Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Витевский В. Н. Раскол в Уральском войске и отношение к нему духовной и военногражданской власти в конце XVIII – XIX вв. Казань, 1877 – 1878.

Опись А, №862.

Отт. из "Правосл. Собеседника", 1878.

В. С. Боже

http://www.csu.ru/files/history/506.rtf. (Челябинский ун-тет)

Владимир Николаевич Витевский (1845--1906): жизнь и труды

Имя В. Н. Витевского хорошо известно всем, кто занимается изучением истории Южного Урала. Его многотомный труд «И. И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г.» стал не только заметным явлением в урало-поволжской историографии XIX столетия, но и получил высокую оценку в столице, выразившуюся в лестных отзывах солидных исторических журналов, Императорской Академии наук, в Уваровской премии.

Кто же такой Владимир Николаевич Витевский? На этот вопрос позволяют ответить его формулярный список и другие документы биографического плана, хранящиеся в Национальном архиве Республики Татарстан (Казань) 1, некрологи, опубликованные Я. Александровым и А. Рождествиным 2, наконец, автобиографические сведения, изложенные самим историком во вводной части к своему труду. Нашим предшественником в изучении жизненного и творческого пути ученого был недавно ушедший из жизни Ю. С. Зобов (Оренбург) 3, опубликовавший несколько небольших биографических статей о Витевском и считавший его исторические труды «венцом исторической литературы» о Южном Урале XIX века. В целом, соглашаясь с Ю. С. Зобовым в оценке вклада Витевского в изучение региона, мы в то же время не разделяем его порой чрезмерно комплиментарного тона в отзывах о трудах Витевского. В предлагаемом докладе нам хотелось бы изложить свою версию биографии этого исследователя, остановив свое внимание на Витевском как исследователе истории Южного Урала XVIII столетия.

Владимир Николаевич Витевский родился 22 июля 1845 года в семье священника села Подвалья Сенгилеевского уезда Симбирской губернии. Это обстоятельство во многом определило его первые шаги на жизненном пути. Будущий историк, как и большинство детей из духовного сословия, окончил Симбирское духовное училище, поступил в семинарию. Однако карьера священника его не привлекала. Поэтому, не окончив семинарии, Владимир Витевский ушел из нее, сдал экзамены за гимназический курс и поступил в 1866 году в Императорский Казанский университет. Возможно, этот выбор был сделан не без участия дяди Витевского по материнской линии, известного востоковеда Ивана Николаевича Холмогорова (1819--1891) 4, преподававшего в этом университете.

В 1870 году В. Н. Витевский окончил историко-филологический факультет Казанского университета со степенью кандидата. 22 сентября того же года предписанием попечителя Казанского учебного округа был определен учителем русского языка в Уральскую войсковую гимназию. Тридцать один год своей жизни Владимир Николаевич отдал педагогической деятельности -- преподавал в войсковой гимназии и женском I-го разряда училище в Уральске (1870--1874), учительской семинарии и Мариинской женской гимназии в Казани (1874--1901). А. С. Рождествин, сослуживец Витевского, писал, что Владимир Николаевич «пользовался огромным авторитетом и уважением со стороны учащихся. К каждому его слову ученики прислушивались и ценили его высоко»; при этом он подчеркивал, что «как наставник В. Н. Витевский принадлежал к числу тех скромных людей, которые без шума и рекламы исполняют свое скромное дело, не заискивая ни у кого популярности, а оставаясь верным своим убеждениям и верованиям» 5. Говоря о человеческих качествах Витевского, сослуживцы отмечали свойственные ему простодушие, доброту, уравновешенность. В Мариинской гимназии его за глаза любовно называли «папашей» 6. Как учитель он не был строг и достигал своих целей, ясно и занимательно излагая отнюдь не простые материалы. Я. Александров восхищенно вспоминал, что даже на уроках грамматики славянского языка, традиционно считавшихся в школьной среде скучными, Владимир Николаевич умел вызвать у учеников неподдельный интерес к предмету 7.

В. Н. Витевский дослужился до чина статского советника (1882), за службу по ведомству Министерства народного просвещения имел немало поощрений. Среди его наград были ордена Св. Станислава 3-й и 2-й степени (1883, 1893), Св. Анны 3-й степени (1887). Однако мы не ошибемся, если скажем, что главной наградой в жизни Витевского была данная ему от природы исследовательская страсть. Именно благодаря ей он превозмогал болезни (здоровье у него было неважное), находил силы жить в постоянном безденежье. «Надо удивляться,-- пишет Я. Александров,-- как Вл[адимир] Ник[олаевич], при условиях учителя, имеющего по нужде (большая семья) 30 ур[оков] в неделю и труды письменных ученических работ, успевал писать...» 8. По сведениям этого же автора, научные занятия В. Н. Витевского начались довольно рано -- в 1869 году, когда он опубликовал в журнале «Странник» свою первую рецензию. Позже из-под пера ученого вышло более сотни статей, очерков, книг 9. Самым же известным его произведением стал упомянутый выше труд, по- священный И. И. Неплюеву: три тома монографии (каждый разбит автором на 10 глав) и том приложений -- справочных материалов и документов. Объясняя свой интерес к избранной теме, автор отмечал, как бы мы сегодня сказали, ее актуальность для современной ему России. «В настоящее время внимание Правительства и частной русской предприимчивости, торговых и промышленных сил Империи преимущественно обращено на восток, куда безостановочно и неудержимо стремится колонизационное движение великорусского племени, которому стало тесно и трудно жить внутри Европейской России...»,-- отмечал Витевский и заключал, что «историческое изучение восточных владений Российской империи и населяющих их инородческих племен должно иметь особенную важность и служить, так сказать, комментарием современного нам поступательного движения русских на восток» 10. Мы не ошибемся, если скажем, что, повествуя об одном из видных деятелей русской администрации ХVIII века на востоке страны И. И. Неплюеве, историк изначально не думал ограничиться лишь изложением его жизненного пути, а стремился реконструировать среду, в которой довелось работать его герою, дать широкий исторический фон его исследований. «Монография знакомит читателя не только с жизнью и многосторонней деятельностью Неплюева,-- указывал Витевский,-- а и с историей казачьих общин, оберегавших восточные границы России, с историей башкир, киргизов, калмыков, нагайбаков и других инородцев, с их набегами на русские пограничные поселения, с волнениями и бунтами среди них до Неплюева и при нем, с распространением христианства между иноверцами и с пропагандой магометанских мулл, с развитием промышленности и торговли в Оренбургском крае...» 11

Материал в монографии расположен Витевским по хронологическому принципу, а потому читатель как бы идет вслед за Неплюевым «шаг за шагом в его долголетней жизни и многополезной деятельности» 12. При подготовке книги Витевский пользовался как архивными материалами («письменными источниками»), так и опубликованными («печатными»). Базовыми для исследователя стали документы Сенатского архива в Санкт-Петербурге и Тургайского областного архива. Историк широко использовал также Полное собрание Законов Российской империи, летописи, исторические акты, мемуары, сборники статистических и иных материалов, автобиографические «Записки» И. И. Неплюева, «Топографию Оренбургскую» и «Историю Оренбургскую» П. И. Рычкова. Свой труд он предварил обзором использованных источников и литературы, в котором довольно подробно охарактеризовал каждое издание.

Особенно любопытны приводимые им сведения об истории публикации трудов П. И. Рычкова и ландкарт к ним. Отчасти столь пристальный интерес Витевского к этому изданию объясняется его полемикой с Н. М. Гутьяром, публикатором «Истории Оренбургской», в ходе которой последний обвинил Витевского в незнании трудов Рычкова, заявив: «Г. Витевский, стараясь подтверждать свой рассказ возможно частыми ссылками на “Историю” Рычкова, лишь обнаруживает этим, что последняя была ему знакома по случайным иногда неверным выпискам, приводимым другими сочинениями, служившими Витевскому пособием при составлении его монографии» 13. Владимир Николаевич указал чрезмерно критически настроенному оппоненту, что в его распоряжении находилась более полная рукопись «Истории Оренбургской», чем та, которая опубликована Гутьяром. Она хранилась у учителя Уфимской гимназии Завьялова и после его смерти в 1895 году была переслана Витевскому директором гимназии В. Н. Матвеевым 14. В экземпляре, которым пользовался Владимир Николаевич, было на девять параграфов больше; более полным был 22-й параграф; кроме того, к рукописи были приложены рисунки и планы. Приводя все эти сведения, Витевский заключал: «”История Оренбургская” была нам хорошо известна, но мы пользовались ею умеренно, как и почтенный С. М. Соловьев (т. ХХ его “Истории России”, стр. 322--328), и лишь до 1742 года, т. е. до времени назначения Неплюева главным начальником Оренбургского края, начиная же с этого года предпочтительно пользовались подлинными делами архивов Сенатского и Тургайского» 15.

В предисловии к своей книге В. Н. Витевский изложил и историю ее создания. Большое впечатление о личности преобразователя Оренбургского края Владимир Николаевич получил еще во время учебы в университете, на лекциях профессора Н. А. Фирсова 16. Именно тогда он «задался мыслью ознакомиться со временем ближе и самостоятельно с жизнию И. И. Неплюева и его заслугами для России» 17. По окончании университета, проживая в Уральске, в местных архивах и исторических материалах, извлеченных И. И. Железновым 18 из книг Казачьего Повытья, он обнаружил новые данные о деятельности Неплюева в Оренбургском крае. В 1873 году к столетию со дня смерти И. И. Неплюева Витевский прочитал ряд публичных лекций о нем, сборы от которых передал беднейшим ученикам войсковой гимназии. Тексты этих лекций по распоряжению наказного атамана Уральской области Н. А. Веревкина были напечатаны в «Уральских войсковых ведомостях» (1873--1875) в виде историко-биографического очерка «И. И. Неплюев и Оренбург». Публикация обратила на себя внимание профессоров Казанского университета и членов редколлегий столичных исторических журналов. Это вдохновило Витевского на продолжение труда. После знакомства с материалами Тургайского архива, с данными, полученными в 1876 году от последнего представителя рода Неплюевых по мужской линии Николая Николаевича Неплюева, и переезда в Казань с ее богатейшими собраниями книг и рукописей, Витевский начинает публиковать в периодических изданиях очерки и статьи 19. Они стали базой для написания монографии о Неплюеве. Выпуск ее в виде книги потребовал от автора больших усилий, так как «многочисленные уроки в учебных заведениях, семейные заботы и обязанности, масса накопившегося сырого материала и недостаток времени и средств... все это служило большим тормозом к окончанию и появлению в печати... работы в ее целом виде». Порой Владимиру Николаевичу казалось, что издать труд о Неплюеве не удастся: у издателей не было интереса к монографии из-за ее объема и отсутствия спроса, а собственных средств для реализации намеченных планов у автора не было. Помог случай. В 1885 году в Казань на съезд архипастырей Волжско-Камского края прибыл обер-прокурор Святого Синода К. П. Победоносцев; Витевский был ему представлен. Знакомство помогло историку установить контакты с наказным атаманом Уральского войска Н. Н. Шиповым и через него и Победоносцева передать свои публикации в дар цесаревичу Николаю Александровичу (будущему императору Николаю II). 6 мая 1887 года, в день своего рождения, наследник престола выделил на издание труда о И. И. Неплюеве 1500 рублей. Книга была опубликована.

Перерабатывая ее, автор издавал выпуск за выпуском, которые сразу же становились предметом пристального внимания специалистов. Благожелательные отзывы о монографии дали известный историк, редактор-издатель «Русского Архива» М. И. Семевский 20, А. Е. Алекторов 21, также изучавший Южный Урал и отметивший достоинства труда Витевского («обилие материала, тщательная его разработка, последовательное изложение и самостоятельный взгляд на вещи». Зная и историографию, и источники, Александр Евфимович подчеркивал, что в рецензируемой книге он встретил «массу совершенно новых данных», и заключал: «для нас, людей востока, каждый новый выпуск монографии есть в некотором роде драгоценный клад» 22.

В докладе невозможно охарактеризовать все темы, затронутые В. Н. Витевским в своей монографии, показать уровень его работы в сравнении с современными научными разработками -- это задача более крупного историографического исследования. Наша цель более скромная. Нам хотелось бы рассмотреть личность Витевского как историка Южного Урала, или уже -- Исетской провинции, центром которой, как известно, в 1743--1781 годах был Челябинск. И в этой связи следует указать, что основной труд Витевского содержит значительный объем материалов по интересующим нас вопросам. В нем широко показан процесс колонизации края русскими, мероприятия, осуществляемые руководителями Оренбургской экспедиции И. К. Кириловым, В. Н. Татищевым, В. А. Урусовым и, конечно, И. И. Неплюевым. В труд В. Н. Ви-тевского вкраплены интересные биографические сведения о первом историографе Оренбургского края П. И. Рычкове, основателе Челябинска А. И. Тевкелеве, тархане Таймасе Шаимове и одном из вождей восставших башкир Карасакале.

Касается Витевский и вопроса об обстоятельствах учреждения Исетской провинции. В седьмой главе своей книги Владимир Николаевич сообщает, что идея ее образования возникла на совете, созванном после прибытия 14 июля 1737 года в Мензелинск вновь назначенного начальника Оренбургской экспедиции В. Н. Татищева. В этот совет, по сведениям историка, входили Тевкелев, Ф. И. Соймонов, уфимский воевода Шемякин и все штаб-офицеры экспеди-ции. В ходе обсуждения вопроса об удержании в повиновении башкир члены Совета пришли к мысли о создании особой Исетской провинции в составе трех уездов: Окуневского, Шадринского и Исетского. В шестнадцатой главе книги, посвященной собственно Исетской провинции, информация по тому же вопросу дается в следующей редакции: «Исетская провинция, как мы уже знаем, была учреждена в 1738 году, вследствие определения особого Совета, состоявшегося в июле того же года в Мензелинске, под председательством В. Н. Татищева» 23.

Нетрудно заметить, что во втором случае мы имеем дело, скорее всего, с опечаткой. Вместо 1737 года назван 1738-й. К тому же В. Н. Витевским допущена и явная неточность, выразившаяся в том, что вопрос административно-территориального устройства Южного Урала, по его мнению, мог быть решен неким «особым Советом», в то время как подобные преобразования производились на самом высоком -- императорском -- уровне. Совет в этом случае выступал лишь инициатором решения, принимали же его в Петербурге. Текст этого решения (№ 7347 от 13 августа 1737 года) был опубликован в Полном собрании законов Российской империи 24.

Бо€льшая часть шестнадцатой главы книги Витевского посвящена вопросу заселения Исетской провинции. Все население ее, равно как и Оренбургского края, Владимир Николаевич делит на русское и инородческое. Опираясь на материалы П. И. Рычкова, он пытается выяснить число инородцев, подробно описывает попытки заселения провинции путем ссылки сюда преступников, касается вопроса перемещения в Исетскую провинцию черкасов из Малороссии, албанцев, черногорцев, «грузинцев». При этом показывает всю безуспешность этих усилий, считая, что наиболее «пригодным материалом для заселения Оренбургского края оказались отставные солдаты», которых в 1750 году числилось в крае уже 2140 человек 25.

С интересом читаются страницы книги В. Н. Витевского, посвященные «сходцам» -- беглым крестьянам, которых правительство безуспешно пыталось вернуть прежним хозяевам. Как отмечал Владимир Николаевич, «башкирские бунты не давали возможности ни Татищеву, ни Урусову заняться этим». Позиция же Неплюева в этом вопросе была выражена достаточно четко: «Все крестьяне Исетской провинции числом 5154 (сведения на середину 1740-х годов.-- В. С.) не суть природные... если же удалить их назад, то слободы запустеют». Результатом ходатайства И. И. Неплюева явился сенатский указ от 27 июля 1747 года, постановивший: «...крестьян из тех слобод не высылать, и никому не отдавать, а быть всем тем крестьянам в провинции вечно, как оные ныне состоят, и в нынешнюю ревизию написать их в той провинции...». «Таким образом,-- заключает В. Н. Витевский,-- Неплюев отстоял излюбленные места самовольных поселенцев в Исетской провинции» 26.

Рассматривая вопросы заселения территории Исетской провинции, В. Н. Витевский вслед за Ф. М. Стариковым повторяет тезис о том, что «первыми поселенцами из русских» здесь были исетские казаки -- остатки вольницы Ермака. Касаясь хозяйственной жизни Исетской провинции, Витевский отмечает природные богатства местности, но в то же время подчеркивает слабую их разработку. Так, указывая, что «земледельцы вознаграждаются здесь вдесятеро за свои труды», он упоминает и о том, что «земледелием занимались немногие» 27.

В описании В. Н. Витевского Исетская провинция предстает настоящим «раем» для труженика. Здесь можно было заниматься садоводством и скотоводством. Озера и реки изобиловали рыбой; в Исети и Миассе водилась нельма, а в половодье попадался и таймень. Хорошие результаты давала охота. В лесах и водоемах водились куницы, горностаи, тетерева, выдры, бобры и прочие промысловые звери и птицы.

В книге В. Н. Витевского содержатся любопытные сведения и о месторождениях белых глин, идущих на изготовление фарфора. Ссылаясь на «Топографию Оренбургской губернии» П. И. Рычкова, автор сообщает, что в 1752 году к месту обнаружения залежей чебаркульской глины (близ озера Большой Мисяш в 5 верстах к северу от Чебаркульской крепости) из Петербурга был прислан «промывальщик порцелейной фабрики, который под руководством бергмейстера Виноградова и занялся промывкою глины... Приготовляемую здесь глину отправляли ежегодно по зимнему пути на порцелейную фабрику. Увельская глина, найденная секретарем Исетской канцелярии Черемисиновым, оказалась даже лучше чебаркульской...».

Витевский говорит и о развитии торговли в крае, об учреждении в Челябинске ярмарки. В годы существования Исетской провинции, согласно сведениям Владимира Николаевича, процветала и торговля «живым товаром» -- людьми. В числе тех, для кого привозились невольники (чаще всего калмыки), историк называет атамана исетских казаков Петра Иевлева и воеводу Исетской провинции князя Алексея Тенишева.

В вопросах, посвященных истории Челябинска, Витевский не идет дальше сведений, сообщаемых П. И. Рычковым и А. В. Орловым 28. А потому на страницах книги можно встретить и утверждение о том, что Челябинск возник на месте татарской деревни Челябы, и что название города башкирского происхождения, в переводе на русский означает «ведро» или «бурак» (эти версии не поддерживает уже большинство современных исследователей). Имеются и другие позиции, которые сегодня выглядят архаичными. Однако хочется подчеркнуть, что это не принижает значимости труда В. Н. Витевского. Автор не избежал ошибок, нередко обусловленных уровнем современного ему исторического знания, но смог создать целостную картину жизни обширного края на протяжении трети века, а это очень ценно.

1 Национальный архив республики Татарстан (далее -- НАРТ), ф. 93, оп. 1, д. 41.

2 Рождествин А. Владимир Николаевич Витевский // Труды ОУАК. Вып. 19. Оренбург, 1908. С. 71--80. Ксерокопия некролога, написанного Я. Александровым, имеется в фондах Центра историко-культурного наследия г. Челябинска (НВ-334, А-219).

3 Зобов Ю. С. «Венец исторической литературы» Оренбуржья // Уральское краеведение. Екатеринбург, 1996. С. 29--34.

4 Холмогоров Иван Николаевич (1819 -- 4.11.1891, Казань), востоковед-арабист. Статский советник. Магистр (1865, Санкт-Петербургский университет). В 1841 году окончил курс Казанского университета по разряду восточной словесности со степенью кандидата. Работал учителем в Астраханской и Пензенской гимназиях. 14 июля 1848 года зачислен помощником инспектора Казанского университета с поручением преподавания арабского языка и словесности. 17 октября 1852 года назначен исполняющим должность профессора восточных языков Ришельевского лицея в Одессе, где работал до 1855 года. В 1861--1868 годах занимал кафедру арабского языка в Казанском университете, с 1863-го преподавал и персидский язык. В 1867-м был командирован Казанским университетом в Персию с научной целью; по возвращении забаллотирован в Совете университета и 27 сентября 1868 года уволен в отставку за выслугой 25 лет. В 1872--1876 годах был сверхштатным преподавателем Симбирской гимназии, в 1888-м назначен исполняющим должность экстраординарного профессора специальных классов Лазаревского института восточных языков в Москве, где и служил до смерти (1891). И. Н. Холмогоров -- автор ряда опубликованных трудов («Об основных постановлениях ислама», 1848; «Очерки арабской речи и арабской письменности», 1862; и др.) и переводов, высоко оцененных специалистами («История Сер-бедаров» Мирхонда, «История восточного халифата ал-Фахри» и др.).

5 Рождествин А. Указ. соч. С. 72, 73.

6 Там же. С. 73. Очевидно, при этом имелось в виду по-родительски теплое отношение Витевского к ученикам. Хотя возможен и другой смысл: у Владимира Николаевича было шестеро своих детей (три сына и три дочери), забота о которых после смерти жены легла полностью на его плечи.

7 Александров Я. Указ. соч. С. 2.

8 Там же. С. 3.

9 Витевский В. Н. Раскол в Уральском войске и отношение к нему духовной и военно-гражданской власти в конце XVIII и XIX в. Казань, 1878; Он же. И. И. Неплюев, верный слуга своего отечества, основатель Оренбурга и устроитель Оренбургского края: Биографич.-ист. очерк. Казань, 1891; Он же. Н. И. Ильминский, директор Казанской учительской семинарии (некролог). Казань, 1892; Он же. Священное коронование русских царей и цариц и чин св. миропомазания их при венчании на царство. Казань, 1896; Клады и кладоискание на Руси // Известия общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. 1893. Т. 11. № 5.

10 Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Казань, 1897. Т. 1. C. 13.

11 Там же. C. 14.

12 Там же.C. 15.

13 История Оренбургская (1730--1750): Издание Оренбургского губернского статистического комитета / Под ред. и с прим. Н. М. Гутьяра. Оренбург, 1896. С. 60 (Примечание).

14 Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край... Т. 1. С. 23.

15 Там же. С. 25.

16 Фирсов Николай Алексеевич (1831--1896). Окончил Главный педагогический институт в Петербурге. Работал учителем в Пермской гимназии. В годы учебы участвовал в студенческом движении. Был связан с кружками Н. А. Добролюбова в Петербурге и А. П. Щапова в Казани. С 1859 года преподавал в Казанском университете. Профессор кафедры русской истории. Автор ряда работ, посвященных вопросам колонизации Поволжья и Приуралья: «Положение инородцев Северо-Восточной России в Московском государстве» (Казань, 1866), «Инородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 г. и колонизация закамских земель в это время» (Ученые записки Казанского университета. Т. 37. Казань, 1871) и др. Оказал сильное влияние на многих учившихся у него студентов -- будущих исследователей Урало-Поволжского региона. В. Н. Витевский отмечал, что «имел счастие слушать лекции Н. А. Фирсова о колонизации Северо-Восточной России, отличавшиеся особенным интересом и знанием дела, строгой системой логически сгруппированных фактов, без всякой натяжки и утрировки их, научно-прагматической обработкой и необыкновенной ясностью изложения».

17 Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край... Т. 1. С. 29.

18 Железнов Иоасаф Игнатьевич (1824--1863), писатель, этнограф, фольклорист. Собирал былины, исторические песни, предания. В 1858 году опубликовал книгу «Уральцы». Вследствие преследования со стороны властей покончил собой. Многие из добытых им материалов увидели свет уже после смерти собирателя.

19 Записка Ив. Ив. Неплюева об устройстве Яицкого казачьего войска в царствование Елизаветы Петровны (с предисловием) // Русский архив. 1878. Кн. 2. С. 5--33; П. И. Рычков и его значение в истории // Оренбургский листок. 1878. № 20--23; Раскол в Уральском войске и отношение к нему духовной и военно-гражданской власти в половине XVIII в. // Православный собеседник. 1877. Июль. Сентябрь; и др.

20 Семевский Михаил Иванович (1837--1892), историк, журналист. Издатель-редактор журнала «Русская старина». Автор трудов по истории 18--19 вв.

21 Алекторов Александр Евфимович (1861--1919), историк и этнограф. Автор более 400 работ, в том числе «Истории Оренбургской губернии» (1882, 1883) и «Географического очерка Оренбургской губернии» (1885).

22 Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край... Т. 1. С. 39.

23 Там же. Т. 2. С. 448.

24 Полное собрание законов Российской империи. Т. 10. СПб., 1830. С. 244.

25 Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край... Т. 2. С. 482, 486.

26 Там же. С. 490.

27 Там же. С. 449.

28 Орлов Александр Васильевич (1826 -- дата смерти неизвестна), учитель, краевед. Автор первого очерка о Челябинске «Историко-географический взгляд на город Челябинск» (Оренбургские губернские ведомости. 1863. № 30, 32, 35, 36).

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова