Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Свящ. АнтонийОколо-Кулак

Владимир Соловьев и католичество

(Из документов по истории русского католичества)1

Оп.: «Символ» №38. Декабрь 1997. Стр. 165-175.

 

Вопрос о том, воссоединился ли Вл. Соловьев действительно с Католической Церковью, возбуждался уже неоднократно в русской печати как до революции дома, так и в нашей диаспоре.

Удивляться этому, несмотря на несомненность католических убеждений великого русского мыслителя, конечно, не приходится. Его возвращение в лоно Матерней Церкви произошло в то время (18 февраля 1896 г.), когда русский человек у себя на родине был еще лишен возможности открыто следовать во всех случаях голосу своей совести. Немудрено поэтому, что факт полного «оправославления» (да будет нам позволено так определить возвращение в лоно Церкви — непорочной Учительницы Православия) Вл. Соловьева был покрыт некой таинственностью. Неудивительно также, что многим, совершенно искренним людям, но, к несчастью далеким еще от полного света Истины, больно признать факт «перехода» Вл. Соловьева в католичество, представляющийся им как «отпадение». Мы вполне понимаем, однако, этот психологический момент, понимаем, что он может совершенно незаметно повлиять на создание известного убеждения, более того, мы ценим этот момент как свидетельство того, что личность Вл. Соловьева дорога не нам одним, его единоверцам, что она дорога также многим и многим другим — нашим братьям, от нас отделенным преградой непонимания — дорога всей мыслящей России.

Мы не станем, впрочем, касаться истории затронутого нами вопроса. Интересующийся этим вопросом найдет, между прочим, ряд ценных указаний в издававшемся в Париже русском католическом органе «Вера и Родина» (№ 20-21, авг.-сент., 1921; № 26, янв., 1926; № 29, май, 1926) и в труде: M. d'Herbigny. Un Newman russe, Wladimir Solovieff. Paris, 1911).

Мы хотим лишь поделиться с нашими читателями подлинным документом о воссоединении Вл. Соловьева, подписанном о. Николаем Толстым, который, как известно уже, и присоединил нашедшего и уже в своих сочинениях исповедавшего Истину философа2. При этом мы позволим себе привести выдержку из письма уважаемого проф. В. Строгова в редакцию «Вера и Родина» (см. уже упомянутый № 29), характеризующего, между прочим, ныне покойного о. Николая Толстого, много и тяжко, к слову сказать, пострадавшего за свои убеждения (он потерял все свое имущество и мог бы легко получить его обратно, измени он своей вере).

Проф. Б. Строгое пишет: «Многое заставляет меня думать, что переход его (Соловьева) 18 февраля 1896 года является более чем сомнительным: пока ведь никакого документа, подтверждающего это, обнародовано не было; что же касается до свидетельства священника Толстого, будто бы присутствовавшего при этом переходе, то оно появилось точно так же после смерти этого также очень замечательного человека. О. Толстого я также знал лично хорошо и, конечно, не усумнился бы ни одной минуты в справедливости его слов, если бы сохранилась, например, его собственноручная запись».

Благодаря любезности о. И. Урбана о. и., которому мы приносим сердечную благодарность, редакция «Китежа» в состоянии ныне опубликовать факсимиле документа о присоединении Вл. Соловьева ко Вселенской Церкви, подписанного о. Н. Толстым и двумя свидетелями этого действительно исторического факта.

Акт о присоединении Вл. Соловьева к католичеству

В виду не прекращающихся в нашей и иностранной печати сомнений в том, был ли покойный русский философ и религиозный мыслитель Владимир Сергеевич Соловьев канонически присоединен к католической Церкви, мы нижеподписавшиеся считаем своим долгом печатно заявить, мы были свидетелями-очевидцами присоединения Владимира Сергеевича к католической Церкви, совершенного греко-католическим священником о. Николаем Алексеевичем Толстым 18 февраля (старого стиля) 1896 года в Москве в домашней часовне, устроенной в частной квартире о. Толстого, на Остоженке, в Всеволожском переулке, в доме Соболева. После исповеди перед о. Толстым, Владимир Сергеевич в нашем присутствии прочел Исповедание веры Тридентского собора на церковно-славянском языке, и затем за литургией, совершавшейся о. Толстым по греко-восточному обряду (с поминовением Святейшего Отца Папы), причастился Св. Тайн. Кроме нас при этом достопамятном событии присутствовала еще только одна простая русская девушка, находившаяся в услужении в семействе о. Толстого, имя и фамилию которой восстановить в настоящее время оказалось, к сожалению, невозможным.

Публично принося наше настоящее свидетельство, мы полагаем, что им должны раз навсегда прекратиться все сомнения по вышеозначенному поводу.

Священник Николай Алексеевич Толстой

Княгиня Елена Васильевна Долгорукова

Дмитрий Сергеевич Невский


1 Впервые опубликовано в: Китеж. № 8-12, 1927. С. 42-46.

2 Напомним, что «La Russie et l'Eglise Universelle» вышло в Париже в 1888 году, то есть за 8 лет до момента вхождения Вл. Соловьева в общение с Римскою Церковью.


 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова