Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 
 

[Ганс Кюнг: письмо с критикой папы Бенедикта XVI Ратцингера]

О том же интервью в мае 2010 г. - в мае 2011.

"Многие люди потеряли веру в Католическую Церковь". Ганс Кюнг требует от католиков созыва собора

"СЕДМИЦА.РУ", 22 апреля 2010 г.

Известный швейцарский католический богослов и писатель, считающийся главным идеологом модернизма в современной Католицической Церкви, священник Ханс Кюнг (Hans Kung) обратился к епископату Католической Церкви с открытым письмом. В нем богослов-модернист подверг резкой критике Папу Римского Бенедикта XVI и его курс, который Кюнг считает консервативным и не отвечающим вызовам времени. Швейцарский теолог-оппозиционер также призвал иерархов к проведению собора и незамедлительным реформам в Католической Церкви.

Редакция "Седмицы.Ru" приводит текст письма в переводе с английского (по публикации от 19 апреля 2010 г. на сайте ICN – перевод В.И. Петрушко):

"Досточтимые епископы!

Йозеф Ратцингер, ныне Папа Бенедикт XVI, и я были самыми младшими богословами на Втором Ватиканском Соборе в 1962-1965 гг. Сейчас мы являемся старейшими, но все еще по-прежнему активны. Я всегда считал свою деятельность в качестве богослова служением Римско-католической Церкви.

По этой причине, по случаю пятой годовщины избрания Папы Бенедикта XVI, я обращаюсь к Вам с открытым письмом. При этом я руководствуюсь своим глубоким беспокойством о судьбе нашей Церкви, которая в настоящее время находится в тяжелейшем кризисе, острее которого не было со времени Реформации.

Пожалуйста, извините, что делаю это в форме открытого письма. К сожалению, у меня нет другого способа обратиться к вам.

Я глубоко ценю то, что Папа пригласил меня, его откровенного критика, встретиться с ним для дружественной 4-часовой беседы, которая состоялась вскоре после того, как он стал понтификом. Это пробудило во мне надежду на то, что мой бывший коллега по Тюбингенскому университету сможет найти свой путь в направлении продолжения обновления Церкви и экуменического сближения в духе Второго Ватиканского Собора.

К сожалению, мои надежды, как и надежды многих других католиков – мужчин и женщин, не сбылись. И в моей последующей переписке с Папой я говорил ему об этом много раз. Без сомнения, он добросовестно выполняет свои повседневные обязанности как Папа. Он дал нам три полезные энциклики, посвященные вере, надежде и милосердию. Но если речь идет о стоящих перед нами серьезнейших проблемах нашего времени, то в период его понтификата больше упущено возможностей, чем сделано чего-либо.

Упущена возможность восстановления отношений с Протестантскими церквями: вместо этого им отказано в статусе Церкви в полном смысле этого слова и, по этой причине, их священство не признается, а евхаристическое общение с ними невозможно.

Упущена возможность долговременного примирения с евреями. Вместо этого Папа вновь ввел в мессу дособорную молитву о просвещении евреев, он принял в общение раскольнических епископов-антисемитов и активно продвигает вперед беатификацию Папы Пия XII, который обвиняется в том, что не предпринял достаточных усилий для защиты евреев в нацистской Германии.

Факт, что Бенедикт видит в иудаизме только исторические корни Христианства; он не относится к нему всерьез как к продолжающему свое существование религиозному сообществу, предлагающему собственный путь к спасению. Недавнее сравнение нынешней критики в адрес Папы с антисемитскими кампаниями ненависти, сделанное Раньеро Канталамессой во время официального богослужения Великой пятницы в Ватикане, вызвало бурю негодования среди евреев во всем мире.

Упущена возможность диалога с мусульманами в атмосфере взаимного доверия. Вместо этого в его опрометчивой, но симптоматической лекции в Регенсбурге в 2006 г. Бенедикт представил карикатуру на ислам как религию насилия и жестокости и таким образом вызвал устойчивое недоверие со стороны мусульман.

Упущена возможность для примирения с колонизированными коренными народами Латинской Америки: вместо этого Папа заявил со всей серьезностью, что они "жаждали" обращения в религию своих европейских завоевателей.

Упущена возможность помочь населению Африки, позволив использование контроля над рождаемостью для борьбы с перенаселенностью и контрацептивов для борьбы с распространением ВИЧ-инфекции.

Упущена возможность примириться с современной наукой, ясно подтвердив теорию эволюции и разрешив исследования в области стволовых клеток.

Упущена возможность сделать дух Второго Ватиканского собора компасом для всей Католической Церкви, включая непосредственно Ватикан, и таким образом продвинуть необходимые реформы в Церкви.

Этот последний пункт, уважаемые епископы, является самым серьезным из всех. Снова и снова этот Папа дополняет соборные тексты и интерпретирует их в духе, противном отцам собора. Снова и снова он преднамеренно противостоит Вселенскому Собору, который, согласно церковному праву, представляет собой высшую власть в Католической Церкви.

Он принял епископов из традиционалистского общества Пия X обратно в Церковь без всяких предварительных условий – епископов, которые были незаконно посвящены в сан вне Католической Церкви и которые отвергают центральные положения Второго Ватиканского собора (в том числе – литургическую реформу, свободу религии и сближение с иудаизмом).

Он продвигает средневековую Тридентскую мессу всеми возможными способами, а иногда совершает Евхаристию на латыни, стоя спиной к собранию.

Он отказывается восстановить отношения с Англиканской Церковью, хотя это было предусмотрено официальными экуменическими документами англиканско-католической международной комиссии. Вместо этого он пытается заманить женатое англиканское духовенство в Римско-католическую Церковь, освобождая их от обета безбрачия, из-за нарушения которого десятки тысяч римско-католических священников прекращают служение.

Он активно укрепил антисоборные силы в Церкви, назначив реакционных чиновников на ключевые посты в Курии (включая государственный секретариат и литургическую комиссию) и поставив реакционных епископов по всему миру.

Папа Бенедикт XVI кажется все более и более оторванным от огромного большинства членов Церкви, которые обращают всё меньше и меньше внимание на Рим и в лучшем случае идентифицируют себя только со своей местной общиной и епископом.

Я знаю, что многим из Вас причиняет боль сложившаяся ситуация. В своей антисоборной политике Папа получает полную поддержку со стороны Римской Курии. Курия делает все возможное, чтобы заглушить критику среди епископата и в Церкви в целом и дискредитировать критиков всеми имеющимися в ее распоряжении средствами. Возрождая пышность и зрелищность, привлекая внимания средств массовой информации, реакционные силы в Риме пытаются представить нам сильную Церковь, во главе которой стоит абсолютистский "наместник Христа", который один сочетает в себе законодательную, исполнительную и судебную власть в Церкви.

Но Бенедиктова политика реставрации не удалась. Все его впечатляющие выступления, показательные поездки и публичные заявления не смогли повлиять на мнение большинства католиков по спорным вопросам. Это особенно справедливо в отношении проблем сексуальной морали. Даже папские молодежные встречи, на которых присутствуют, прежде всего, консервативно-харизматические группы, не в силах сдержать постоянный отток людей из Церкви или привлечь молодых людей к священству.

Вы как епископы имеете основания для глубокой скорби. Десятки тысяч священников оставили свое служение, начиная со Второго Ватиканского собора, по большей части – из-за проблемы обязательного целибата. Призвания к священству, также как и к монашеским орденам, сестричествам и братствам все уменьшаются, причем, речь идет не только о количественном, но и качественном упадке. Отставки и разочарование все чаще распространяются как среди духовенства, так и среди активных мирян. Многие считают, что они были оставлены на произвол судьбы с их личными нуждами, и многие из них испытывают глубокую тревогу по поводу состояния Церкви. Во многих из ваших епархий – одна и та же история: все более и более пустые церкви, пустые семинарии и пустые дома приходских священников. Во многих странах из-за нехватки священников все больше приходов сливаются, часто против желания их прихожан, во все большие "пастырские единицы", где немногочисленные пастыри полностью перегружены своим служением. Это – церковная реформа как отговорка, а не факт!

И вот теперь на вершине этих многочисленных кризисов оказывается скандал, вопиющий к небесам, – раскрыты злоупотребления клириков в отношении тысяч детей и подростков, сначала в Соединенных Штатах, потом в Ирландии, а теперь в Германии и других странах. И что еще хуже, обнародование таких случаев привело к беспрецедентному кризису иерархии и коллапсу доверия к церковному руководству.

Невозможно отрицать тот факт, что международная система сокрытия случаев сексуальных преступлений, совершенных клириками, была спроектирована римской Конгрегацией вероучения при кардинале Ратцингере (1981-2005). Во время правления Папы Иоанна Павла II эта конгрегация уже приняла на себя ответственность за все подобные случаи под присягой самого строгого молчания. Непосредственно Ратцингер 18 мая 2001 г. послал официальный документ всем епископам, имеющим дело с случаями серьезных преступлений ("epistula de delictis gravioribus"), в котором факты злоупотребления были засекречены под грифом "secretum pontificium", нарушение которого могло повлечь за собой серьезные церковные взыскания. Поэтому многие люди с большим основанием ожидали личных извинений – личной "mea culpa" – со стороны прежнего префекта конгрегации и нынешнего Папы Римского. Вместо этого Папа упустил возможность, предоставленную Страстной неделей: в Пасхальное Воскресенье о его невиновности возгласил "urbi et orbi" декан Коллегии кардиналов.

Последствия всех этих скандалов для репутации Католической Церкви являются катастрофическими. Многие видные лидеры Церкви уже признал это. Многие невинные и добросовестные пастыри и педагоги страдают с клеймом подозрения, которое теперь покрыло всю Церковь. Вы, досточтимые епископы, должны мужественно приготовиться к вопросу: что произойдет с нашей Церковью и вашей епархией в будущем?

Я не имею намерения наметить новую программу церковной реформы. Я делал это достаточно часто и до, и после собора. Вместо этого я хочу лишь представить Вам 6 предложений, которые, я убежден, поддержат, миллионы католиков, не имеющих права голоса в нынешней ситуации.

1. Не молчите! Храня молчание перед лицом столь серьезных обвинений, вы также способны запятнать себя и разделить вину. Если вы чувствуете, что какие-то законы, директивы и меры приводят к обратным результатам, вы должны сказать об этом публично. Посылайте Риму не уверения в вашей преданности, а призывы к реформе!

2. Заботьтесь о преобразованиях. Слишком многие в Церкви и среди епископата жалуются на Рим, но ничего не делают сами. Когда люди больше не ходят в церковь в вашей епархии, когда священническое служение не приносит плодов, когда общество пребывает в неведении о нуждах мира, когда экуменическое сотрудничество сведено к минимуму, тогда виной этому не может быть только Рим. Епископ, священник, мирянин или мирянка – каждый может сделать что-либо для обновления Церкви в пределах собственной сферы влияния, будь она велика или мала. Многие из больших достижений, которые имели место в отдельных приходах и в Церкви в целом обязаны своим происхождением инициативе отдельных лиц или небольших групп. Как епископы вы должны поддерживать такие инициативы и, особенно с учетом нынешней ситуации, вы должны реагировать на справедливые жалобы верующих.

3. Действуйте соборно. После жарких споров и вопреки стойкой оппозиции Курии Второй Ватиканский собор установил принцип соборности Папы и епископов. Он сделал это в соответствии с Книгой Деяний Апостольских, где говорится, что Петр не действовал в одиночку без собора апостолов. В пост-соборную эпоху, однако, Папы и Курия игнорировали это постановление. Через два года после собора Папа Павел VI издал свою энциклику в защиту спорного закона о безбрачии без малейших консультаций с епископатом. С тех пор папская политика и папское учение продолжали действовать по-старому, несоборным способом. Даже в литургических вопросах Папа управляет как самодержец – поверх епископов и против их воли. Он счастлив окружать себя ими, пока они являются не более чем предметами, лишенными как своего голоса, так и права голоса. Вот почему, достопочтенные епископы, вы не должны действовать в одиночку, но в союзе с другими епископами, священниками, мужчинами и женщинами, которые составляют Церковь.

4. Безусловное послушание должно оказывать только одному Богу. Хотя при вашем епископском посвящении вы давали присягу безусловного послушания Папе, вы знаете, что безусловного повиновения никогда не может быть по отношению к какой-либо человеческой власти, оно возможно лишь по отношению к Богу. По этой причине вы не должны считать, что ваша присяга является препятствием к тому, чтобы говорить правду о нынешнем кризисе в Церкви, в вашей епархии и вашей стране. Образцом для вас должен быть апостол Павел, который осмеливался выступать против Петра, говоря ему правду в лицо, если "он подвергался нареканию" (Гал. 2:11). Давление на римские власти в духе христианского братства может быть допустимо и даже необходимо, когда они не в состоянии соответствовать духу Евангелия и его миссии. Использование разговорного языка в литургии, изменения в правилах, регулирующих смешанные браки, утверждение толерантности, демократии и прав человека, начало экуменической деятельности, – эти и многие другие реформы Второго Ватиканского Собора стали возможны только благодаря стойкому давлению снизу.

5. Работа на региональном уровне. Ватикан часто остается глух к обоснованным требованиям епископата, священников и мирян. Это дает все больше оснований для поиска мудрых решений на региональном уровне. Как вам хорошо известно, целибат, который был унаследован от средневековья, является особенно деликатной проблемой. В контексте сегодняшнего скандала в связи со злоупотреблениями клириков все более и более подвергается сомнению практика безбрачия духовенства. Вопреки воле Рима изменения в данном вопросе, как представляется, едва ли возможны, однако, это не является поводом для пассивного отношения к проблеме. Если священник после здравого размышления хочет жениться, нет никаких причин для того, чтобы он автоматически подавал в отставку и прекращал служение, если его епископ и его приход стоят на его стороне и поддерживают его. Отдельные епископские конференции могли бы взять на себя инициативу в принятии решений на региональном уровне. Это будет хорошо, однако, чтобы найти решение для всей Церкви, нужно следующее:

6. Созовите собор. Так же как Вселенский собор был необходим для проведения литургической реформы, достижения религиозной свободы, экуменизма и межрелигиозного диалога, так же точно Собор необходим теперь, чтобы решить резко обострившиеся проблемы, требующие преобразований. За столетие до Реформации Констанцский собор постановил, что соборы должны созываться каждые пять лет. Но все же Римской Курии успешно удалось обойти это установление. Нет никаких сомнений в том, что Курия, боясь ограничения своей власти, сделала бы все, чтобы предотвратить проведение собора для обсуждения нынешней ситуации. Таким образом, от вас зависит, будет ли созван собор или, по крайней мере, представительное собрание епископов.

В условиях глубокого кризиса в Церкви я призываю вас, достопочтенные епископы, использовать вашу епископскую власть, которая была подтверждена Вторым Ватиканским собором. В этой чрезвычайной ситуации весь мир смотрит на вас. Многие люди потеряли веру в Католическую Церковь. Только честно и открыто считаясь с возникшими проблемами и решительно проведя необходимые преобразования, можно добиться восстановления их доверия. Со всем уважением я прошу вас внести свой вклад – вместе с поддерживающими вас епископами, насколько это возможно, и даже в одиночку, если это необходимо, – в апостольское "дерзновение" (Деян. 4:29, 31). Подайте вашим верным знаки надежды и оптимизма и дайте нашей Церкви перспективу на будущее.

С теплыми приветствиями в общении Христианской веры,

Ваш Ханс Кюнг"

Интервью «Le Journal du Dimanche», 22 мая 2010 г.

Перевод -

Сейчас опасность для Католической церкви больше, чем в прошлом?

Намного больше, чем во времена Второго Ватиканского собора (1962-1965). В 60-е годы был такой экуменический энтузиазм, Папа Иоанн XXIII ратовал за права человека и обновление Церкви, и христиане надеялись на лучшее, но и все остальные люди тоже надеялись. Сегодня напряженность ощущается в самом лоне Церкви. Двое последних пап, Иоанн Павел II и Бенедикт XVI, очень консервативны, и поддерживают их тоже консерваторы, так что мы идем не вперед, а назад. Вместо энтузиазма – поражение. Тут такой парадокс: большинство католиков ощущают, что потерпели поражение, ведь консерваторов в Церкви меньшинство, но именно они, консерваторы, удерживают власть в Риме и в епископате. Централизованная власть еще с XI века, папский абсолютизм без возможности реформ.

Не может ли исправить положение нынешний Папа?

Когда Бенедикт XVI в 2005 году в Кастель Гандольфо разговаривал со мной четыре часа, я поверил, что он действительно мог бы провести реформы, в своем стиле и темпе, разумеется. Но время доказало обратное. Сейчас он настаивает, как Иоанн Павел II в свое время, на продолжении «средневековой традиции». Его понтификат – это время упущенных, а не использованных возможностей.

Какие же возможности упущены?

Упомяну только некоторые: сближение с протестантскими церквами, разрешение общей Евхаристии, соглашение с евреями – он говорит о них как о народе-богоубийце [такого выражения Бенедикт XVI ни разу не употреблял], открытый диалог с мусульманами – а Папа назвал ислам религией насильственной и бесчеловечной, возможность прийти на помощь Африке в борьбе с перенаселением, разрешив контрацепцию и презервативы для предохранения от СПИДа... Кроме того, он за возвращение к мессе на латыни, за Евхаристию «спиной к народу». Это что угодно, только не открытость.

А какими могли бы быть пути обновления Церкви?

Церковь надо срочно реформировать. Мы в ситуации, когда народ уходит из храмов, пастырям нечем его удержать, мы все больше закрываемся для мира, и наконец, нельзя же все возлагать на Рим. Епископы, священники, миряне – все должны внести свою лепту в оживление Церкви. Двигаться вперед в смысле коллегиальности: Второй Ватиканский собор постановил, что управление Церковью должно быть коллегиальным, и это вполне согласуется с традицией, ибо Петр ничего не делал без консультаций с апостолами. Но в Ватикане эту традицию просто отбрасывают. Епископы превратились в наемных служащих Рима. Надо было бы разработать процедуру их выборов, чтобы народ Божий тоже мог сказать свое слово. Уже невозможно жить в Церкви, где между иерархией и верными пролегла пропасть. Иерархией, слепой и глухой к народу, ловящей слова только одного человека – Папы, и верными, желающими Церкви евангельской и открытой обществу XXI века. Если верным дадут наконец слово, я уверен, что обязательный целибат священников будет отменен, что энциклика Humanae vitae, опубликованная Павлом VI в 1968 году и запрещающая контрацепцию, будет исправлена, что разведенных и вступивших в новый брак допустят к таинствам, а женщин будут рукополагать во священники.

Но отмена целибата священников вызовет споры...

Современная система явно противоречит христианским нормам, закрепленным в Библии: по Павлу, епископ должен быть мужем одной жены, а не холостяком. Даже и апостолы, кроме Павла, были женаты. Только в XI веке был установлен этот целибат для епархиальных священников. Ранее все зависело от их свободного выбора. Для молодых семинаристов это больной вопрос. Ужасно быть вынужденным выбирать между служением общине и семейной жизнью. Нет кризиса призваний к священству, есть кризис призваний к безбрачию. Если целибат будет отменен, мирян-богословов можно будет рукополагать. Обновление Церкви придет от них, от этих мирян.

Новый Вселенский собор необходим?

Да, он просто напрашивается. Однако незачем собирать 4000 епископов со всего мира, лучше, чтобы это было собрание представителей разных стран, разных течений в Церкви, чтобы споры были содержательными. Если же нет, все это быстро выродится в собор «бурных и продолжительных аплодисментов». И еще мне кажется, что найти среди современных епископов преемника Бенедикту XVI будет непросто, потому что все они следуют «генеральной линии» Рима. Нет людей самостоятельных, отклоняющихся от этой линии.

Вы находитесь в состоянии войны с Римом?

Да нет, не войны, а «лойяльной оппозиции» Его Святейшеству. Я спорю с ним именно потому, что уважаю его. Наши пути похожи, оба мы происходим из консервативных католических семей. Мы одновременно изучали богословие. Мы с ним были самыми молодыми экспертами на Втором Ватиканском соборе. А в 1968 году наши дороги разошлись. Студенческие «бунты» шокировали Ратцингера. Он вернулся в Баварию и становился все консервативнее. Он стал епископом, потом главой Конгрегации вероучения. Он замкнулся в этом консервативном пузыре и уже 30 лет отрезан от человеческой реальности.

Что у вас с ним общего?

Я тоже склонен критиковать моральную распущенность, релятивизацию ценностей, потребительство и материализм. Но я не вижу, каким образом римский абсолютизм мог бы стать противовесом всему этому. В сущности, вера у нас одна, но образы веры разные. Ему понятнее средневековое богословие, а мне – постмодернизм.

Как вы пережили педофильский скандал?

Это еще один жестокий удар по Католической церкви. В ней самой было слишком много лицемерия, попустительства. Это касается не только провинившихся священников, но и епископов, которые их покрывали. Но главная ответственность лежит на Папе. Йозеф Ратцингер был человеком осведомленным: он же 24 года возглавлял Конгрегацию вероучения, все обвинения лежали у него на столе. Его письмо от 18 мая 2001 года, где он требует от епископов не допускать дела до гражданского суда, а ограничиться каноническим, - это покрывательство. У него не нашлось мужества, чтобы признать свою ошибку. На Страстной неделе в этом году он мог бы при всех покаяться.

Но во время визита в Португалию он говорил о «Церкви-грешнице».

Слишком поздно, слишком невнятно. Это недостаточно ясно, это все еще остается двусмысленным. Никто не понял, включает ли он сам себя в число этих грешников. Я жду от него настоящего покаяния!

Вы еще надеетесь?

Я по природе не пессимист. Католицизм останется собой, может быть, уйдет иерархия. Люди научатся слушать в первую очередь не Папу, а своего приходского священника. Есть же хорошие общины, есть и прекрасные священники.

http://www.lejdd.fr/Societe/Religion/Actualite/Benoit-XVI-est-le-pape-des-occasions-manquees-195102/

Интервью «Франкфуртер Рундшау»

Что вы думаете вообще о канонизации святых?

Первоначально верные сами определяли, кого считают святым. Например, Франциск Ассизский был канонизирован всенародным почитанием. Но с 1200 года римская курия превратила это в папскую привилегию. Так хороший обычай становится злоупотреблением.

Даже сейчас?

Разумеется. Преемник провозглашает блаженным предшественника – это значит, что в Риме ничего не изменилось со времен цезарей, которые тоже обожествляли умершего императора. Беатификация и канонизация предоставляют Папе инструмент для самооправдания. Как абсолютный монарх, Бенедикт XVI нарушил церковный закон, чтобы провозгласить блаженным Иоанна Павла II: в обход установленных сроков, с признанием весьма сомнительного исцеления, с одобрением немедленного культового почитания, которое приличествует только блаженным и святым. Еще в 2005 году Бенедикт сказал, что его предшественник «взирает из небесного окна на собравшихся верных». Хотелось бы знать, как профессор богословия Йозеф Ратцингер обосновал эту мысль.

Но зачем все это Папе Бенедикту XVI?

Будь я злым, я бы сказал, он уже проектировал свою собственную беатификацию. Вероятно, он думает, что беатификация покроет забвением все плохое, что сделал этот человек. С человеком беатифицируют и политику – ту политику, благодаря которой Иоанн Павел и его верный вассал кардинал Йозеф Ратцингер ответственны за нынешнее печальное состояние Церкви. У нас есть великолепный фасад с помпой и спецэффектами. Но за большими римскими литургиями в Риме во многих католических общинах зияет великая пустота.

Тем не менее, верующие на похоронах Папы Римского Иоанна Павла II в 2005 году призывали к его немедленной канонизации.

Это "Sанто Subito!" было постановкой с начала до конца. Я видел "импровизированные" транспаранты на площади Святого Петра: все очень аккуратно напечатано. Это проделки консервативных групп, которых очень много в Италии, Испании и Польше.

Вы говорите в вашей новой книге о "предательстве Второго Ватиканского Собора" Иоанном Павлом II. Что вы имеете в виду?

Я назову вам пять программных слов Собора, и вы сразу заметите противоречие: "аджорнаменто" (обновление) против ригористичных моральных энциклик и традиционалистского катехизиса Иоанна Павла II. Собор выступает за "коллегиальность" епископов, Иоанн Павел установил в Риме беспрецедентный централизм. "Апертура" (открытость) современному миру – против демонизации Иоанном Павлом духа времени и его традиционного марийного благочестия. Вместо "диалога" он налагает узду на свободу слова и свободу совести, например, в академическом богословии. И "экуменизм" Иоанн Павел II тащит назад, к фантазиям Римско-католического первенства. После семи тучных лет понтификата Иоанна XXIII и Второго Ватиканского Собора (1958-1965) пришли четырежды семь тощих для Католической церкви лет. Кстати, даже с точки зрения собственных целей Иоанна Павла II.

В каком смысле?

А чего он добился? Что, католички не пользуются противозачаточными средствами? Все принимают целибат священников? Замолкли призывы к реформам в Церкви? Ничего подобного! По данным недавнего опроса, 80% немецких католиков хотят реформ в своей церкви, и особенно отмены средневековой нормы целибата.

Перевод на русский: jacopone-da.livejournal.com/189444.html, 2011, http://www.fr-online.de/politik/-johannes-paul-taugt-nicht-als-vorbild-/-/1472596/8386710/-/item/0/-/index.html

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова