Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

СВЕТИЛА

 

СЛОВАРЬ БИБЛЕЙСКОГО БОГОСЛОВИЯ

 

См. астрология.

1. Светила в древнем язычестве. - Солнце, луна, планеты и звезды говорили древнему ч-ку о некоем таинственном мире: мире небесном, к-рый он себе представлял в виде входящих друг в друга полусфер, по к-рым светила описывали свои орбиты. Их равномерные циклы помогали ему в измерении времени и установлении календаря; но они внушали ему также мысли о том, что мир подчинен закону вечного круговорота и что они влияют на ход земных событий, включая их в некие свящ. ритмы, не имеющие ничего общего с зыбкими превратностями истории. Т. обр. эти сияющие небесные тела казались ему проявлением сверхъестественных сил, господствующих над ч-ством и определяющих его судьбу. Он, естественно, поклонялся этим силам, чтобы заслужить их милость. Солнце, луна, планета Венера были для него богами или богинями, а созвездия создавали в небе таинственные начертания, к-рым он давал мифические названия. Этот интерес к С. вел его к методическому наблюдению за ними: Египтяне и жители Месопотамии славились своими знаниями астрономии; но эти зачатки науки были тесно связаны с гаданиями и идолопоклонством. Древний ч-к оказывался как бы подавленным страшными силами, господствовавшими над его судьбой и скрывавшими от него истинного Бога.

2. Светила как служители Божии. - Достаточно открыть Библию, чтобы это впечатление совершенно изменилось. Конечно, в представлении библ. ч-ка С. еще не очень отличаются от ангелов, составляющих окружение Божие (Иов 38.7; Пс 148. 2 сл); это «воинство небесное» (Быт 2.1) рассматривается как одушевленные существа. Но они такие же твари, как и все мироздание (Ам 5.8; Быт 1.14 сл л; Пс 32.6; 135.7 слл). По призыву Ягве они сияют на своих местах (Вар 3.33 слл), по Его повелению они принимают участие в битвах, чтобы поддержать Его народ (Ис Нов 10.12 слл; Суд 5.20). Следовательно, С. не боги, а служители Ягве Саваофа. И они отмеряют время, управляют днем и ночью потому, что Бог дал им это определенное задание (Быт 1.15 слл). Можно любоваться сиянием солнца (Пс 28.5 слл), красотой луны (Песн 6.10), прекрасным порядком небесного движения (Прем 7. 18 слл); но все это говорит о славе единого Бога (Пс 18.2), определившего «уставы неба» (Иов 38.33). Т. обр., С. не скрывают своего Творца, а, наоборот, открывают Его (Прем 13.5). Очистившись от своего идолопоклоннического значения, они здесь символизируют земную реальность, проявляющую Промысл Божий: множество потомков Авраама (Быт 15.5), пришествие Царя из дома Давидова (Числ 24.17), свет грядущего спасения (Ис 60.1 слл; Мал 4.2) или вечную славу воскресших праведников (Дан 12.3).

3. Языческие обольщения. - Несмотря на категоричность библ. откровения, Израиль не избежал искушения астральных культов. В период религиозного упадка Солнце, Луна и все «Воинство небесное» сохраняют своих поклонников или приобретают их вновь (4 Цар 17.16; 21.3,5; Иез 8.16): из инстинктивного страха перед этими космическими силами их стараются умилостивить. Приносят жертвы «Царице неба» Иштар, планете Венере (Иер 7.18; 44.17 слл); следят за «знамениями небесными» (Иер 10.2) для предсказания будущего (Ис 47.13). Но голоса пророков восстают против этого воинствующего возвращения язычества; Второзаконие обличает его (Втор 4.19; 17.3); царь Иосия силой выкорчевывает этот культ (4 Цар 23.4 сл; 11); Иеремия предрекает поклонникам С. самые страшные наказания (Иер 8.1 сл). Нужны были, однако, испытания рассеяния и плена, чтобы обращенный Израиль наконец отказался от этого вида идолопоклонства (ср Иов 31.26 слл). Александрийская премудрость во весь голос провозглашает его тщетность (Прем 13.1-5).

4. Светила и злые ангелы. - Вековая борьба с астральными культами нашла отражение в области верований. Если С. представляют собою некий соблазн для отвращения людей от истинного Бога, не признак ли это того, что они сами связаны со злыми, враждебными Богу силами? Нет ли среди ангелов, составляющих воинство небесное, падших ангелов, пытающихся увлечь за собой людей и заставить их поклоняться себе? Древняя мифическая тема борьбы богов дала богатый материал для поэтического описания падения небесных сил, восставших против Бога (Люцифер-Денница: Ис14. 12-15). Образ Сатаны в НЗ окружен символическими элементами того же рода (Откр 8.10; 9.1; 12.3 сл, 7 слл). Поэтому мы не удивляемся пророчеству Суда над всем Воинством небесным, наказанным вместе с его земными поклонниками в День Ягве (Ис 24.21 слл): С. здесь как бы представляют бесов.

5. В мире, искупленном Христом. - С. обретают вновь свое провиденциальное значение. Крестная смерть Христа освободила людей от космического страха, преследовавшего, напр., Колоссян: они больше не подчинены «стихиям мира» с тех пор, как Христос «отнял силу у начальств и властей», «восторжествовав над ними Собою» (Кол 2.8,15-18; Гал 4.3). Нет больше ни детерминизма, исходящего от С., ни предначертания судьбы в небе: Христос положил конец языч. суевериям. О Его рождении как бы возвестила звезда (Мф 2.2), указав на него как на абсолютную Утреннюю Звезду (Откр 2.28; 22.16) в ожидании того, что она взойдет в сердцах наших (2 Петр 1.19; ср стихиры Рождества и Пасхи). Он - истинное Солнце, освещающее обновленный мир (Лк 1.78 сл). Если достоверно известно, что потемнение светил будет знамением Его славного пришествия (Мф 24.29 п; Ис 13.9 сл; 34.4; Иоил 3.15), подобно тому, как оно было знамением Его смерти (Мф 27.45 п), это значит, что в грядущем мире эти тварные светильники не будут нужны: слава Божия будет освещать новый Иерусалим, а светильником ее будет Агнец (Откр 21.23).

ADa & PG

см. бесы ВЗ 3 - время ВЗ I 1 - знамение ВЗ II 2 - идолы II 2 - небо I - свет и тьма ВЗ I

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова