

Помощник инспектора (1913-1919). Окончил МДА в 1913 г. Способный регент, автор нескольких духовных композиций. В 1919 г. - и.о. помощника Секретаря Совета и Правления МДА (в сане игумена).

Епископ Кашинский (1921). В 1922-23 гг. временно уклонился в обновленчество. С 9 окт. 1923 г. - епископ Малоярославецкий, затем Могилевский (1927), Сызранский (1928-1930), Серпуховский (с 3.4.1930), Можайский (с 22.11.1933), Брянский (с 23.3.1934); с 1935 г. - архиепископ. Скончался в Донецком монастыре (По митр. Мануилу).

В ссылке186 был в 1923 - 26 гг. в Тверской губ., в 1926 - 27 гг. в Угличе.

Автор нескольких статей разного направления (о системе проф. Тареева, о древних христианах мучениках, о преп. Исидоре Пелусиоте и др.).





Николай (Могилевский Феодосий Никифорович), и-м., вп. - митрополит

6.08.1877 187-25.10.1955

Помощник инспектора МДА (август 1911-декабрь 1912).

Родился в с. Комиссаровка Екатериносл. губ., окончил местные дух. училище и семинарию. В 1898-1903 гг. служил псаломщиком и затем учителем начальных школ на юге России.

С 1903 г. - послушник Ниловой пустыни (Тверской). В 1904 г. принял монашество; иеродиакон и иеромонах (1905), благочинный Ниловой пустыни (с 1906 г.). Окончил МДА в 1911 г. магистрантом. В 1912 г. назначен инспектором Полтавской ДС, затем Черниговской ДС (1915); архимандрит и настоятель Княже-Владимирского монастыря в Иркутске (1916); ректор Черниговской ДС (1917). В 1919 г. - епископ Стародубский, викарий Черниговской епархии, как и Сосницкий (не ранее, чем с 15.09.1921 г.), затем с 6.08.1923 - еп. Каширский, с 19.10.1923 - еп. Тульский (до декабря ?). В 1923-1925 гг. жил в Москве без права выезда.

В ноябре 1925 года арестован и брошен в Бутырскую тюрьму, с июня 1926 г. - в ссылке в Нило-Столобенской пустыни в Тверской обл. С 16.IX или 7.X т.г.- еп. Орловский, в апреле 1930 (или 1931 ?) года "уволен на покой". 27.02.1932 г. арестован, в ноябре получил 5 лет концлагерей и содержался в Вологодской тюрьме. Затем находился в ссылках. С 5.06.1945 г. - архиепископ Алма-Атинский (в сане митрополита с 1955 г.).





2. Скончавшиеся в иерейском сане





Андреев Феодор Константинович, и.о. доцента, вп. - протоиерей

1.04.1887-10/23.05.1929 188

Сын Новоладожского купца. Окончил столичное 3-е реальное училище и 1 или 2 курса Института гражданских инженеров, затем экстерном - Моск. дух. семинарию.

Кандидат богословия МДА (1913), исполнявший с 1913 г. (фактически с 1914) должность доцента по каф. Систематической философии и логики (до 1919 года).

С 1919 г. - в Петрограде. Преподает словесность в Михайловском училище ,189 литургику, догматику и Ветхий Завет - на богословских, т.н. "Пастырских курсах", открытых под руководством И.П.Щербова в 1919 году. В 1920-1923 гг. - профессор Петроградского Богословского института. В 1924-28 гг. - профессор Высших Богословских курсов. Рукоположен еп. Николаем (Ярушевичем) в сан диакона 17.12.1922 г., в сан иерея - через два дня и назначен четвертым иереем в Казанский собор. После захвата его обновленцами в июне 1923 года не служил. Осенью еп. Мануил (Лемешевский) назначил его младшим священником Сергиевского собора, 14 190 июля 1927 года арестован ОГПУ по обвинению в контрреволюционной агитации, 31 августа освобожден под подписку о невыезде, в декабре 1927 года о. Феодор перешел служить в храм Спаса-на-Крови, бывший тогда кафедральным собором... Вновь был под арестом с 25 сентября по 7 декабря 1928 года.

Царское Село, 1925 г.

После "Декларации" митр. Сергия и отказа митр. Иосифа, (см.) назначенного поначалу на Ленинградскую кафедру, перейти в Одессу, возник так наз. Иосифлянский раскол с отходом от митр. Сергия. "Главным штабом" петроградцев в это время, по словам М. Польского191 , была квартира о. Феодора Андреева. Он составил "Послание", с которым поехала делегация духовенства к митр. Сергию; сам он по болезни не смог поехать. Митр. Сергий категорически отказался от перемены "новой церковной политики" и настаивал на сотрудничестве Церкви с безбожной Советской властью.

Тогда, 14-16 дек. 1927 г., о. Феодор составил текст и формулу "отложения" петроградцев. Первыми "отложились" петроградцы, при этом епископы Сергий Нарвский и Дмитрий (Любимов), были преданы на растерзание в ГПУ.

Осенью 1928 г. и о. Феодор был арестован, но в тюрьме у него из горла хлынула кровь. Тюремные врачи установили у него туберкулез горла и эскудативный плеврит. На очередном допросе ему предложили свободу, если он поддержит митр. Сергия. Следователь рисовал перед полуживым пастырем "прелести" процветания Церкви, признанной Сов. властью и пользующейся правами юридического лица. "- Не надо нам ваших советских прав, оставьте нам наше святое бесправие" - ответил о. Феодор, которого петроградские викарии называли адамантом Православия. 7 декабря за недоказанностью обвинений он был освобожден вместе с другими, арестованными вместе с отцом Феодором.192 По свидетельству современников, его похороны вызвали небывалое после похорон Ф.М. Достоевского стечение народа, пришедшего воздать благоговейное уважение к исповеднику Христовой веры.

Он - автор нескольких небольших работ по славянофилам, о Ю.Ф.Самарине и др. Магистерская работа осталась незащищенной. В Ленинграде пользовался авторитетом ревностного пастыря и хорошего проповедника. Как человек, Федор Конст. обладал неотразимым обаянием своей очень чистой и светлой личности и художественно одаренной натуры. Был хорошим пианистом и художником.





Виноградов Василий Петрович, э.о. проф., вп. - протопресвитер

23.03.1885-24.10.1968

Сын священника из Можайска. Окончил МДА в 1909 г. Экстраординарный (1917) профессор Академии (сверх штата) по каф. Пастырского богословия, которое он преподавал с 1910 до 1919 г. Магистр богословия (1914).

Сотрудник еп. Евдокима по изданию при Академии журнала "Христианин", а с 1914 г. - его ответственный редактор.

В Академии был известен своими прогрессивными взглядами и симпатией к студентам, за что и был переведен из Академии самоуправствующим епископом Феодором в Московскую духовную семинарию в 1916 году, а в 1917 г. по решению Совета Академии вместе с другими прогрессивно настроенными ее членами был восстановлен в ее рядах.

Член и Председатель Моск. епархиального Совета (1918-1924).

Тяжелые испытания обрушились на него уже в 1921 году, его он провел в концлагере в Архангельске.

3 февр. 1922 г. Василий Петрович был рукоположен Св. Патриархом Тихоном в сан иерея с возложением золотого наперсного креста, а в мае - одновременно с Патриархом - был арестован и до конца года был в тюрьмах Москвы и Владимира.

В 1923-30 гг. настоятель моск. Тихвинской церкви в Сущеве. (с 1928 г. - в сане митрофорного протоиерея).

Из последующих 16 лет после смерти Патриарха провел около 6 лет, в общей сложности, в концлагерях на Красной Вишере, в Архангельске, Перми и Владивостоке, в т.ч. и на Колыме (в Ногаево - под Магаданом), куда был выслан в 1930 г. после очередного ареста.

В 1935-42 гг. священствовал, видимо, с перерывами в Москве и в Калужской епархии, в частности, в с. Федоровском Угодско-Заводского района.

При немцах перебрался в Вильнюс, где был наместником Свято-Духовского монастыря и ректором пастырских курсов (Семинарии), с 1943 г. - в сане протопресвитера.

В 1944 г. - настоятель Венского Никольского собора.

С 1945 г. священствовал в ряде мест Австрии и Германии, с 1951 г. - настоятель двух церквей под Мюнхеном (в Людвигсфельде), где и скончался. Под конец жизни совсем ослеп.

В 1951 г. - редактор Епархиальных "Церковных ведомостей", с 1954 - руководитель пастырских курсов.

Автор более пятидесяти работ, опубликованных до 1918 года, по пастырскому богословию, (в т.ч. "Уставные Чтения" - маг. дисс.), о митрополите Платоне, на церковно-общественные и текущие вопросы религиозной жизни России и о ее деятелях. За рубежом в 1959 году в Мюнхене (под своим старым псевдонимом - В. Можайский) опубликовал воспоминания "О некоторых важнейших моментах последнего периода жизни и деятельности Святейшего Патриарха Тихона (1923- 1925). По личным воспоминаниям".193





Гумилевский Илья Васильевич, э.о.профессор - священник

20.7.1881-7.12.1963

Сын казака Новониколаевской станицы Черкасского округа области Войска Донского.

Учился в Новочеркасской (1897-1900) и Моск. дух. семинариях (1900-1903), затем - в Моск. Дух. Академии (1903 - 1907). Преподаватель в МДС (1907-1912).

Экстраординарный (1913) профессор МДА по кафедре Литургики с 1912 г. до 1919 г. Магистр богословия (1913). Священник с 1907 года, с 1914-го - служил в Храме Христа Спасителя, с 1922-го - протоиерей храма Лазаревского кладбища, затем - где-то на Арбате, позже - в ц. Флора и Лавра на Зацепе. С 1928 г. - за штатом.

При обсуждении в Храме Христа Спасителя на приходских совещаниях вопроса об изъятии церковных ценностей "отец Илья сидел и молчал", как сказал Громогласов на судебном процессе, и потому избежал тогда репрессий. Захват обновленцами Храма Христа Спасителя вынудил о. Илью перейти в другой, а затем в третий и четвертый храмы. Когда он служил на Зацепе, то здесь 20 декабря 1928 года194 он был арестован и по обвинению в контр. револ. агитации приговорен ОСО при Коллегии ОГПУ от 22.2.1929 г. на трехлетнюю ссылку в Сибирь, но постановлением того же органа от 2.12.1931 был освобожден.

По устным воспоминаниям некоторых родственников, он был вынужден (видимо в 1932 г. - С.Г.) уехать на несколько лет на родину, т.к. он не принял нового курса митр. Сергия и примкнул к подпольному церковному движению под названием "Истинно-православных христиан". Здесь, по некоторым данным195 , он принял монашество с именем Сергий и был потом в сане игумена и преподавателем (с 1918 года), а потом якобы даже руководителем (с 1945 года до 60-х годов) "Богословских курсов 3-х ступеней", возникших еще в 1918 году и имевших с течением времени и другие названия ("Даниловская академия", "Нелегальная СПБДА").

Это сообщение входит в противоречие с устным сообщением одной из ближайших родственниц о. Ильи, полученным автором в конце 70-х годов, что его общение с верующими в условиях репрессий, доносов и обысков с арестами все более поневоле суживалось, так же и с его собственной семьей - женой и тремя детьми, разошедшимися с ним в понимании и оценке происходящего, пока вовсе не прекратилось. Долгие годы (около 30 лет) прожил Илья Васильевич в одном из домов по Афанасьевскому переулку в самом центре Москвы, практически никуда не выходя196 , под опекой и на средства одной из верных духовных дочерей - ученого-химика. Его отношение к Московской Патриархии не изменилось и к концу жизни, так что его и отпевали дома. Добровольный "само-заключенный", он скончался от диабета, осложнившегося гангреной ног. Похоронен на Востряковском кладбище.

В Академические преподаватели попал лишь благодаря еп. Феодору, и шел в русле политики последнего в Совете Академии.

Автор незначительного числа статей, магистерской диссертации ("Учение ап. Павла о душевном и духовном человеке"), сборника проповедей и службы с акафистом святителю Ермогену.





Забавин Борис Иванович, вп. - протоиерей

1.05.1871 - п.1930

Сын диакона (вп. - священника) Никольской церкви села Парфеньева о. Иоанна Сергеевича Забавина. Окончил МДС (1893) и волонтером поступил в МДА (окончил в 1897 г.), затем служил вольнонаемным учителем пения и регентом церк. хора при С.-Посадской гимназии.

Помощник Секретаря Правления и Правления МДА (1898 - 1901) и учитель географии в школе приюта Алексанро-Мариинского Дома Призрения.

С 2/17.10.1901 - священник моск. Девятинной близ Пресни церкви,

с 18.04.1908 г. - в церкви Неопалимой Купины в Зубове,

с 25.11.1910 г. - настоятель храма в сане протоиерея,

в 1921 году награжден золотым крестом с украшениями.

В 1907 - 1917 гг. состоял членом разных комиссий и Советов в своем Пречистенском сороке, в т.ч. и помощником благочинного.

В 1921 г. - казначей Комитета помощи голодающим при Святейшем Патриархе.

В марте 1922 года арестован в связи с сопротивлением изъятию церковных ценностей. Проходил по весеннему процессу 1922 года над "церковниками" и приговорен первоначально к трем годам заключения, но в июле 1923 года, вероятно, был освобожден. Во всяком случае, в 1924 году в сентябре он служил у себя в храме ("Неопалимой купины") и принимал Святейшего. В 1927-28 гг. он снова был арестован и получил высылку "-6". Поселился в Твери, служил в Троицком храме помогающим священником, по словам А.Б. Свенцицкого, и умер там где-то в начале 30-х годов, вероятно, от недостатка сердечной деятельности, которой давно страдал. 197

В середине 20-х годов это был уже поседевший человек среднего роста, очень скромно державшийся, тенор по голосу. Отец пятерых дочерей и одного сына - Михаила, 1909 г. рождения.

Из его печатных публикаций нам известна лишь одна - статья об архиерейском служении в его храме - МЦВ 1916, N 39-40.





Миловский Николай Михайлович, вп. - протоиерей

23.02.1861 - 1.09.1927

Сын священника г. Шуи Владимирской губ., окончил Владимирскую семинарию (1883) и МДА (1887).

Помощник инспектора МДА (1888 - 1892).

С 10.05.1892 определен в священники к Воскресенской на Остоженке церкви. Позднее переведен в церковь Ризоположения на Донской ул. С 1910 (??) - протоиерей и настоятель этого храма.

В апреле 1922 года арестован по обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей, а он, всего-навсего, "по долгу службы огласил во время богослужения воззвание Патриарха Тихона по поводу изъятия, а затем предложил прихожанам подписать присланный вместе с воззванием протест против изъятия". По приговору в конце судебного процесса, 14 декабря, он был осужден на 5 лет тюремного заключения, но нужно полагать, что в 1923 году он был освобожден, как и основная фигура этого процесса - протопресвитер Александр Хотовицкий.198 198

Миловский - член Русского библиографического общества при Московском Университете, с 1900 г. состоял в Комиссии по изданию Четьих-Миней на русском языке. Автор десятка брошюр и статей разного направления, в т.ч. мемуарного, и по истории тех храмов, где он служил.

3. Миряне





Нечаев Петр Васильевич, э.о. профессор

18.08.1883 - 10.11.1965

Сын псаломщика московской Георгиевской в Грузинах церкви. Окончил Моск. дух. семинарию. После окончания МДА в 1908 г. преподавал в Литовской (1909-1913) и Московской (1913-1916) духовных семинариях.

Экстраординарный профессор (1917) по кафедре Педагогики (с 27.10.1916 - исправлявший должность доцента). Магистр богословия (1917).

В 1919-1923 гг. преподавал педагогику в Сергиево-Посадском институте Народного Образования и психологию в Педтехникуме.

Арестован и выслан из Сергиева Посада в 1923 г. (по слухам, за преподавание психологии, как "лженауки").

Вторично выслан (в конце 20-х годов - начале 30-х годов) в Калугу, откуда переехал в г. Тарусу, а оттуда - в Можайск, где возобновил педагогическую деятельность.

В 1934-35 гг., когда с него была снята, т.н. "стокилометровая зона ограничения проживания", он перебрался под Звенигород, в "Городок", потом в с. Успенское, где завоевал огромную популярность у местных жителей, избравших его даже депутатом в сельский (?) Совет. Престарелому педагогу в 1961-62 гг. предоставили, наконец, благоустроенную квартиру в Голицыно, где он и окончил свой жизненный путь.

Помимо магистерского сочинения о теизме, он - автор двадцати небольших статей, из которых лишь одна (о Германе Ульрици) имела отношение к его диссертации.

Туницкий Николай Леонидович, э.о.профессор199

16.09.1878-30.03.1934 200

Сын священника с. Памфил(ы) Переяславского уезда Полтавской губ., окончил Полтавскую дух. семинарию (1899) и по окончании МДА в 1903 г. провел 2 года стипендиатской подготовки (2-й год по спец. разрешению Синода) в СПБ-ском Университете, прослушав ряд специальных дисциплин у ведущих профессоров по филологии.

И.д. доцента МДА с 1905 г., магистр богословия и доцент (1913), экстраординарный профессор (с 1913) по кафедре Истории русской литературы (до 1919 г.).

В 1917 г. - делегат от МДА в Комиссию по реформе Высшей Духовной школы.

С 1916 до 1918 года - приват-доцент ИМУ по кафедре Славянской филологии.

С августа 1917 до марта 1918 г. - председатель Городской Думы Сергиева Посада.

В 1918-1922 гг. преподавал языки (украинский, сербский, польский) в Киевских вузах, заведовал кафедрой Славистики в Киевском университете.

В 1922-1934 гг. - преподавал в вузах Москвы (в т.ч., во 2-м МГУ), Нижнего Новгорода, Твери (Институт народного образования). В 1926 г. был членом Словарной Комиссии АН СССР.





Н.Л. Туницкий состоял членом-сотрудником Русского Археологического института в Константинополе, членом Общества истории и древностей Российских, общества Нестора-летописца и Комиссии по научному изданию Библии, для которой он взял на себя обработку книги Притчей Соломоновых.

На собрании приходских общин Сергиева Посада в феврале 1918 г. Туницкий был избран в председатели Союза этих общин, но вскоре покинул этот пост недовольный теми лицами, кто был избран ему в помощники.

Последние годы он состоял профессором на каф. языкознания Моск. Пединститута им. Бубнова. 9.02.1934 г. арестован по ложному обвинению как член контрревол. национал-фашистской "Российской национальной партии", сфабрикованной в недрах ОГПУ, в которую его вовлек, согласно вынужденному на допросе "признанию" некто Г.А.Ильинский. По этому делу проходило 36 человек, в основном - филологи, из которых до освобождения дожило только 17 человек: 11 было расстреляно, двое умерло в тюремных больницах, двоих освободили условно, судьба троих осталась невыясненной (в т.ч., и одного, сошедшего с ума); но один, покончил с собою - Николай Леонидович. "Из материалов дела видно, что он (на допросе 23 марта) ни про кого не сказал ничего плохого и никого не объявил членом "контрреволюционной организации". Названные им филологи уже давно были арестованы и "изоблечены" другими [кроме А.Д.Седельникова, арестованного после Туницкого, и двоих, которые и не были арестованы]. Однако Туницкий чувствовал, что даже тот компромисс, на который он пошел, был пятном на его совести, а внезапное освобождение его [28 марта под подписку о невыезде] без реабилитации заставило [вероятно] его думать, что он получил свободу ценой предательства. Так появилась первая жертва дела "Росс. национальная партия". В ОГПУ 14.04.1934 задним числом приняли решение о прекращении дела Туницкого в связи "с недоказанностью" "факта его участия в контрреволюционной организации".201 Н.Л. Туницкий - один из молодых талантливых прогрессивно настроенных профессоров Московской Духовной Академии, заявивший себя крупным специалистом по славяноведению уже своей магистерской работой "Св. Климент, еп. Словенский", удостоенной от Академии Наук полной премии гр. Д.А. Толстого и Золотой медали. Этой же теме посвящены были 6 статей из 25 написанных им. В ряде статей рассматриваются другие вопросы славянской филологии и истории (о учениках Кирилла и Мефодия202 , о текстах болгарских рукописей и т.д.). Четыре статьи посвящены Н.В. Гоголю в связи с вечером в его память, проведенным литературным кружком (23.4.1909 г.), который возглавлял Н.Л. Туницкий в Академии. Несколько статей освещают и другие, менее значительные вопросы.






Дополнительные замечания и приложения

Помимо выше перечисленных лиц, репрессиям возможно подвергались, и даже м.б. мученически окончили свою жизнь и др. члены академической корпорации, о которых пока нет никаких сведений, как-то: миряне - профессоры Александр Иванович Покровский, Степан Григорьевич Рункевич и Иван Пименович Четвериков.

Первый из них родом из Подмосковья, с 1916-1928 гг. жил в Одессе203 ; второй - из Петербурга, но в начале 20-х годов работал в Москве, а скончался якобы в 1924, как сообщил А.А. Бовкало (из ПДА), но насколько это достоверно, он не знает. Четвериков же с 1909 г. преподавал психологию в Киевской Духовной Академии, а в Московской - с 1920/21 уч. года. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Распоряжение митрополита Петра (Полянского) от 14 сентября 1925 г.204 Оо. благочинным и настоятелям храмов гор. Москвы и Московской области.

1. В целях поднятия церковной дисциплины:

1) О.о. благочинным по всем вопросам церк. жизни, непредусмотренным церковными положениями, обращаться к местному архиерею.

2) О.о. настоятелям находиться в субординационном отношении к своему благочинному...

3) Вторым священникам не присваивать себе прав настоятелей...Младшим следовать указаниям настоятелей.

4) Совмещение членами причта посторонних обязанностей не освобождает их от аккуратного исполнения ... обязанностей по храму.

5) Настоятелям вменить в обязанность наблюдать за тем, чтобы отцы диаконы в воскресные и праздничные дни служили с приготовлением, чтобы члены причта являлись в храм в одеждах присвоенных их сану...

2. Решительно заявляю о недопустимости этих и подобных явлений в церковно-богослужебной практике:

1) Совершение литургии при открытых царских вратах с устройством торжественной встречи и облачениями среди храма.

2) Опущение молений об оглашенных...

3) Чтение евангелий на литургии лицом к народу.

4) Употребление неположенных обращений перед чтением Евангелия ("Христос с нами" и проч.)

5) Совершение всенощного бдения среди храма, нередко с кафедры.

6) Совершение всенощной под 13 сентября по пасхальному чину.

7) Совершение литургии Иоанна Златоуста в Вел. Пост в неположенные дни.

8) Совершение утрени Вел. Пятницы в посты Успенский и др.

9) Совершение пассий не по уставу и в необычное время.

10) Совершение чина погребения Божией Матери позднее 16 августа.

11) Совершение вечерни Вел. Пятницы позднее 3 часов пополудни.

12) Совершение всенощной под Вел. Субботу с обнесением плащаницы вокруг храма.

13) Введение русского языка в богослужебную практику.

14) Употребление произвольных возгласов и молитв.

15) Произвольное сокращение и изменение богослуж. последования в ущерб молитвенному и праздничному содержанию".






Приложение.



Титульный лист следственного дела Мосревтрибунала (МРТ) по 2-му "процессу церковников". (фрагмент)

Приложение

Анкета арестованного профессора С.С.Глаголева (фрагмент)

О лицах со звездочкой полнее дано нами в кн. "Стратилаты академические", М. 1999 г.

1 Как пример возможного искажения целой страницы русской церковной истории XX века в силу этих факторов можно назвать вопрос о подпольной Катакомбной Церкви, или "Истинно-Православной Церкви", по поводу чего один церковный историк (П.Проценко) обвинил в мифологизации нашей церковной истории И.И.Осипову, автора книги "Сквозь огнь мучений и воды слёз...", [М.1998., с. 262]. - см. его статью в Приложении "НГ- Религия" ("Дайджест") от 1 февраля 1999 года, N 1, с. 15. Он утверждает, что вообще "ИПЦ" - это выдумка мол чекистов. Шкаровский же указывает, что этот термин ввел еще в 1927 году архиеп. Андрей (Ухтомский).

2 Более подробно они будут представлены в подготавливаемой для печати книге "Московская Духовная Академия в начале XX века Профессура и сотрудники. Основные биографические сведения".

3 - преподаватель, не имеющий степени магистра

4 - профессор, не имеющий докторской степени, т.е. магистр богословия.

5 Дано по Дамаскину Орловскому, и вероятно по н. ст., т.к. 10 января - по митр. Мануилу (ст. ст. ?), 10 февраля - по Мих. Польскому; 7 апреля - по Бойцову.

6 Точнее - 26 марта 1921 г., за неисполнение распоряжений Советской власти, как отмечено в списке 85 политзаключенных Таганской тюрьмы по состоянию на 15 ноября 1921 г. [ГАРФ, ф. 8419, д. 96].

7 См. А.В. Журавский. "Трагедия в Раифском монастыре", Казань 1994 г., с. 11, 17. и его же "Казанская Духовная Академия в последний период своего существования" - Материалы Казанской юбилейной историко- богословской конференции, Казань, 1996 г., с. 95-102, 186.

8 Сообщение о пребывании его на Соловецком острове в 1922-27 гг. у М.Польского (и др. авторов) на наш взгляд, является ошибочным. В Красноводске он жил вместе с еп. Никодимом (Кротковым) по ул. Горького, 3. [ф. 8409 д. 90 , л. 145]

9 "Ночью с 27 на 28 июля" - указывает М.Польский. "8 августа" и последующие даты взяты у прот. Н. Доненко - Вестник РХД, 1997, N 1 (175), с. 235-245, где, к сожалению, начальные сведения о митр. Анатолии не отличаются достоверностью и документальностью: защита им магистерского сочинения состоялась лишь в 1911 году, работа была не из блестящих, она подверглась резкой критике со стороны проф. .И.Д.Андреева, который отметил у автора и слабое знание сирийского языка. Официальные оппоненты весьма сдержанно оценили работу начинающего "ученого монаха", которая, вероятно, нужна была лишь для того, чтобы "остепениться". Он был протеже и даже якобы другом архиеп. Антония Волынского, который и позже быстро продвигал его по иерархической лестнице. Но справедливости ради нужно отметить, что наукой он интересовался и в годы изгнания.

10 Цитировано по статье прот. Николая Доненко.

11 Прот. Николая Доненко, цит. соч.; М. Польский, цит. соч. т. 2. с. 155-156; "Акты", стр. 838.

12 Дополнительные сведения взяты из Базы данных в ПСТБИ на основе источников: 1. "Акты" с. 444, 446, 703, 964; 2. ГА РФ, ф. 6343, оп. 1, д. 263. лл. 75, 117; 3. Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг., т. 1, с. 95; 4. Иером. Дамаскин (Орловский); 5. Нечаев М.Г. Красный террор и Церковь на Урале. Пермь, 1992; 6. Протопр. М. Польский, ч. 2, с. 128; 7. И Резникова. Православие на Соловках. СПб., 1994. с. 122; 8. Состав Святейшего Синода на 1917 г., с. 56-57.

13 Согласно справке из КГБ - 10 июля, по Мануилу - 10 июня, согласно же Вестнику ЛДА N 2 (1990) - 1 августа. Приговор вынесен, согласно "Актам" (с. 847), - 17 июня.

14 Это взято из опубликованного отчета А.П.Орлова, и это либо ошибка, либо чисто номинальное назначение, т.к. Варфоломей где-то с начала 1920 г. до февраля 1921 г. был в заключении, где едва выжил - см. далее. Проректором после Илариона был Страхов.

15 Монахиня Игнатия (Петровская). "Высоко-Петровский монастырь в 20-30 годы" - ж. "Альфа и Омега", 1996 г., № 1 (8), с. 118. Справка: М.Игнатия, в миру Валентина Ильинична Пузик, дочь железнодорожного служащего, род. 19.1/1.2 1903 г., окончила биологич. ф-т Моск. Университета, доктор биологич. наук. С 1924 г. - дух. дочь о. Агафона, в конце 20-х годов приняла тайный постриг, автор крупных работ в разных областях медицины, в последние годы - и ряда работ по гимнографии и служб новопрославленным святым [там же, с. 114 - 116]. С 1992/93 гг. преподавала в детской воскресной школе при Пименовском храме в Москве.

16 Алексей Юдин. "Я готов на любые жертвы" (Расстрельное дело архиепископа Варфоломея) - ж. "Истина и жизнь", 1996 г., № 2, с. 35. В дальнейшем в скобках мы даем ссылки на страницы его текста. В отношении же приведенного обвинения должно заметить его очевидную абсурдность: Варфоломей призывал к защите мощей, а массы, как говорилось в обвинении, устремились на исполнителей реставрационных работ, проводившихся по договору с Лаврой!

17 И обновленческим архиеп. Николаем (Розановым). Его последняя кафедра - Пензенская обновленческая, 1929-1931 годы. Кстати говоря, последний и ратовал за сближение с католиками в целях спасения Церкви, хотя и отрицал это на допросах [Юдин, с. 37., 1-я кол.].

18 См. мнение профессора И.В.Попова (примеч. 149, со ссылкой на Склярову).

19 Очевидно, в плане внедрения в католические круги и дискредитации самого Варфоломея. Но какие для этого были основания? Известно, что ряд академических профессоров был в какой-то степени связан с московскими католиками-абрикосовцами (см. книгу И.И.Осиповой "В язвах своих сокрой меня", М.,1996 ): священник Павел Флоренский, который как-то читал даже лекции для них, доцент С.М.Соловьев, который перешел к униатам в начале 20-х годов, ректор Академии до 1922 протоиерей Анатолий Орлов, который, по данным о. Дамаскина, второй раз был арестован в 1924 г. даже за какое-то участие в их собрании. Очень вероятно, что через последнего и проректор Академии Варфоломей (Ремов) был каким-то образом познакомлен с ними, и потому епископ д,Эрбиньи в 1925 г. как-то виделся с Варфоломеем. Возможно, что на процессах абрикосовцев прозвучало имя Варфоломея, и у руководителей ОГПУ родилась идея внедрить его в прокатолические круги. Показания же на следствии о том, как и почему Варфоломей познакомился с Нёве в 1929 году (у Осиповой - в 1928 г.) через некоего инженера Румянцева, могут быть восприняты нами по-разному: и как действительно имевшее место, якобы случайное, и как подстроенное ОГПУ, или как нужным образом сформулированное органами "показание" Варфоломея, подписанное им самим или за него. В частности, во фразах: " К 1932 г. наши [с Нёве] отношения стали дружественными, встречи стали регулярными. В 1932 г. я, по предложению Нёве, перешел в тайное католичество" (см. ук. соч. Осиповой, с. 37) - явно чувствуется их формулировка следователем. Равным образом, можно относиться и к показаниям о "тайном вступлении в католичество", которое могло произойти и под давлением ОГПУ в целях компрометации епископа, и как шаг, на который сам Варфоломей мог пойти, но только в интересах Русской Церкви. Вспомним замечания Алексея Юдина, что "никаких перспектив для развития русского католичества переход в него архиепископа Варфоломея не открывал" и что "свидетельства людей близких к Варфоломею не только не подтверждают (этот переход) ..., но даже не содержат намека на его прокатолические симпатии" [Юдин, с. 33]. Все это говорит за то, что переход скорее всего был фиктивным - для введения в заблуждение, хотя бы на время, бдительного ОГПУ, хотя плата за это должна была быть самой жестокой, но архиепископ и был вынужден, и готов был пойти на нее. Возможно, что архиеп. Варфоломей, и решил в себе объединить в церковно-политических целях (в видах икономии) и православного, и католического иерарха восточного обряда, не углубляясь в вероучительные расхождения. С этой целью при храме Рождества Богородицы в Путинках им была создана, якобы, небольшая тайная католическая женская общинка, т.к. в своем ближайшем окружении из б. Зосимовой пустыни (иеромонах Герман - Полянский Борис Иванович, архимандрит Агафон, игумен Митрофан, архимандрит Никита) он не мог встретить никакого сочувствия в католических тенденциях. О необходимости осторожного отношения ко всем документам, состряпанным в ОГПУ, свидетельствует и тот факт, что к прокатолической партии был отнесен и Управделами Московской Патриархии с 1933 г. епископ Самарский Петр Руднев (1891 - 1937). Утверждение А.Юдина и о.Венгера о переходе архиеп. Варфоломея в католичество было подвергнуто резкой критике редакцией журнала "Альфа и Омега" [№ 2/3 (9/10) за 1996 г., с.353-360] при публикации А.Л.Бегловым автобиографии Владыки и выдержек из его писем к духовным чадам. Отсылая читателей к этому изданию, отметим только, что со ссылкой на свидетельство монахинь того времени, утверждается, что архиеп. Варфоломею общение с католиками было поручено (или разрешено ?) Святейшим Патриархом Тихоном. Также заметим, что опубликованная автобиография охватывает только детские и юношеские годы будущего иерарха. Монахиня Игнатия, духовная дочь о. Агафона, ничего не знала о существовании католической общинки в Петровском монастыре.

20 Схиархимандрит Игнатий. Письма из заключения. - ж. "Альфа и Омега", 1997, №1(12), с. 107.

21 Именно, Владимир Алексеевич, а не Василий Александрович, как он ошибочно фигурирует у митр. Мануила Лемешевского, а от него - в "Актах" [с. 863) и в ряде других публикаций.

22 Но не секретарем, как указано в "Актах".

23 20 мая - у митр. Мануила, очевидно, ошибочно. От проректорства в Академии он был освобожден 21 апр. 1920 г.(ст.ст.?).

24 Протоиерей Виктор Шаповальников, (служивший когда-то в храме близ ст. Удельная Казан. ж.д., потом - в Озерах) был посошником у Илариона в Архангельске, и уверял автора, что это имело место в 1927-28 гг. Может быть, Иларион был там дважды?

25 В 1920 г., согласно Чимкентским документам, но скорее всего, в 1919 г.

26 См. Амвросий, епископ Готфский (ИПХ). Соборы Катакомбной Церкви. - ж."Русское Православие" (Всероссийский Вестник ИПХ), N 3 (7),1997.

27 Известный церковно-обществ. деятель, издатель "Религиозно-философ. библиотеки" Мих. Ал-др. Новоселов, погибший в Ярославском изоляторе в 1938 г.

28 Джамбул в 1936 - 1992 (?).

29 Точнее, в Лисьем овраге под Чимкентом - сб. "За Христа пострадавшие", М. 1997, т. I, c. 575.

30 См.: протопр. М. Польский, цит. соч. т. II. с. 1-18; "Акты", с. 865. Согласно Чимкентским документам, обыск и арест митр. Кирилла был проведен 23 июня 1937 г., а у Иосифа (Петровых) - 7 июля, когда у него среди прочего было изъято, якобы, 7 тысяч рублей на подпольную деятельность, после чего его поместили в КПЗ. Всего было арестовано 64 человека. Следствие выявляло лиц подпольной, нелегальной Церкви, главой которой считался митр. Кирилл, его заместителем - митр. Иосиф, а идеологом арестованный там же и на день позже расстрелянный архиеп. Евгений Кобранов. В делах фигурировал и протокол допроса архиеп. Феодора Поздеевского, неясно, правда, где и когда проведенного. В нем есть признание, что он направлял в Киржач для подпольной церковной деятельности ряд лиц, в т.ч. архим. Серафима Климкова. Упоминается среди деятелей ИПЦ и еп. Игнатий Садковский.

31 В аттестате от Воронежской семинарии указано 26 июня, а в копии метрик - 20 июля, что более достоверно; в "Актах" же почему-то стоит 28 июня !

32 Архиеп. Иоанн (Снычев) сообщает, что якобы еще в 1897 г. он стал делопроизводителем в Синоде, а епископом стал 25 апреля 1920, Губонин же называет 25 сентября. В "Актах" указано, что он стал членом Учебного Комитета в 1906 г. Все эти данные требуют проверки.

33 Согласно Краснову-Левитину, он за несколько месяцев до этого принял сан иерея, а месяца за два - монашеский постриг.

34 См. ЖМП, 1993, № 1.

35 Причиной заключения, по-видимому, послужила его твердая позиция в отношении к обновленцам, от которых митрополит требовал личного покаяния в своем обращении от 25 июля 1925 года , когда запретил членам Церкви какое-либо участие в созываемом обновленцами в октябре того же года Соборе. А.Левитин писал, что обновленцы (возможно, по подсказке Е.Тучкова - С.Г.) пошли на подлог, вклеив в служебник посылаемого ими за рубеж епископа Николая Соловья письмо за подписью якобы митрополита Петра о признании великого князя Кирилла в качестве наследника русского престола. Архиепископ же Иоанн (Снычев) считал, что причиной ареста служило обвинение митр. Петра в политической неблагонадежности как со стороны обновленческого Собора (1925), так и со стороны некоего Теляковского ("Известия" N 261 от 15.11.1925). Бывший преподаватель Церковной истории в МДА в начале 20-х годов о. Николай Ст. Педашенко вслед за Реслером* причиной заключения митр. Петра считал то, что он явился свидетелем затеи Тучкова с публикацией т.н. "Завеща-тельного послания" Патриарха Тихона, составленного Тучковым (очевидно при некотором участии митр. Петра) и опубликованного им в "Известиях" (за 15 апреля 1925 г. - см. в "Актах") уже после совещания архиереев, состоявшегося после смерти Святейшего, в котором "всем своим содержанием этого послания он [Патриарх] объявляет себя другом и сторонником этой власти и призывает быть такими же... и всех ... пастырей и пасомых... убеждая их подчиниться этой власти "не за страх, а за совесть," и угрожая в противном случае "архипастырям и пастырям устранением в каноническом порядке от управления и предания церковному суду". В.П.Виноградов довольно подробно повествует, как в последний день перед смертью митр. Петр наедине тщетно уговаривал Святейшего подписать какой-то документ (невольный свидетель был за стеной), и после того, как митр. Петр вышел от Патриарха, с последним сделалось дурно и началась агония... Виноградов утверждает, что Тучков так отредактировал этот документ, составленный на заседании Синода под председательством самого Патриарха, что он оказался для него неприемлемым, и потому опубликовал его (как якобы подписанный Патриархом) уже после совещания архиереев, где легко могла быть выяснена у митр. Петра вся истина. Виноградов отметает разные домыслы о том, как появился этот документ, в том числе и тот, что митр. Петр вынудил якобы у Патриарха подпись под ним "в бурной предсмертной беседе", заявив, что " ... митрополит Петр был настолько благородным, мягким и деликатным человеком, что не мог допустить какого-либо "бурного" объяснения даже с последним служащим Епархиального Управления или сельским псаломщиком, как бы грубо тот ему не отвечал" [В.П. Виноградов. О некоторых важнейших моментах последнего периода жизни и деятельности Св. Патриарха Тихона. 1923-1925 гг. Мюнхен, 1959 г., с. 47-48 или " Церк.-историч. В-к, 1998 г. N 1, с. 34. Кстати, в этом же журнале опубликовано письмо В.П.Виноградова еп. Иоанну Шаховскому (от 1947 года ?), в котором митрополит Петр характеризуется как "крайне робкий и боязливый, дрожавший даже при одной мысли попасть в тюрьму и никогда не дерзавший в чем-либо противоречить требованиям Сов. власти..." и т.п., что, повидимому, находится в полном противоречии с действительным поведением митр. Петра. Кроме того, в этом письме "Завещательное послание" Патриарха Тихона трактуется автором письма, как подписанное Патриархом - в противовес позиции автора в его брошюре, где это послание считается не подписанным Святейшим. Встает вопрос, не является ли именно это письмо Виноградова кем-то сфальфицированным, а не его брошюра, как предполагает публикатор - И.В.Соловьев]. *Roessler R. Кirche und Revolution in Rusland. Patriarch Tichon und der Sovjetstaat. Wien - Koeln - Graz. 1969.

36 На территории закрытого монастыря на прав. берегу Иртыша выше Тобольска на 25 км.

37 В этом же поселке были священники обновленцы, с которыми митр. Петр не общался и потому жил в изоляции. Правда, он в этом поселке застал еп. Василия (Беляева, еп. Спасо-Клепиковского, Рязанского викария), только что туда прибывшего с Соловков, которого по прибытии митр. Петра вскоре амнистировали, несмотря на то, что его срок кончался только в январе 1929 г. По прибытии в Москву (29 окт. 1927 г.), 11 ноября еп. Василий заявил, что якобы митр. Петр одобрил Декларацию митр. Сергия. Позднее, узнав об этом, владыка Петр сообщил, что он не поручал ему делать таких заявлений. Подозревают, что епископом манипулировало ОГПУ.

38 На всем протяжении в 200 км было, вероятно не более 3-4-х маленьких поселений. Пос. Хэ к настоящему времени, видимо, вымер - на картах-пятиверстках после 60-х годов он не значится.

39 К этому времени (?) относится сведения (согласно и-м. Дамаскину) о том, что живший под Сургутом проф. И.В.Попов несколько раз посылал митр. Петру денежные переводы, и когда митр. Петр узнал, что они идут якобы от митр. Сергия, он был возмущен, почему деньги не посылаются прямо ему, он ведь не политический преступник, а страдает за Церковь, и просил больше ему их не присылать. Летом того же года заштатный епископ Дамаскин (Цедрик) через гонца передал митр. Петру подборку сведений о положении в Церкви. После этого митр. Петр в письме митр. Сергию указал на превышение им своих полномочий и необходимость разъяснить всем, что Церковь якобы не может ни одобрять, ни порицать Советскую власть. Не дождавшись ответа, летом 1930 года вл. Петр предал свое письмо гласности, чем очень встревожил ГПУ.

40 Думается, что архиеп. Иларион и некоторые другие оказались не менее стойкими. - С.Г.

41 Среди них есть неизвестное, вероятно, его распоряжение от 14 сентября 1925 года, фрагменты которого см. в Дополнении, в конце книги.

42 Позднее еп. Феодор придал этому факту мистическую интерпретацию - месть темной силы якобы за изгнание ее им из некоторых одержимых ею девиц. [См. "Даниловский благовестник", N 8, с.54, 1996 г., несколько страниц которого посвящены созданию иконописного облика этого епископа, мученический подвиг которого мы нисколько не собираемся умалять. Правда, лица, знакомившиеся со следственным делом Владыки, вынесли впечатление, что он не особенно был стоек, но об этом трудно судить.] Точно также можно ему "верить" в его свидетельстве об еп. Фаддее Успенском, что якобы они вместе кончали Академию, что были одновременно постриженниками в монахи, что еп. Фаддей был доктором богословия, (указывалась работа: "Иегова"). [см. "Патриарх Тихон и история русской церковной смуты", составитель М.Е.Губонин, кн. I, изд. "Сатис", СПб, 1994, с. 322-324]. В действительности же, они кончали разные академии и в разные годы, как и пострижены. [Еп. Феодор кончал КазДА с другим Успенским (Федором Павл.), магистром богословия 1902 г., который стал преподавать историю Греко-восточной Церкви в КазДА с 1910 г., но не был монахом]. Данных о докторской диссертации и указанной работы еп. Фаддея не обнаружено, в 1905 году была напечатана лишь небольшая его статья "Раб Иеговы". В долгу не оставался и еп. Фаддей. Приводится (на с. 344 ?) его намек на то, что не опубликовал ли под своим именем Александр Введенский труд еп. Феодора "Динамика духовной жизни", над которым "вроде бы"[!] работал последний. [О такой работе еп. Феодора нет никаких данных - С.Г.].

43 Епископ же Катакомбной ИПЦ нашего времени Амвросий (Сиверс) утверждает, что эти курсы просуществовали до 60-х годов (см. здесь cтатью "И.В.Гумилевский") Если это и так, то вероятно с большими интервалами.

44 Некоторые исследователи относят эту оппозицию к 1927-30 гг., но по словам епископа Амвросия (Сиверса) или составителя примечаний С.М.Половинкина, в Даниловском монастыре "Параллельный Синод", или "Конспиративный Синод" (как его шутливо именовал Патриарх Тихон) возник в 1921 году (а м.б. в 1922-м ?) как реакция на бездействие, по их мнению, Патриаршего Синода по отношению к кампании изъятия церковных ценностей. Первоначально в него входили: архиеп. Феодор, еп. Амвросий (Полянский), митр. Серафим Чичагов и др. После выхода из него еп. Амвросия и митр. Серафима в 1924 г., из-за разного отношения к компромиссам Патриарха Тихона, Синод пополнился другими единомышленниками. "Даниловцы" были против любых соглашений с большевиками. Их душой был Мих. Ал-др. Новоселов, известный издатель "Религ.-Философской Библиотеки", ставший епископом Марком (в 1921 г.) в Катакомбной церкви.

45 В некоторых источниках этот факт относится почему-то к июню 1918 года. В письме Новгородскому митрополиту Арсению от 28 августа 1919 года этот "аскет" писал: "Сейчас только получил Ваше письмо и вместе Указ о назначении в Пермь. Эту скорбную весть сообщили мне еще в пятницу 23, а 24 я уже был у Святейшего со слезной мольбой оставить меня здесь, если мое пребывание здесь терпимо..." Видимо ничего не добившись у Патриарха, он просил митрополита замолвить за него словечко [ГАРФ, ф. 550 (митр. Арсения), д. 462, л. 5].

46 Эта дата проставлена в списке 85 политзаключенных, содержавшихся в Таганской тюрьме по состоянию на 15 ноября 1921 г. [ГАРФ, ф. 8419, д. 96,].

47 Его дело, как и дело еп. Гурия (Степанова), в этом ведомстве Екатерины Павл. Пешковой были зарегистрированы 25 февр. 1921 г. под №№ 1534 и 1535, но только 3 февр. 1922 г. подана докладная записка в Моск. Губ. Отдел Юстиции с просьбой применить к ним амнистию и сократить срок осуждения на одну треть. Но через месяц в просьбе было отказано со ссылкой на применение уже амнистии 1921 года. [ГАРФ, ф. 8419, оп. 1, д. 51, л. 7]. Однако, как видно, ходатайство было направлено и во ВЦИК, который оказался отзывчивее органов правосудия.

48 При заполнении анкеты после ареста 16 апреля 1924 года в "сведениях о прежней судимости" было указано, что он "был заключен до конца гражданской войны в Соловецком концлагере ( по подозрению) в антисоветской агитации, потом в 1923 году привлекался МТО (МГО ?) по ст. 119; был освобожден". Здесь, конечно, имеется в виду приговор, а не реальное пребывание на Соловках. Это подтверждает анкета № 9315, (л. 42), заполненная при его аресте в декабре 1924 г., где указано, что он "сидел в Бутырской тюрьме 15 июня 1920 г.- 18 марта 1922 г. и 14 марта 1923 - 20 июня 1923", (очевидно, по старому стилю). Соловки не упомянуты!

49 Освобождение было, вероятно, результатом ходатайства о нем через Е.Пешкову со стороны родной сестры епископа - Параскевы (Цвейтовой-Поздеевской), которая просила 16 апреля 1923 г. либо ускорить следствие, либо освободить ей на поруки арестованного в ночь с 27 на 28 марта ее брата - еп. Феодора, страдающего сильным нервным переутомлением и болезнью почек [ГАРФ, ф. 8409, оп. 1, д. 27, л. 79]. Что же касается ареста его в марте, то возможно это было "услугой" небезызвестного Е.Тучкова Патриарху Тихону, который, (как рапортовал Е.Тучков 22.05.1924 в своем докладе Менжинскому о проделанной в 1923 году работе) "мне не раз жаловался на своих епископов, которые его начинают не слушаться и многие даже не принимают назначения на кафедры, а про Данилов монастырь, где образовалась Тихону справа оппозиция, он прямо просил меня посодействовать разорению этого гнезда" [Всеросс. Вестник И.П.Х. "Русское Православие" 1997 г., N 3 (7) со ссылкой на ЦПА ИМЛ (ныне РЦХИДНИ), ф. 17, оп. 60, д. 509, лл. 87-96].

50 Подчеркнуто нами. С.Г.

51 Согласно выписке из Протокола ОСО при Коллегии ОГПУ от 19 июня 1925 г. по делу № 29659 по обвинению гр. Поздеевского Александра Васильевича по 59 и 73 ст. У.К. (Материал по арестам и следствию за 1924-25 гг. предоставлен И.И. Осиповой). По (менее достоверным?) данным и-м. Дамаскина (Орловского), еп. Феодор был выслан в Каракалпакию - на 6 лет.

52 Согласно Списку архиереев из Пражского архива [ГАРФ, ф. 6343, оп.1, д. 263, л. 89].

53 См. Амвросий (фон Сиверс), еп. Готфский ИПХ. "Соборы Катакомбной Церкви" в сборнике "Всеросс. Вестник ИПХ" N 3 (7), 1997 г., сс. 4, 7 и др. На Соборе было представлено 72 иерарха. Негласными лидерами этого движения были митр. Иосиф Петровых, его викарий еп. Дмитрий Любимов, тайный Сергиевский епископ ИПЦ Марк (Новоселов Михаил Александрович, известный духовный писатель и издатель), архиеп. Андрей Ухтомский и др. Собор принял несколько резких постановлений против сергиан, признав их даже опаснее обновленцев и предав их анафеме, клириков их поставления повелел признавать лишь "простыми мужиками", а имяславцев - как исповедников веры, приняв, формулировку еп. Марка (Новоселова), что "Имя Божие есть Бог, но сам Бог не есть имя", (противникам же ее провозглашалась анафема), отметались как фальсифицированные еп. Серафимом Чичаговым и С.А. Нилусом жития преподобного Серафима и его беседа с Мотовиловым, поскольку преп. Серафим был, мол, старообрядцем. К лику св. мучеников причислялись: Иоанн Кронштадтский, Царская семья и иже с ними (против канонизации Николая II, как слабого императора, резко возражал епископ Марк) и все убиенные за веру (кроме сергиан, обновленцев, григорьевцев и самосвятов). Допускалось по необходимости поставление во епископа одним епископом, в том числе, и на кафедру сосланного епископа. Надо заметить, что сведения об ИПЦ, о "Кочующем" Соборе и пр. подверглись резкой критике со стороны П.Проценко (см. здесь, примеч. N 1). Между прочим, он почему-то упомянул о недостойном поведении еп. Феодора на следствии, но при каком аресте - не указал.

54 В частности, 27 января 1932 г. он благодарил эту организацию "за присланную посылку, которая получена 23 /I 1932 г. в полной сохранности". 7 марта того же года его сестра, А.Каретникова, просила через Е.Пешкову для него хотя бы "только облегчения из-за тяжелой его болезни. Прошу смягчения приговора в виде разрешения жить на вольном поселении. Я ничего не получаю от него и должна ехать навестить его; может быть, он уже умирает от непосильных для него условий..."

16 апреля 1932 г. из Красного Креста сообщили: "В досрочном освобождении В/брата, Поздеевского Фед. Вас. отказано" [ГАРФ, ф. 8409, оп. 1, д.778, лл. 207 - 209].

55 "По материалам Политического Красного Креста" (готовится к печати). По данным же и-м. Дамаскина и Шкаровского, архиеп. Феодор в 1934 г. был выслан в Северный край, в Коми-Зырянскую область, и жил на свободном поселении в с. Тентюково близ Сыктывкара.

56 Он проходил по делу о подпольной Церкви. В частности, его допрос фигурировал в деле митр. Иосифа Петровых (см.)

57 В справке, полученной нами из КГБ, почему-то указано, что он уроженец села Проказна Мокшанского уезда Пензенской губернии.

58 Судя по данным прошения, поданного его супругой Св. Патриарху Сергию в 1943 г (см. ниже).

59 См. показания допроса в 1938 году.

60 Современный архивный номер П-51948, ГАРФ, фонд N 10035 ("Бутовский"). В тексте, в квадратных скобках, указаны листы этого дела.

61 В Протоколе допроса в составе семьи упомянуты еще две невестки, одна - преподаватель пения, другая - преподаватель немецкого языка.

62 В действительности он служил до 1933 года в Черкизово, о чем не упоминается в показаниях, скорей всего потому, что эта община вероятно относилась к ИПЦ.

63 Наличие этого слова показывает, что показания редактировались следователем.

64 Родился в Москве в 1869 г. По окончании МДА, с 1906 года - священник церкви Покрова, что в Рубцове на Яузе, в 1934 - 1936 гг. в ц. Воскресения на Семеновском кл-ще, в 1936 - 1938 в Ильинской ц, в Черкизове, с сентября 1941 до своей кончины 12 сентября 1953 г. - настоятель Преображенского храма в Богородском ["Храм Спас-Преображения в Богородском", М., 1998, 40 стр., с. 22]

65 Он же, видимо, - Феодор Степанович (1872 г.р., ок. МДА в 1895 году). Упомянут в штате храма Василия Кесарийского в начале 30-х годов, затем в 1936 г. - в штате Пименовского храма 3-м священником [Голубцов С.А. Храм преп. Пимена Великого, М., 1997 г., с.105 и 129.]

66 Был судим в 1922 году на 2-м процессе церковников. Тогда он был во главе ц. Иоанна Воина на Божедомке. К сожалению, он хронически болел "русской болезнью" и скончался где-то в 1935-1938 гг., по словам Славских. [Голубцов С.А. Московское духовенство в преддверии и начале гонений. М., 1999 г.].

67 Николаевич, по нашим данным.

68 Дело содержит и протоколы допросов несчастных "свидетелей": Маркова Стефана Марковича, 1883 г. рождения из Западной области, Сычевского р-на с. Зилово, проживавшего в 3-ем Троицком пер. д. 2/17, кв. 4., служителя культа, окончившего Духовную Академию; одинокого [л. 11]. и Толузакова Михаила Михайловича, диакона, 1872 г. р. (Зарайск) проживавшего в Новоротниковском пер. 3, кв. 7, из крестьян, одинокого [л.13]. Он прямо был назван агентом ГПУ.

69 Известный сов. ученый в области теории машин и механизмов, ум. в 1977 г.

70 Имеется в виду г. Воскресенск близ ст. Истра Виндавской (= Рижской) ж.д. Отец Сергея Ивановича работал рисовальным мастером (художником) по тканям на текстильной фабрике в подмосковном поселке Баньки близ Павшино. Здесь была "Знаменская мануфактура Полякова" и "Московская красильная фабрика", где в 1905 году были волнения (А.Демин. "Ходынка от Дмитрия Донского до наших дней" М. 1997, с. 98). Отец часто болел и оставался безработным. Вскоре переехали на окраину Москвы в с. Алексеевское, где Сережа ходил в школу. Заметив его набожность, учитель порекомендовал отдать мальчика в Заиконоспасское духовное училище, где обучение было бесплатным. По успешном окончании его, перешел и затем окончил Московскую духовную семинарию в 1904 году.

71 Она была нерассмотренной и к концу 1919 года, рецензентами ее должны быть С.С.Глаголев и А.М.Туберовский [Л.60, т.1, ч. 2-я, приложение, с. X, ркп.]. П.С. Голощапов, его сын, кандидат экономических наук, 24 октября 1998 г. в разговоре с автором очерка сообщил ряд интересных сведений из жизни своего отца, но о защите магистерской диссертации также не слыхал, а саму работу, бывшую в рукописи в свое время уничтожил; но осталась, видимо, копия в ОРГБЛ, в фонде МДА [ф.172]. П.С. Голощапов - автор статьи "Отец Сергий (1882 - 1937)", 7 стр., м.п.

72 Справка, выданная Голощапову проф. Орловым 9 июля 1920 г., гласит, что он уже состоял там приват-доцентом.

73 По словам П.С. Голощапова (П.С.Г.), так назывались последние два курса техникумов. * Сведения в датах или абзацах, отмеченных звездочкой, взяты из следственных дел Шкаровским или автором, в частности, из Следственного дела 1937 года - ныне в ГАРФе, ф. 10035, дело П-32867, номера листов которого даны здесь в квадратных скобках.

74 По словам П.С.Голощапова, Сергей Иванович принял сан после беседы с Патриархом Тихоном, с которым он был хорошо знаком по работе на заседаниях Поместного Собора. В феврале 1920 года он стал диаконом, в мае - иереем. Сначала же стажировался он какое-то время в храме Св. Троицы на Листах (П.С.Г.)

75 По показаниям на допросе. Это верно было наверно в отношении какого-нибудь одного места его работы.

76 Судя по домовым документам, с апреля 1920 года и до весны (?) 1923 года..

77 Интересно, что этот период служения почему-то совсем не отражен в следственном деле, и о нем есть данные только в архивах этой церкви (по сообщению Галины Андреевны Главацких, просмотревшей также и домовые документы) и в рассказе его сына П.С. Голощапова, который сообщил, что здесь, в этом храме, а иногда рядом, у себя на дому, о. Сергий вел занятия со студентами МДА по своему предмету. Иногда они велись и в храме Покрова Божией Матери - по другую сторону Бакунинской улицы, где существовал женский монастырь. Жили Голощаповы в церковном двухэтажном кирпичном доме, который был отделен от храма большим садом. Проживали они в юго-западном углу этого дома на первом этаже в трехкомнатной квартире, а потом, после утеснения в начале 30-х годов, в двухкомнатной квартире на втором этаже в северо-западном углу дома. Утеснение продолжалось и последующие годы, вплоть до выселения их в сырую сторожку. Только в августе 1957 года его супруга, Ольга Борисовна, смогла переехать в нормальное жилище по Ирининской ул. Скончалась она в 1963 г. Сын же, в 1939 году призванный в армию, прослужил до сентября 1946 года; в 1952 году женившись, переехал в Мытищи.

78 Сведение о служении в этом храме содержалось лишь в заявлении его супруги, поданном в 1956 г. о пересмотре дела осужденного. По словам же П. С. Голощапова, о.Сергий служил в этом храме эпизодически, начиная с 1920 г., поскольку в нем служил его друг с академических лет еп. Никанор (Кудрявцев), скончавшийся в 1923 году. Вероятно, после смерти Никанора о.Сергий и был приглашен приходом сюда на служение, но может быть и не сразу стал здесь служить, т.к. был серьезно болен, перенес две операции (грыжа и аппендицит).

79 Из рассказов о.Николая Педашенко, следовало, что о. Сергий служил здесь в 1920-25 гг, предоставив подклети этого храма для академических курсов.. Если же это - 1926-29 гг., как считает его сын, то не следует ли отсюда, что и Академия просуществовала до 1929 года? .- С.Г.

80 По словам же П.Голощапова это было, 4 октября, после закрытия храма в Никитниках.

81 На основе других мест следств. дела, можно заключить, что это была монахиня.

82 См. "Синодик пострадавших за веру и Церковь Христову в Бутово", М.,1995 г.

83 Согласно же его за 1923 год, он был инспектором якобы только с 17 мая 1911 г. до 17 окт. 1913 г., что было оформленно приказами по гражданскому ведомству от 27.09.1911 и 10.05.1914, соответственно [РГИА, ф. 831, 1, д. 235, лл. 25-27].

84 Согласно тому же послужному списку. Существует и другая, менее достоверная дата: 12 авг. 1921 г.

85 Ночной обыск с последующим арестом был неожиданным ударом для него, супруги и тринадцатилетней воспитанницы, так же как и для еще 6 - 7 человек, одновременно арестованных в Москве - Крутицкого архиеп. Никандра (Феноменова Николая), еп. Илариона Троицкого, священников Сергея Ив. Фрязинова, Христофора Надеждина, Александра Хотовицкого, Кедрова (Иоанна ?) и врача Чернышева. По словам Лидии Николаевны Громогласовой, они даже хлеба не взяли c собой, и поэтому она просила Красный Крест поставить их на свой учет и перевести их во внутреннюю тюрьму, дабы иметь возможность носить им передачи [ГАРФ, ф. 8419, д. 185, лл. 169-171].

86 Подробней - см. нашу статью о Громогласове в ж. "Мир Божий" N 1(3) или "Богосл. Вестник" N 1 за 1998 г., или в сб. "Стратилаты академические", М., 1999.

87 Нужно отметить, что и Н.Д. Кузнецов и И.М. Громогласов, как юристы, считали изъятие церковных ценностей правовым актом с точки зрения Государства, поскольку Церковь была лишена прав юридического лица по январскому декрету 1918 года. Другое дело - куда пошли эти ценности.

88 См. ГАРФ, ф. 8409, 1, д. 5, л.511, д.9, л. 86

89 Там же, в деле № 39 (л. 189), среди других бумаг 1924 г., сохранилась не официальная и не датированная бумага - запрос Л.Н.Громогласовой о судьбе ее мужа, "находящегося в заразном бараке Бутырской больницы", с двумя резолюциями: "Отв[ет?] в субб[оту]." и "освободить".

90 Сохранился фотоснимок его с сестричеством храма от 16 июня 1924 г.

91 См. "Акты", с. 371-372.

92 Сургут - первоначально был селом при речке Бардаковке, притоке р. Оби. затем до 1924 года значился уездным городом Тюменской губернии, затем вновь - районным селом Уральской области с населением, вероятно, не более, чем в 1911 году (когда было 1383 ч.). Подробнее см. у нас в "Стратилатах академических".

93 Об освобождении из ссылки и необходимости вернуть его, тяжело больного, в Москву, где ему нужно было сделать какую-то операцию, перед ОГПУ хлопотал Красный Крест 15 мая 1928 года, а 27 июля Е.Пешкова извещала некоего Николая Константиновича Муравьева, что Громогласову "по окончании срока ссылки разрешено свободное проживание во всех пунктах, кроме шести с прикреплением на три года" [ф.8409, 1, д. 227, л.7; д.253, л. 261].

94 Данные за 1930 и 1933 годы приведены на основе Следственного дела 1937 г.

95 Дело N 12871, архивный номер 331983 (1940 г.), современный N 20776, фонд 10035, ГАРФ. В тексте указаны листы этого дела.

96 Он имел собстенную парикмахерскую одно время. Привлечен за то, что 28 октября 1937 года якобы заявлял, и не одному человеку: "дайте мне оружие, поеду в Москву, убью Сталина..."

97 Виктор Иванович Кузьмин (Москва 125167, Старозыков пр-д, 5, кв.39) в мае 1996 года ознакомился с делом его деда по матери, Николая Ивановича Виноградова, который, по словам Кузьмина, был до революции священником Кадетского Корпуса, (располагавшегося в теперешнем Доме Советской Армии), был якобы доктором богословия и известным московским проповедником. В действительности же, как удалось выяснить, Н.И.Виноградов, сын диакона из г. Дмитров, по окончании Вифанской ДС, служил там надзирателем и учителем образцовой школы, а с 1901 года - священником храма в с. Покровское на Городне в Моск. уезде. В 1907-1911 обучался в МДА, затем был направлен на должность инспектора в Костромское Епархиальное училище, а с 8 декабря 1912 года - на должности законоучителя и настоятеля домового храма во имя бл. кн. Александра Невского в Московском Александровском Институте благородных девиц (между прочим, открытом в 1891 года в здании, построенном Д.И.Жилярди в 1805 г. на Новой Божедомке, теперь это Туберкулезный НИИ, ул. Достоевского, 4). Он был только магистром богословия, защитившим в МДА 1 декабря 1914 г. работу "Книга пророка Аггея. Исаг.-экзегетич. иссл.,. С.П.1914 г." (Отзывы архим. Варфоломея и прот. Дм.Рождественского в Ж., 1914, с. 681-689-701). Работа была удостоена академ. премии еп. Курского Михаила. Утвержден в степени Синодом 28.5.1915. [Ж., 1915, с. 36, 81, 394]. Им были опубликованы также следующие статьи и брошюры: - " О каком народе и племени говорит пророк Аггей во 2-й главе, в стихах 12-14, в своей книге ?" - Б.В-к, 1915,1, 158 -175 (Речь перед защитой диссертации). - "Основания для признания Бога существом личным". Харьков, 1913. - "К вопросу о сущности жизни". Харьков, 1913. -" Перед плащаницей" - МЦВ 1916, N 13, 26. - Рецензия на Учебное руководство по Св. Писанию В. Зав. прот; Дм. Рождественского - М.Вед., 1915, N 220. В годы революции Н.И.Виноградов стал священником Благовещенской церкви на Тверской (на ее месте теперь частично дом N 25), 20 дек. 1917 /7 янв. 1918 награжден наперсным крестом. С 3/20 марта 1918 временно - священник и в Петропавловской церкви при Мариинской больнице. К моменту ареста в 1933 году он был настоятелем храма Флора и Лавра на Зацепе. Был выслан в Архангельск, по словам Кузьмина. Тюремное фото Н.И.Виноградова помещено в сб. "За Христа пострадавшие", изд. ПСТБИ 1997 года. Не следует путать этого Виноградова с его полным тезкой, окончившим МДА в 1876 г. и известным многими научными трудами (См. "Полный энцикл. богосл. словарь", изд. Сойкина). Последний с 3.8.1895 уволен от службы по психическому заболеванию, но печатался до 1908 года. Скончался в ноябре 1916 г.

98 За подписью начальника 4-го отдела УГБ НКВД капитана Персица и зам. Начальника УНКВД майора Якубовича.

99 Опять ошибочно указан год.

100 Цитируем анкету из его следственного дела N3692 1937 года - ГАРФ, ф. 1035, дело П-78660 (бывш. N 19181)

101 В действительнсти - ему было 58 лет, что фигурировало в дальнейшем в одном из документов дела.

102 По анкете он значится родившимся в 1881 году в Мордовии, проживавшим в Останкино, имевшим незаконченным высшее образование. По нашим данным, он окончил Уфимскую ДС в 1904 году и, будучи священником, учился в МДА с 1916 г.

103 По анкете, 1873 г.р. из Зарайска из семьи приказчика, проживавшего в Новоротниковском пер., д.3, кв. 1, (т.е. при храме Пимена Великого, где он значился служащим по одному документу в 1936 году - С.Г.) и служащего в ц. Знамения на Крестовской заставе. (Почти эти же данные были приведены нами и ранее из его анкеты при показаниях на Артоболевского.).

104 1924 год (а м.б. 1934 ?) грубо исправлен на 1936 год.

105 Там же, д. П-78660, лл. 10-12.

106 Согласно сведениям, полученным от Бориса Серг. Успенского, смягчение наказания было получено в результате ходатайства перед зам. пред. Совнаркома А.Д.Цурюпой со стороны жены прот. Сергея Мих. Успенского, на дочери которого был женат Анатолий Петрович.

107 ГАРФ, ф. 8409, оп. 1, д. 41, л. 364-5.

108 Колпашево находится между реками Обь и Кеть, в 315 км к сев.- востоку от Томска.

109 Согласно же делу 90 фонда 8409, л. 145, он жил (м.б. сначала ?) под Колпашевым в с. Ново-Ильин[ке], вместе или рядом с еп. Корнилием (Соболевым Гавриилом). Новоильинка находится на правом берегу Оби, в 10 км (по прямой, а по дороге в 15 км) южнее Колпашева.

110 Использованы его письма из Колпашево - фонды Политического Красного Креста в ГАРФе: ф. 8409, оп. 1, д. 108, лл. 129,130,134; д. 121 л. 273-276; д. 127, л. 45-46; ф.8419, оп. 1, д. 90, л.131, д. 228, л. 67. (использованы справочные данные И.Осиповой - "Мемориал").

111 По данным иг. Дамаскина Орловского.

112 Справка от 13.11.1998 со ссылкой на архивное уголовное дело N П-12582.

113 Село находится в 3 км ниже Тарусы на том же, левом берегу Оки.

114 См. сборник "Из бездны небытия" (составители: Ю.И.Калиниченко, В.Ю.Лисянская, Н.П.Иониковский), том 2-й, Калуга, 1994 г., с. 448. Поездка автора на родину Орлова не принесла никаких результатов - родственников его там не оказалось. Сведения, полученные от Ариадны А-др. Шостьиной, что его видели в Воронежской обл. в 1946 г., (по словам какого-то тамошнего священника), оказались ошибочными.

115 "Синайский патерик в древнеславянском переводе". Ему же принадлежат: "Указатель описаний славяно-русских рукописей", и несколько менее значительных статей.

116 М.б., не марта, а июля. В Следственном деле месяц неразборчиво указан римскими цифрами.

117 Следственное дело N 6927, современный архивный N П-31440 (ГАРФ). В тексте указаны листы этого дела.

118 2-й Лазаревский пер., д. 2/11, кв. 26. Курсивом цитируется заполнение документа оперативником или следователем.

119 См. очерк о архиеп. Варфоломее Ремове.

120 Не более стойким оказался и священник о. Александр Павлович Васильев (1894 г. р. Екатеринослав, ок. ДС и ДА , с 1 окт. 1927 г. - священник, с 25 дек. 1927 тайный католик). Арестованный также 15 февр. 1931 г. он показал: " Во время многочисленных визитов к епископу Неве меня крайне поражала отличная осведомленность Неве в делах Православной Церкви. Такая осведомленность могла явиться только результатом наличия у Неве информаторов из среды православных священников. Предполагаю, что такими информаторами являлись настоятель Петровского монастыря епископ Варфоломей и Соловьев С.М. Неве, говоря об этих лицах, неизменно отзывался о них с большой похвалой и одобрением." В противоположность им поведение во время следствия сестер-монахинь говорит об их удивительной стойкости... Нора Рубашева: " Считаю необходимым заявить о своем враждебном отношении к соввласти...коммунизм несовместим с христианством, между ними борьба, и в этой борьбе я всецело на стороне христианства ..." Анатолия Новицкая: "...Кто меня крестил и где происходило крещение, назвать отказываюсь" [Указ. соч. Осиповой И.И. "В язвах моих..", сс. 24, 25, 157.].

121 См. с. 23 ук. соч И.И.Осиповой (см. здесь примеч. 19 ).

122 См. эти годы в очерке о архиеп. Варфоломее.

123 1930 г. - предположительно, 1928 г. - более вероятно.

124 См. Дмитриев Владимир, священник, (составитель) "Симбирская голгофа, 1917-1938", приложение к журналу "Симбирские Епархиальные Ведомости", Ульяновск, 1996, с.57 и 67, где, в частности, в краткой справке из 4-х строк, указано, что Страхов родился в с Рождественское-Суворове Моск. обл., в Ульяновск приехал, якобы, в 1931 году; в 1937 г. проживал в Ульяновске. Не говорится даже о том, что он был ректором Духовной Академии.

125 После Дзержинского и Менжинского, практически бывшего не у дел по болезни, - Шеф ОГПУ (переименованного в 1934 году в НКВД) Генрих Григорьевич Ягода, родом из Нижнего Новгорода, был женат на племяннице Якова Свердлова, брат которого Зиновий жил за границей и носил фамилию Пешкова - был в свое время усыновлен Горьким. В марте 1938 г. Ягода проходил на судебном процессе среди обвиняемых - членов "право-троцкистского блока - Бухарина Рыкова, Раковского и др. Все были расстреляны.

126 Флоренсова, - духовника Флоренского, жившего в Донском монастыре, куда для беседы с ним приезжали А.Блок, А.Белый, Мережковский и др. Здесь и ниже приводятся фрагменты из статьи о Флоренском Виталия Шенталинского в книге последнего - "Рабы свободы", М.,1995, изд."Парус", с. 146 -.

127 ГАРФ, ф. 8409, д.226, л.212.

128 Шенталинский, цит. соч., с. 150. Сомнительно, скорей всего, Флоренский ходил лишь в подряснике. И этот эпизод, вероятно, имел место до 1928 года. - С.Г.

129 Подробнее см. цит. соч. Шенталинского, с.167.

130 В частности, протоиерей Георгий Флоровский писал: " Это очень яркая, но совсем не сильная книга, тоскливая и тоскующая, и не из православных глубин исходит Флоренский... Здесь. . сильнейшая муть двоящихся мыслей и двойных чувств, муть эротической прелести... На русское богословие надвигался эстетический соблазн..."["Пути русского богословия", с. 497-498]

131 Следственное дело было просмотрено автором осенью 1996 г.

132 Эта дата смерти есть в архивных записях Н.В. Бойцова и М.Е.Губонина, у которого Бойцов вероятно и почерпнул ее.. По другим источникам он был еще жив в 1931 г. Может быть - 1936 год, а не 1930 ?

133 По протекции ректора еп. Феодора, желавшего после ухода на пенсию профессора Н.А. Заозерского с помощью кандидатуры Кузнецова устранить из Академии другого претендента на ту же вакансию - проф. И.М. Громогласова, в чем ректор и преуспел, обвинив последнего перед Синодом в нелояльности к царскому режиму и обеспечив Н.Д. Кузнецову защиту магистерской диссертации в родной ему, т.е. еп. Феодору, Казанской Духовной Академии.

134 Справка из Ц.Архива МБ РФ от 14.2.92 за № 10/А - 340, согласно которой и И.В.Попова арестовали 11 дек. 1924 г.

135 По Бойцову, якобы 5 января 1930 (!?) года; может быть, это просто опечатка и следует читать 1936 год ? (но у него не указана дата ареста, и поэтому дату смерти и ее обстоятельства следует выяснить).

136 Ранее, на основе семейных данных, у нас значилось 23 марта.

137 По сообщению N 10/31-6500 от 23.09.1998 Х.С.Пылаевой, Начальника Отдела по реабилитациии жертв политических репрессий и архивной информации Информационного Центра УВД Кемеровской обл., на наш запрос от 31.08.98. Одновременно было сообщено, что в отношении Н.Д.Кузнецова, А.И.Покровского и Н.И.Серебрянского в УВД Кемеровской обл. нет сведений.

138 В следственных делах И.В.Попова почему-то значится 1866 год.

139 Подробнее см. в моей книге "Сергиев Посад и Лавра за последние сто лет", с. 124-125 оригинал макета.

140 См. у Скляровой, [Л. 64, с. 258]

141 Отсутствие фамилии Попова в отчетах МДА за 1919/20 гг. и объясняется, видимо, его пребыванием в Самуйлове, где он спасался от голода, а м.б. и от ареста. По словам дочери проф. Городенского, он был в начале 20-х годов выслан на 2-3 года, но это относится, вероятно, к последующему времени, как и слух о высылке его в Сургут. Заметим, что имя проф. Попова промелькнуло также в тексте приговора Ревтрибунала по делу П.Н.Мольвера, председателя Комиссии от Рабкрина, которая была послана по указанию Совнаркома проверить деятельность Сергиевского Исполкома по жалобе Св. Патриарха Тихона в связи с решением советских властей о вывозе мощей Преп. Сергия из Лавры. В тексте упоминается о том, что подсудимый, председатель этой Комиссии (Мольвер), войдя в сговор с "церковниками", т.е. якобы встав на их сторону, использовал доклад проф. Попова (изложившего, как можно догадываться, историю последних событий и обстановку в Посаде), включив его в свой рапорт о проделанной работе по расследованию самоуправства и в обвинительных выводах в отношении местных властей [см. газ. "Трудовая Неделя" 1921, ? 9-10, с. 2. Подробнее см. в нашей книге "Сергиев Посад и Лавра за последние сто лет", с. 124-125 оригинал-макета].

142 И был брошен во внутреннюю тюрьму ОГПУ, где тогда по церковным делам числились вместе с ним всего 4 человека: Н.Д.Кузнецов, Варвара Ник. Невахович и Ник. Мих. Коробов. Возможно, что все они проходили по одному делу. [ГАРФ, ф. 8409, д. 90, л.145].

143 "Новые мученики Российские", гл. 27, с. 200-202.

144 А по справке из Архива МБ РФ от 14.2.1992 - по решению ОС ОГПУ от 4.11.1927 г.

145 Ситомино, точнее - Сытомино, расположено на правом берегу Оби, по карте - в 100 км западнее Сургута, а по словам И.Захарова (см. прим. 92) - в 150 км.

146 В письме к Е.П.Пешковой от 15 дек. 1931. - См. в ГАРФе ф. 8409 оп. 1, д. 837, с. 146 - 152.

147 Берёзово (до 1926 г. - Берёзов) находится в Ханты-Мансийском автономном округе на р. Сосьва, левом притоке р. Обь, в 300 км. к югу от Салехарда.

148 Непонятно также, к этому или следующему периоду репрессий надо отнести слова М.Польского о том, что "...Первое время жилищные условия были тяжелые, и он [Попов] не имел возможности заниматься научными трудами, а собирал и сушил грибы, которые посылал своим друзьям в центр России, откуда получал посылки. Через несколько месяцев он был переведен в другое место и там ему было лучше жить. С ним жил ссыльный епископ Онуфрий (очевидно, Гагалюк - С.Г.), относившийся к нему с особенной любовью. Здесь Ив. Вас. трудился над сочинением о св. Григории Нисском..".

149 Согласно упомянутому делу 837 из ГАРФа, 11 дек. 1930 г. истек срок его ссылки, но разрешения на выезд не получил. "Напротив, с конца декабря, - писал он 15 дек. 1931 г. Пешковой,- стало ясно, что против меня возбуждается какое-то новое дело. Сначала мне было предложено переехать из Ситомина в Сургут...8 февраля 1931 года я был арестован в Сургуте с предъявлением обвинения в агитации (по ст. 58-10). Пока я сидел в Сургутском арестном доме, в Сургуте была арестована группа крестьян-переселенцев с обвинением по ст. 5811 (организации ...с целью свержения соввласти в Сургуте), к которой я был причислен... С ними в марте был отправлен в Тобольскую тюрьму, все лето шло следствие, в конце сентября оно было закончено и недели через две я был освобожден из тюрьмы и получил 3 года ссылки в Самарово* (Тобол. обл., ныне - Тюменской)... Освобождение меня и ещё некоторых... по окончании следствия...по делу о Сургутском восстании, явно не причастных к этому глупому делу, как будто даёт мне основание думать, что мое дело выделено, получило какую-то новую форму, и м.б. передано в Москву. Не найдете ли Вы возможным сделать справки о нем, - обращается он с просьбой к Е. Пешковой в конце письма [ф. 8409, д. 837, л. 151] 14 декабря 1931 г. он получил новый срок - 3 года ссылки в Северном крае, вероятно в том, где он и находился, но теперь близ устья Иртыша в с. Реполово, или Репаловское - судя по почтовому штемпелю, проставленному на его письме в июне 1932 года. Вероятно к этому моменту относится его письмо к сосланному на Урал б. секретарю Патриарха Тихона Михаилу Маркиановичу Гребинскому, в котором он резко отрицательно оценивает политику и личность митр. Сергия, называя его пособником ОГПУ (см. Склярова. Сосуд избранный, с. 371). * Село Самарово (известное с 16 века) с 1950 г. вошло в состав города Ханты-Мансийск, основанный как рабочий поселок в 1931 г.

150 14 июня 1932 г. Анна Ильинична Толстая из-под Ленинграда обратилась к Е. Пешковой с просьбой посодействовать в органах о том, чтобы Попову (ввиду его болезненного состояния - сердечная слабость, опухоль ног - и преклонного возраста) разрешили переехать на новое место ссылки за свой счёт и без конвоя, как он сам просил в своем письме к Пешковой от 7 апреля 1932 г. Видимо только к 1 августа Пешкова получила сведения об его освобождении или добилась его, т.к. 2 августа т.г. она телеграфировала в Реполово: "Полученной справке приговорен минус двенадцать..." [ф. 8409, д. 837, лл. 146, 150].

151 Вообще-то, у Попова в Москве была комната или квартира в Денежном переулке, но может быть, она была конфискована, да и полученные им "-12" не позволяли ему здесь прописаться. Возможно, это была квартира проф. М.Богословского, у которого он жил в 1919 г. По устным воспоминаниям Елены Ивановны Голубцовой, в середине 30-х годов И.В.Попов заходил к ним домой.

152 М. Польский ошибочно называет 1936 год.

153 Со слов Н.Н. Милютина, соузника И.В. Попова по Бутырской тюрьме, который говорил, что это было уже 4-ое, по счету, лишение Попова свободы.

154 Справка за подписью зам. начальника отдела регионального управления ФСБ РФ по Красноярскому краю от 17.08.1998 г. В.П. Савина.

155 Пировское, как удалось выяснить, расположено примерно в 100 км южнее Енисейска, а Игнатово - в 13 км восточнее Пировского, при слиянии двух маленьких речушек, образующих Третью речку, так прямо и называемую.

156 См. Бог. Труды, Сборник № 9, (1972 г.), с. 15.

157 В фамилии отца - одна буква "е".

158 См. Брачев В.С. Трагедия академика Платонова С.Ф. - "Ленинградская панорама", 1989, 9, с. 27-29 и его же: "Укрощение строптивой" - В-к АН СССР, 1990, N 4, с. 120 -.

159 Эта дата взята из протокола допроса Серебрянского от 3.11.1934 года - см. "Следственное дело N 9 по обвинению Кармазина Макария Яковлевича, Острогского П.Ф. и др." за 1934 год под номером "0-2160", том 1-й, ныне - дело 6179 по 2-й описи фонда 3656 ЦДНИ Костромской обл.

160 Ni 1-й выпуск "Академического дела 1929-31 гг.", изданного Библиотекой Росс. Ак. Наук в 1993 г. (СПб).

161 См. с. VII, XIII, 173-174 этого "Академического дела". Интересно отметить, что в "4-й подгруппе" из шести человек, значились: профессор СПБДА А.И. Бриллиантов, и четыре священника - А.В. и М.В. Митроцкие, И.П. Астанин и будущий ректор МДА Н.В. Чепурин, о котором С.Ф. Платонов на допросе сказал: "Не знаю; в Союзе не был..." [с. 182].

162 Или ему приписали следователи - в этом трудно разобраться без специального исследования.

163 Явная фальшь! Кто это в 1917-18 гг. вел борьбу?

164 Селищенский священник Павел Федорович Острогский, а не Островский, 1887 г. рожд., арестовывался в 1928 и 1930 гг. Дано его тюремное фото, единственное во всем деле.

165 Согласно И.И.Осиповой ["Сквозь огнь мучений и воды слёз..." М.1998., с. 262], еп. Макарий, участник "Кочующих Соборов" ИПЦ, был выслан в Казахстан и умер в Караганде после 1937 года, а согласно справочному указателю в ИРЦ, [т. 9, с. 747], он был расстрелян 20 ноября 1937 года.

166 К большому сожалению, кем-то, еще до 1953 года, из дела был изъят его паспорт, где была надежда обнаружить его фотографию.

167 Следственное дело № 1002-36 УГБ УНКВД Яросл. обл. и дело № 4546-38, ныне фонд N 3656, оп. 2, д. 1143, т. 1 и т. 2 в ЦДНИ Костр. обл.

168 Ныне причисленный к лику местно чтимых святых - см. его житие в Альманахе "Светоч", Кострома, 1996 г. с. 69-70.

169 При аресте у него были изъяты 10 записных книжек, 2 тетради с разными заметками и переписка на 93-х листах (что несомненно давало богатейшую информацию следствию) и прочее.

170 1872 г.р., с.Успенье Нейское Парфеньевского р-на.

171 1883 года рождения, из с. Домнино Молвитинского р-на Яросл. обл., отец двух студенток. В 1904-1910 гг. состоял в РСДРП, до 1916 года был учителем. За принадлежность к тайному револ. обществу в 1903 году был судим, приговорен к одному году тюрьмы, затем был под надзором полиции. Еще до ареста Владыки он 26 ноября рассказал о его взглядах и деяниях, на основе чего следователь выпытывал из вл. Никодима признания [лл. 35-40 д. 1143].

 

174 Евгений Александрович, 1903 г.р., окончивший 1-й курс КДА, служивший в Черниговской епархии. Вытесненный с прихода вероятно обновленцами, по прибытии в Москву получил направление или рекомендацию от прот. Н.Ф.Колчицкого в Костромскую епархию, где владыка Никодим определил его к храму в с. Успенье Нейское. Он, в частности, сообщил Никодиму кое-что о профессорах КДА: Бессарабов служит в одной из библиотек Киева, Кудрявцев на пенсии, Оксиюк - епископ самосвятский.

175 Следственное дело ? 4312 по обвинению Серебрянского Н.И. 28.04-16.08.1938 г .- ныне д. 6186 по оп. 2 фонда 3556 ЦДНИ Костром. обл. Далее в тексте в скобках указаны листы этого дела.

176 что у него правосторонняя паховая грыжа, артериосклероз, глухота, но что годен к легкому физическому труду. (Ему уже было 66 лет. - С.Г.)

177 По сообщению Гл. Информ. Центра МВД РФ от 6/10 авг. 1998 г.; Кемеровское же УВД сведениями о нем не располагает (см. статью о Мишине).

178 Интересно отметить, что в деле архиеп. Никодима находится и вероятно липовое "саморазоблачение" и митрополита Ярославского Павла (Борисовского), арестованного 21 авг. 1937 г. и расстрелянного 6 окт. 1938 года.

179 10.02 , дата смерти, взята у митр. Мануила, вероятно уже по новому стилю? Часть сведений за 20-30-е годы получена из Базы данных в ПСТБИ и от И.Ковалевой.

180 Из копии приговора, ГАРФ, ф. 550, оп. I, д. 148

181 См. М. Польский, цит. соч. ч. I, с. 148-149.

182 Достоверно известно, что по крайней мере, в 1925 - 26 он был в ссылке именно в Полторацке (Асхабаде), где жил на ул. Журавлева, и где он, в частности, от Пешковой получил помощь в размере 10 рублей от 22 дек. 1925 г., о чем он с благодарностью ее извещал письмом от 7 января 1926 г. [ф. 8409, д. 132, л. 54-55]. То, что он жил в Красноводске в эти годы, (по некоторым источникам), представляется мало достоверным.

183 Еще менее достоверными представляются слова М. Польского, что митр. Арсения несколько раз ссылали в Сибирь и Туркестан и якобы "из туркестанской ссылки безбоязненно писал митрополиту Сергию свой протест против его соглашения с богоборческими властями и отрицал всякую возможность компромисса с ними", в т.ч. отвергал и настойчивые советы в этом направлении архиеп. Евдокима, навестившего его в тюрьме. [См. М. Польский, цит. соч. ч. I, с. 148-149].

184 Но некто M. Josephson из Парижа, из прихода на rue Dareau 20 марта 1934 г. через Красный Крест послал ему, как ссыльному (!), 100 франков [ф. 8409, д. 848, л. 96].

185 Из базы данных ПСТБИ со ссылкой на ГАРФ, ф. 6343, оп.1, д. 263, л. 90.

186 Согласно списку архиереев, хранящемуся в ГАРФе, ф. 6343. (по данным И.И.Ковалевой).

187 В "Актах" почему-то указан 1874 год; по КМП - он родился 6 апреля.

188 Даты жизни уточнены у дочерей о. Феодора в 1999 г.

189 Информация об этом училище требует дополнительного изучения.

190 По данным его дочерей - 19 числа.

191 См. цит. соч. ч. II, с. 133-136.

192 По словам дочерей о. Феодора, легенда о том, что "ввиду неизбежной смерти заключенного в ближайшие же месяцы о. Федора отпустили из тюрьмы без приговора" - пошла через книгу Мих. Польского от проф. И.М.Андреевского, который придумал эту красивую концовку, будучи сам на Соловках.

193 В 1998 г. опубликовано И.В.Соловьевым и его письмо на эту тему архиеп. Иоанну Шаховскому - см. здесь примеч. 35 (в статье о митрополите Петре).

194 По сведениям из Центр. Архива МБ РФ от 14.2.1992 г.

195 Епископ катакомбной Истинно-Православной Церкви Амвросий (граф Алексей фон Сиверс). Ревнитель истинного православия (М.А.Новоселов в "катакомбах)" в книге: Священник Павел Флоренский. "Переписка с М.А.Новоселовым". Томск, 1998, (с. 42 и 44), где, между прочим из 263 страниц текста всего на пять писем Флоренского приходится вероятно не болеее 10 страниц, и где помещено около 120 писем Новоселова. Книга под общей редакцией иг. Андроника (Трубачева), напечатана в издательстве "Водолей", издание А.Сотникова.

196 Это подтверждает и епископ Амвросий, полагая, что одиночные выезды все же были, а в основном руководство и участие в учебном процессе осуществлялось через связных. Кроме того, о.Сергий Гумилевский в какие-то годы был, якобы, духовником в профессорских кругах. Но подтвердить все эти сведения пока нет возможности, т.к. неизвестно, где находятся архивы М.А.Новоселова.

197 Данные за 1924 и последующие годы почерпнуты из устного и письменного сообщения племянника о. Валентина Свенцицкого, Анатолия Борисовича - ж."Путь Православия", N 3 (1994).

198 О судебном процессе см.: С.Голубцов "Московское духовенство в преддверии и начале гонений", М., 1999 г.

199 Туницкий отнесен нами к исповедникам предварительно, поскольку это дело соборного суждения Церкви и окончательного суда Божия.

200 Дата, наиболее вероятная. В статье Бернштейна (см. примеч. 201) сказано, что он погиб "чуть ли не на следующий день" после освобождения.

201 Ашкин Ф.Д. и Алпатов В.М. "Дело славистов. 30-е годы" М.1994, с. 15, 82, 138, со ссылкой на Следственное дело N Р-28879 Архива ФСБ и статью Бернштейна в ж. "Советское славяноведение", 1989, N1, с. 80 и др. источники.

202 Это один из вопросов, над которым Н.Л. Туницкий работал по заданию Академии Наук, так же как издание древнеславянских текстов "малых пророков", "Цветной Триоди" и пр..

203 В ходе поисков следов Покровского из ведомства ФСБ по Калужской обл. была получена справка от 18 авг. 1998 г. на его ровесника и полного тезку: уроженца с. Мосур Мосальского района Западной (ныне Калужской) обл., священника Ловатьской церкви Хвастовичского р-на Западной (ныне Калужской) обл., арестованного 12.08.1937 г. По решению тройки УГБ УНКВД от 28-29.09.1937, по ст. 58 п. 10, расстрелян 13.10.37.

204 Машинопись, удостоверенная благочинным протоиереем С.Сахаровым [ЦГИАМ, ф. 2303.1. д. 232]. Была ли распространена - неизвестно.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова