Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Игумен Ростислав Колупаев

РУССКИЙ МОНАСТЫРЬ В РИМЕ

См. о единстве православия и католичества.

"Ваши молитвы, наверное, услышаны Господом, Который хочет через Вас при Вашем содействии привлечь Ваших соотечественников в Свою Церковь и при помощи Церкви даровать им вечную радостную жизнь. Надо благодарить Господа, что Он избрал Вас для такого величественного дела. Часто молюсь за Вас, за Вашу Родину и за Ваших родных…".- священник Феофил Горачек[1].

Не все из обитателей и многочисленных посетителей Вечного города знают о том, что на одной из римских улочек приютился русский католический монастырь. Сестры обители живут по восточному уставу, совершают богослужения на церковно-славянском языке, чтят память как западных, так и восточных, в том числе славянских и российских святых, молятся за Россию и весь мир, трудятся над заповеданным нашим Спасителем церковным единством. Монастырский храм, посвященный Успению Божией Матери оформлен в соответствии с русскими традициями, большинство икон также российского происхождения.

Итак, о самом монастыре, из того немного материала, который удалось суммировать в настоящем очерке.

Отпечатанный на машинке лист с текстом-презентацией монастыря, который сестры вручили мне при встрече, содержит следующую информацию:

Русский Женский монастырь в Риме

Ко множеству церквей и монастырей священного города Рима прибавился несколько лет назад еще один маленький монастырь русского Синодального обряда.

Он отвечал желанию и даже необходимости, чтобы "девы, посвященные Богу, непрестанной молитвой и добродетельной жизнью, склонили бы к милосердию Всемогущего Бога к народам России", как пишет в предисловии к Типику монастыря Е.В.П. Кардинал Е. Тиссеран. Там же он излагает, что на ауедиенции у Св. Отца (11.4.56) в качестве секретаря Св. Конгрегации для Восточных Церквей, он представил Его Святейшеству Папе Римскому Пию XII проект для одобрения, чтобы основать этот монастырь. Св. Отец дал свое благословение и поощрение для этого начинания. Благодаря иждивению Св. Конгрегации и, в частности стараниями Асессора Отца Акакия Куссы (в последствии Кардинала), было куплено, для начала достаточное здание на большом участке по близости Рима, но в зоне покрытой зеленью, (на автобусе 15 м., от площади Св. Петра).

Типик, на русском языке, отражает в себе традицию древних русских монастырей, в согласии с Каноническим Правом Вост. Католической Церкви. Его две части (Ктиторская и Аскетическая) были одобрены Св. Вост. Конгрегацией (29.6.58 и 15.8.58).

Но уже раньше, около года тому назад, четыре русских сестры, принадлежавших к различным Орденам и Обществам, приехав из разных стран по приглашению Св. Престола, собрались в новом монастыре и начали жить согласно новой норме по русскому обряду.

10 июля 1959 года Е.С. Папа Иоанн XXIII возвысил монастырь до категории "Папского права" и допустил первых четырех насельниц обители произнести торжественные обеты. В папском документе возведения сказано, что "этот монастырь является, в некотором роде, украшением Римско-Папской Епархии, символом объединения, призывом к нему и залогом его".

7-го марта 1964г. Е.С. Папа Павел VI принял на аудиенции монахинь, которые преподнесли ему икону, написанную одной из них. Св. Отец, благословляя их, сказал между прочим: "Вы – корень будущего" и обещал за них помолиться.

Жизнь монахинь Успенского монастыря проходит в молитве (главным образом присутствуя на Богослужениях в их домовой церкви) и в труде. Молчание и относительное одиночество способствуют стяжанию молитвенного настроения, а предстоя пред Богом в церкви, они "сохраняют полноту христианского предания" и "прославляют Его от имени всего Единства верующих" (см. определения Св. Ватиканского Собора II).

Божественная служба в монастыре ведется по старым церковно-славянским книгам, изданным в России до революции, но не исключаются и переизданные в Джорданвилле (США) и в Гроттаферрата (близ Рима).

В монастыре сестры заняты самыми разнообразными работами: шитьем облачений для разных восточных обрядов, вышивками, иконописью (согласно старой технике), переводами, работами по меди и эмали, на пасеке, садоводством, огородничеством и т.д.

Типик монастыря предполагает возможность монахиням, имеющим на то особое расположение, перейти, после нескольких лет примерной жизни в общежитии, на отшельническую жизнь или даже затворничество. Согласно древней традиции Востока, не исключается так же постриг в великую схиму после 30-ти лет добродетельной иноческой жизни.

Из Восточного монашества вылились все остальные позднейшие формы Западного, как напоминает Е.С. Папа Пий XII (11.4.58). "Сокровища его духовного предания" были упомянуты на Втором Ватиканском Соборе: "Они ведут человека к созерцанию божественного". В нем никогда не было различий, образовавшихся на Западе, между Орденами и Общинами, ни между монахами того же монастыря-категории.

В Успенском монастыре в Риме каждой дается возможность применить свои способности и дарования, духовные влечения и физическую выносливость, (особенно, когда это касается суровости жизни и поста), находя в нем способ послужить Богу по своим силам.

К русским монахиням в Риме присоединились некоторые желающие, привлеченные духовностью восточного благочестия, красотой и богатством обряда, глубоким содержанием богослужения.

Духовной жизни монастыря помогает и то, что священники Папского Восточного Института и Семинарии "Руссикум" с добротой, равной их компетентности, взяли на себя заботу о духовных нуждах Общины с самого начала ее основания.

Новоначальные проходят 3 года послушания после предварительных пробных месяцев в самом монастыре. Затем следует рясофор (или малое пострижение, в котором должно пребывать пять лет. Если сестра показала на деле должное расположение и способность к добродетельной жизни в монашестве, она допускается до малой схимы или пострига "в мантию". Великую же схиму получают только те, кто всецело отдается подвигу молитвы и покаяния, после долгих лет прожития в общежитии.

Значение попытки Св. Престола создать русский монастырь в Риме это дать миру свидетельство о вселенскости Католической Церкви, которая Едина в своей многогранности и представить пробу этого монастыря, как залог будущего Единения всех христиан.

"Едино стадо, Един Пастырь". В домашней пока церковке обители, убранной согласно традиции, Спаситель на иконостасе держит Евангелие, открытое на той странице, где по-славянски провозглашается Его горячее желание, чтобы все были во едино (см. Иоан.X-16). В этих словах – все предназначение этого монастыря: молить Бога о Единстве Церквей Востока и Рима. Недавнее постановление Второго Ватиканского Собора настаивает на необходимости покаяния, обновления сердец, молитвы, самопожертвования, чтобы преодолеть затруднения для общения между "Церквами-Сестрами", по выражению Е.С. Папы Павла VI в Стамбуле (25.7.67) в его обращении к Е.С. Патриарху Афинагору I.

Сестры поминают в своих молитвах так же все страны "Церквей молчания": Чехословакию, Югославию, Китай и все другие.

Известны явления Богоматери в Фатиме трем детям. Сколь будет искренен наш ответ на Ее призыв каяться и молиться о России? Маленькая община в Риме хочет быть верной своему призванию и потому просит всех, кто прочтет этот отчет, помолиться о даровании им благодати для совершения их молитвенного подвига.

Возглавила новообразованную общину Успенского женского монастыря в 1957 г. игумения матушка Екатерина.

Необходимо сказать несколько слов о замечательном священнике отце Феофиле Горачеке, он духовно поддерживал и укреплял сестер.

По воспоминаниям духовной дочери: "Он был человеком необычайной доброты, веры, вежливости, кротости, молчания, терпения. Он был, прежде всего, славянином, человеком духовной жизни… Отец Феофил три раза стоял под расстрелом. Его пытали как шпиона и били по голове, отчего он впоследствии переносил сильные головные боли. Во время войны он отправился в Россию из Польши, где крестил так много, что у него болели руки… Конечно, о. Феофил передавал другим свое духовное богатство явным образом. У него была не только славянская душа, (был чех), но и особо одаренная Божьим духом проникновенная натура"[2]. Сохранились свидетельства о времени проведенном батюшкой в СССР, в качестве миссионера. "Отец Феофил отправился туда проповедовать Господа нашего Иисуса Христа. Если он бывал где-нибудь нужен, его звали. Благодарные люди вознаграждали его, чем могли. Довелось ему с одним добрым человеком в тулупчике на санях везти домой подаренных живых кур. Зима, холод, дрожит и коченеет раб Божий на санях с курами, а мужичек правит. Вдруг куры начали выпрыгивать одна за другой из лукошка и разбежались по снегу во все стороны. Что делать? Дар не малый в голодное время, а беды с ними сколько!"[3]

Отец Феофан после войны служил духовником в одном австрийском монастыре и сумел объединить вокруг себя множество благочестивых добрых людей в стремлении молитвы и духовной помощи для страждущей под гнетом безбожия России.

В одном из писем адресованном русской монахине матери Архангеле он писал в 1956г.: "Надеюсь, что Вы… не покинули намерения работать для соединения России с Католической Церковью. Часто молюсь, чтобы ваше желание исполнилось. Теперь Вас хочу еще раз спросить, готовы ли Вы приехать в Рим в русский монастырь в случае, если получите разрешение своих настоятелей. Я хотел бы знать Ваше личное мнение. Прошу ответить мне по возможности поскорее. Если Вы готовы участвовать в основании русского монастыря, то из Рима напишут Вашим настоятельницам. Не надо бояться, что Вы делаете что-то нелегальное, так как Папа Пий XII это начинание одобрил и благословил. Дом в Риме для монастыря уже куплен"[4].

Отец Феофил был первым священником созданной обители, в течение двух лет он служил литургию, исповедовал сестер. Скончался пастырь в 1984 г. в возрасте 71 года.

В душепопечении над сестрами почившего заменил его друг священник Константин Маскалик. Он "заслуживает особой благодарности, так как он приходил в нашу Успенскую обитель и служил Божественные службы. Человек простой, глубоко верующий, он был с детства испытан страданиями, но был молитвенником и вместе с тем человеком веселого нрава", - вспоминала одна из сестер[5]. Читаем о его отношении к богослужению: "Все мы радовались при таком большом и торжественном восхвалении. И мне лично был по сердцу простонародный распев отца Константина, идущий от всего сердца. Он был белорус, служил в Советской армии и даже участвовал в освобождении Италии"[6].

Среди обнаруженных мною сведений, есть записи монахини Архангелы. Эта сестра оставила книгу своих воспоминаний, которые послужили для написания настоящего материала. Свои мемуары она предварила следующими словами: "Я уверена, что наше будущее поколение будет интересоваться тем, как возник наш скромный монастырь, а потому, пока я могу вспомнить о его истории и написать о путях Провидения Божьего, я постараюсь это сделать во славу Его"[7].

Русская девушка Анфиса родилась в селе Михайловка Курской области в 1927 г. Ее отца арестовали в самый разгар коллективизации. С детства она испытала тяжелый крестьянский труд, познала, что такое нужда и горе. Об этом времени в стране победившего социализма вспоминала она спустя годы: "Бедность на деревне описать невозможно" [8] и еще: "Помню, в 1937-1938 годах ни пищи, ни самого простого ситца невозможно было достать"[9]. В 1942 г. во время немецкой оккупации девушка в возрасте 15 лет оказалась на работе в Германии, работала в крестьянских семьях. Затем, Анфиса, благодаря близкому общению с немецким священником профессором Эммануилом Керном открыла для себя христианство и пришла к осознанию монашеского устроения своей жизни. В постриге русская девушка получила имя Архангелы.

Матушка Архангела несла послушание в саду, готовила на кухне, писала иконы, она была в числе тех четырех русских монахинь, которые первыми приехали в Рим в 1957г. Ее слова: "Мы переехали в наш новый монастырек. Говорят, что всякое начало трудно. Труд на земле, заросшей, запущенной, нельзя описать. В течение десяти лет невозможно было понять, что с нами будет"[10].

Монастырь расположился в местности, где в то время не было по близости жилья. Сестры вынуждены были даже держать собак для охраны и безопасности. Ныне вокруг монастыря уже все застроено. В те первые годы было много прилежной работы.

Еще одна из насельниц монастыря, ныне уже покойная монахиня Юния (Иуния), в миру Ирина Григорьевна Гинц. Родилась она в столице тогдашней империи, в Санкт-Петербурге 22.10.1907г. Долгий, сложный жизненный путь, эмигрантские скитания, любовь к далекой родине и монашеский подвиг, молитвенное предстояние - венчало жизнь инокини. Живя в монастыре, матушка Иуния несла послушание иконописца. Ныне покоится тело монахини на кладбище Тестаччо. Здесь среди вековых деревьев и мраморных надгробий упокоились многие русские странники, они закончили свой жизненный путь в вечном городе, кладбище Акатолико в Риме известно своими многочисленными русскими могилами.

Многие добродетельные люди посещали обитель, среди них был и владыка Мирослав Марусин, он служил в храме, вел духовные беседы с сестрами. Запомнились его слова, обращенные к матушке настоятельнице: "Держитесь, как я держаться должен!"[11].

Официальные представители Русской Православной Церкви Московского Патриархата неоднократно испытывали радость от взаимного общения со своими соотечественницами, монахинями Успенского монастыря, принадлежащими к той же единой церковной восточнославянской византийской, или как ее называют в литературе синодальной литургической традиции. В одном из номеров Журнала Московской Патриархии читаем: "Большое впечатление оставило посещение расположенного в пригороде Рима католического русского женского монастыря в честь Успения Божией Матери. В небольшой церкви, интерьер которой выдержан в православной русско-византийской манере, было совершено богослужение на церковнославянском языке по Уставу Русской Церкви; пели и читали русские монахини. В трапезной за чашкой чая состоялась беседа с игуменией и сестрами"[12]. О своем посещении обители вспоминал один из российских православных епископов: "Монастырь имеет свое небольшое хозяйство. В свободное от богослужений и келейной молитвы время монахини трудятся в саду и огороде, на пасеке, шьют церковные облачения, пишут иконы, придерживаясь русско-византийской традиции. На память о посещении монастыря монахини поднесли мне икону Спасителя, написанную одной из сестер"[13]. Это была цитата из воспоминаний владыки Анатолия (Кузнецова), бывшего в то время управляющим Уфимской епархий, ныне викарного архиепископа Сурожского в епархии РПЦ МП расположенной на территории Великобритании.

В 1988 г., когда весь мир торжественно отмечал тысячелетие христианства на русской земле, в Успенском монастыре помимо всеобщего духовного ликования по поводу молитвенного сопричастия с соотечественниками в единстве веры и духовной традиции, также пришелся своей праздник. В этом году исполнилось тридцатилетие основания святой обители.

Запомнились сестрам многие известные гости из России, которые во время своих многочисленных официозных визитов в Рим, нередко удостаивали своим вниманием и, расположенный в тени всемирно известных святынь скромный монастырь.

Среди них, церковно-общественный деятель советского периода митрополит Никодим (Ротов), к слову сказать, русские монахини были среди первых, кто совершал молитву над новопреставленным иерархом, расставшимся с этим бренным миром у ног Понтифика. Сестры пели при совершении панихид, служившихся в Ватикане иерархами Русской Православной и Католической Церквей.

Бывали в Успенском монастыре и многие из учеников знаменитого владыки Никодима. Это, во-первых, нынешний лидер российской церковной жизни митрополит Кирилл (Гундяев), во-вторых, маститый иерарх старейший синодал и первый викарий Святейшего Патриарха митрополит Ювеналий (Поярков), управляющий Московской епархией, далее: архиепископ Великого Новгорода Лев (Церпицкий), епископ Илиан (Востряков) бывший Калужский и многие другие, посещавшие Рим представители РПЦ.

Православные студенты, направленные в Рим на учебу, находили в Успенском монастыре частичку далекой родины, среди этих людей были протоиерей Павел Раина и протоиерей Владимир Рожков, которые сохранили в своей душе самые теплые воспоминания о сестрах-соотечественницах.

Среди икон, хранящихся в домовом монастырском храме, имеются образа привезенные из России, митрополит Никодим, в один из своих приездов подарил чеканную икону, другая святыня преподнесена на молитвенную память отцом Владимиром Рожковым. Следует обратить внимание на образ, с ковчежцем, в котором хранится частица святых мощей святителя Никиты Новгородского чудотворца, она также свидетельство нашей духовной близости и церковного родства.

Богатые свидетельства о дружбе и общении сестер Успенского монастыря с православным духовенством в России содержит библиотека обители. Среди книг имеется 4-х томный машинописный сборник сочинений митрополита Никодима (Ротова) [14]. Выпускник Папского Восточного института в Риме доктор канонического права, протоиерей Владимир Рожков подарил экземпляр своей диссертации "Церковные вопросы в Государственной Думе"[15] с автографом: "На добрую память в русский Успенский монастырь от автора. Прот. В. Рожков. 21.XI. 75.".

Можно также указать на другие интересные раритеты, которые хранятся в книжном собрании обители. Это работа о. Энри Перроа (s.j.) "Святой Игнатий Лойола"[16], в переводе с французского отца Николая Бок (s.j.), известного русского дипломата, ставшего священником в эмиграции. Книга издана в Нью-Йорке, знаменитым центром Фордамского университета, сделавшего много в направлении развития русского католического движения и изучении духовного наследия православного востока. На экземпляре имеется дарственная надпись: "Библиотеке Русского монастыря в Риме (от о. Антония Корена s.j.)".

Другой труд, - "Воспоминания о Киево-Печерской Лавре"[17], написанный доктором права, профессором И.Н. Никодимовым [18], в машинописном виде выпущенный Институтом по изучению СССР в Мюнхене в 1960г. Этим же институтом выпущена другая интересная книга, иллюстрирующая историю церковной жизни в условиях гоненийи богоборчества в Советском Союзе. Это - "Православная молодежь в борьбе за Церковь в СССР", ее автор протоиерей Д.В. Константинов[19].

Наличие этих редких памятников интеллектуального сопротивления, которое оказывали русских верующие люди в эмиграции господству атеизма в Советской России, свидетельствует, если не о сотрудничестве, так о моральной, духовной и молитвенной поддержке со стороны сестер Успенской обители своей страждущей родине.

В настоящем обзоре библиотечного собрания, не возможно обойти вниманием книги, написанные известными русскими католическими священниками. Это работа архимандрита Георгия Брянчанинова "Воспоминания студента Духовной Академии в Риме 1939-1947гг."[20] и книга отца Иосифа Германович "Китай-Сибирь-Москва"[21], содержащие бесценные исторические свидетельства. (Попутно смею заметить, что этих изданий нет в библиотеке Папского Восточного института).

Среди близких нам авторов, имеется издание известного историка русского зарубежья Михаила Талалай "Церковь Рождества Христова во Флоренции"[22] с его собственноручной дарственной надписью "В Русский Успенский монастырь от автора. Подпись. Флоренция, 19 (6). IV. 93".

Долгие годы близким монастырю человеком была монахиня Фаустина, которая работала в Восточной Конгрегации, после ее смерти книги матушки были переданы в Успенский монастырь. Одна из книг этого собрания – диссертация "Как молились Богу древние византийцы"[23], ее автор отец Михаил Арранц, получивший ученую степень по богословию в Ленинградской духовной академии в 1979г, на экземпляре имеется автограф: "AllaRev.mamadreFausta. 5.IX.80. L’autore"[24].

Из небогатых русскоязычных и иностранных печатных источников, где содержится информация об Успенской обители, позвольте указать следующие:

В сборнике, знакомом многим россиянам "Свет и жизнь", выпущенном Брюссельским издательством "Жизнь с Богом" есть фотография главного дома обители, и содержится небольшое упоминание: "Монахини русского Успенского монастыря в Риме молитвой и трудом подготавливают сближение христиан"[25].

Итальянская церковная периодика помещала небольшие статьи о монастыре на своих страницах. Это обзор об истории и жизни монастыря в одном из номеров журнала "Unitas" за 1990г., из которого узнаем о маленьком и типично русском во всем своем устройстве монастыре, где проживает настоятельница матушка Екатерина, которую называют "игумения", о том, что она русская сестра, так же как и все ее монахини; богослужебная жизнь в обители совершается по византийскому ритуалу, литургия служится как в России; но более всего здесь русская атмосфера, которой вы дышите и духовность, которая наполняет вашу душу. В этих стенах обнаруживается запечатленная жизнь, это небольшой уголок России, перенесенный в Рим. Помимо известных нам уже сведений, сообщается о том, что в монастыре подготовлены различные тома большого количества богослужебных текстов византийской литургической традиции, переведенных на итальянский язык, как с русских, так и с других славянских источников. Издано это стараниями сестры Марии Донадео, которая 25 лет посвятила монашеской жизни. По рождению она итальянка, но полностью русская по духу[26].

Собственно сестры Успенской обители трудятся и над тем, чтобы западному читателю открывались духовные богатства русской церковности. При участии монахинь вышла книга на итальянском языке об Оптинском старце Амвросии[27].

Другое свидетельство из жизни обители наших дней, это личное исповедание о жизненном пути, в передаче одной из послушниц, попытавшейся начать свой искус в общине. Сестра Ольга немка по национальности, родилась в Восточной Германии, преодолела трудные шаги от коммунизма к вере, благодаря призыву Божией Матери изменила свою жизнь. Эту статью послушница назвала "Наконец я обрела мою истинную семью"[28].

Сегодняшний день монастыря, к сожалению, предстает несколько иным. Все скромно и не заметно, но это не повод для беспокойства или уныния. Время, обстоятельства, причины, не зависящие от нас, все вместе это может создать иллюзию, что история уже собирается перелистнуть последнюю страницу и отправить в архив все то, что накоплено русскими монахинями в святом граде. Однако, необходимо помнить о том, что обитель посвящена Пресвятой Богородице, Пречистая Дева – образец скромности и смирения, так и посвятившие Ей себя сестры, не для внешнего эффекта, а как образец внутреннего делания, созидают основу великого дела – дела Единства Святой Церкви.

Обитель имеет большое значение для западного мира, она дает пример восточной духовности, литургической традиции и иконографии, позволяет почувствовать дух Восточной Церкви[29].

Позволю напомнить благочестивому читателю - не случайно настоящий материал о святой Успенской обители, в качестве эпиграфа, я предварил цитатой из письма священника, который был вдохновителем и устроителем центра русской монашеской жизни в Риме. Отец Феофил Горачек писал нашей соотечественнице молодой инокине, поселившейся в Риме среди первых насельниц о важности молитвы, о людском содействии в Божием призвании. Молитвенный труд за родину, за родных, за соотечественников, за Россию не может быть бесследным и безрезультатным. "Вся елика аще молящеся просите, веруйте, яко приемлете: и будет вам" (Марк 11, 24), - говорит Господь. Веруем, что близится время, о котором молится Церковь, молятся и наши сестры монахини в Риме. "Из теперь уже известных почти всему миру явлениях Богородицы трем детям из Фатимы (Португалия) мы знаем о Ее призыве к покаянию и молитве о России. Мы хотим быть верными нашей цели и таким образом исполнить пожелания Пресвятой Богородицы. Просим всех молиться о даровании нам благодати для совершения нашего молитвенного подвига"[30].

В Свято-Успенской русской обители в Риме можно заказать следующие книги на итальянском языке, по византийско-русской церковной тематике:

·Preghiere dell'Oriente bizantino, Morcelliana, pp. 232 (in ristampa)

·Preghiere bizantine alla Madre di Dio, Morcelliana, pp. 80 (in ristampa)

·Preghiere nelle grandi feste bizantine, Morcelliana, pp. 188 (in ristampa)

·La Croce nella preghiera bizantina, Morcelliana, pp. 108, Euro 5,16

·Le icone, immagini dell'invisibile, Morcelliana, pp, 128, 16 ill., Euro 7,23

·Icone della Madre di Dio, Morcelliana, pp. 152, 16 ill., Euro 8,26

·Icone di Cristo e dei Santi, Morcelliana, pp. 128, 16 ill., Euro 7,23

·Icone mariane russe, Morcelliana, pp. 120, 8 ill., Euro 7,75

·L'anno liturgico bizantino, Morcelliana, pp. 242, Euro 10,33

·Le ore diurne e serali dell'ufficiatura bizantina, Morcelliana, pp. 154, Euro 10,33

·Inno acatisto, testo greco-italiano, nota storico liturgica e commento teologico, Marietti, pp. 104, Euro 7,23

·Il santo starec Amvrosij del monastero russo di Optina, Abbazia di Praglia, pp. 133, Euro 10,33

·Preghiere a S. Andrej Rubliov e ad altri santi russi, Marietti, pp. 134, Euro 7,75.

Адрес монастыря:

Monastero Uspenskij, Via della Pisana 34200163 Roma – Italia

Tel. (+39) 06 - 6615 2344

e-mail: dormizione@tiscali.it

http://web.tiscali.it/dormizione/

Источники

1.Анатолий, епископ. У святынь Италии. - //ЖМП. – М., 1986, № 2. – с.64.

2.Ктиторский устав русского женского монастыря в Риме во имя Пречестного Успения Пресвятой Богородицы. – Рим, 1955. – 120с.

3.Свет и Жизнь. – Брюссель: Жизнь с Богом, 1990. – с. 430.

4.Сестра Архангела. Мои Воспоминания. – Promanuscripto. - Milano, 1990.

5.Farina M. Librie e riviste. - //Oriente Cristiano. – Palermo, 1996, #1-2. – p. 59.

6.Il santo starec Amvrosij del Monastero russo di Optina, a cura delle Monache del Monastero russo Uspenskij di Roma, introduzione di P. Tomas Spidlik. – Ed. Scriti Monastici Abbazia di Praglia, 1993.

7.Lozza Lino. Un monastero russo a Roma. - // Unitas: Rivista trimestrale in edizione italiana. – Roma, 1990,# 3. – p. 124-129.

8.Suor Olga. Finalmente ho trovato la mia vera famiglia. - //Cavaliere dell’Immacolata. – Roma, 1999, # 2. – p. 15.


 


[1] Сестра Архангела. Мои Воспоминания. – Promanuscripto. - Milano, 1990. - с. 108.

[2] Там же. - С. 105.

[3] Там же. - С. 111.

[4] Там же. - С. 108.

[5] Там же. - С. 109.

[6] Там же. - С. 110.

[7] Там же. Посвящение к книге.

[8] Там же. - С. 30.

[9] Там же. - С. 39.

[10] Там же. - С. 105.

[11] Там же. - С. 120.

[12] Анатолий, епископ. У святынь Италии. - //ЖМП. – М., 1986, № 2. – с.64.

[13] Там же.

[14] Никодим Ротов, митрополит. Сборник сочинений. В 4-х. Т. – машинопись. - Ленинград, 1974.

[15] Рожков Владимир, протоиерей, доктор канонического права Папского Восточного института. Церковные вопросы в Государственной Думе. – Poma: Operereliqioserusse, 1975.

[16] Перроа Энри (s.j.). Святой Игнатий Лойола. Перевод с французского Николая Бок (s.j.). - NewYork: RussianCenterFordhamUniversity, 1956.

[17] Никодимов И.Н., профессор. Воспоминания о Киево-Печерской Лавре. –Машинопись. – Мюнхен: Институт по изучению СССР, 1960.

[18] Никодимов И.Н., родился в 1895г., окончил юридический факультет Варшавского университета, доктор права, профессор гражданского права, в эмиграции жил в Мюнхене, трудился в Институте по изучению СССР(Institut zur Erforschunq der UdSSR, Herausqeber und Verlaq, Munchen 26, Schliessfach 8)., автормногихработ.

[19] Константинов Д.В., протоиерей. Православная молодежь в борьбе за Церковь в СССР. - Мюнхен: Институт по изучению СССР, 1956.

[20] Брянчанинов Георгий, архимандрит. Воспоминания студента Духовной Академии в Риме 1939-1947гг. – кн.1, без года издания.

[21] Германович Иосиф. Китай – Сибирь – Москва. Перевод с белорусского. – Мельбурн (Австралия), 1997.

[22] Талалай М. Церковь Рождества Христова во Флоренции. – Флоренция, 1993.

[23] Арранц Михаил, О.И. Как молились Богу древние византийцы. Диссертация. – Ленинградская Духовная Академия, 1979.

[24] "Преподобной матери Фаусте. 5.IX.80. Автор" (с итальянского).

[25] Свет и Жизнь. – Брюссель: Жизнь с Богом, 1990. – с. 430.

[26]См.: Lozza Lino. Un monastero russo a Roma. - // Unitas: Rivista trimestrale in edizione italiana. – Roma, 1990,# 3. – p. 124-129.

[27]См.: Il santo starec Amvrosij del Monastero russo di Optina, a cura delle Monache del Monastero russo Uspenskij di Roma, introduzione di P. Tomas Spidlik. – Ed. Scriti Monastici Abbazia di Praglia, 1993. – pp. 135.

[28] Suor Olga. Finalmente ho trovato la mia vera famiglia. - //Cavaliere dell’Immacolata. – Roma, 1999, # 2. – p. 15.

[29]См.: Farina M. Librie e riviste. - //Oriente Cristiano. – Palermo, 1996, #1-2. – p. 59.

[30] http://web.tiscali.it/dormizione/

С сайта: Портал-Credo.ru

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова