Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

Дневник литератора

 

К оглавлению "Дневника литератора"

К оглавлению дневника за 1999 год

НЕДАВНИЕ ИСТОРИИ: 14 января 1999 г. и ранее

Обзор наиболее интересных сообщений прессы для программы "Радиоцерковь".

Иностранные события
1. Прошло первое заседание по делу Клинтона. В России к затее относятся презрительно, мол, не дают мужику на сторону сходить. А ведь всего-то навсего американцы последовательно выполняют солженицынское "жить не по лжи". Если бы хоть одну эту заповедь из десяти им удалось соблюсти, уже наступило бы Царство Божие, потому что все заповеди друг с другом связаны. А русское "не обманешь - не продашь". Вот в "Новом иностранце" (№1, 1999, с. 86) Валентина Георгиевна, стыдливо скрывшая свою фамилию, хотя опубликовавшая свою фотографию (так!) рассказывает, как ей "пришлось немного поврать" - поехала в Штаты домработницей под видом туристки.  Ей жалко только себя ("это страшное психологическое напряжение"), а не мир, в котором образовалась еще одна прореха, и виноватит, наверное, она не себя, а американцев - зачем столько нагородили барьеров на пути приработка. Если ради двухсот долларов в неделю мы готовы "немного поврать", то ради президентского поста...

2. Президентом Казахстана избран Нурсултан Назарбаев. Я бы предложил измерять зверскость режима тем, сколько процентов граждан голосуют против вторично баллотирующегося руководителя страны. Вот против Клинтона голосовало почти столько же, сколько за него. Против Назарбаева проголосовало 22 процента. Правда, первый раз против него голосовало два процента. Это не значит, что режим Назарбаева помягчел — напротив, он настолько окреп, что может себе позволить игру с подставными соперниками (настоящие соперники были устранены до выборов, почему представителя международных организаторов признали, что выборы не соответствовали демократическим нормам - Известия, 12.1.1999 и др.). Но самый демократичный, конечно, Творец - ведь не верующие в Него все-таки большинство, что уж греха таить. И ничего им за это не будет.

4. Плохая новость: в Бразилии финансовый кризис, девальвирован реал. Владислав Кузьмичев (Независимая газета, 15.1.1999): и в Бразилии "деньги МВФ сыграли роль своеобразного финансового морфия в бразильской политической системе. дав ей возможность продолжать многолетние отсрочки реальных экономических реформ" - слова Иэна Васкеса из вашингтонского института КАТО. Помогать будут больше Бразилии, так как она все-таки ближе к норме. Тут вам не тут, говорится в армейской шутке. Что применительно земли звучит: тут вам не Бог.

5. США объявили, что за сотрудничество с Ираком в производстве ОВ и ракет они лишают финансовой помощи три российских института. Институты заявили, что с Ираком сотрудничают не в том смысле, ФСБ завила, что никаких нарушений институты не допустили (Труд, 15.1.1999, с .3). Но ведь если бы мы с Ираком сотрудничали, это делалось бы через ЧК именно. Сами себя проверили и заявили, что все хорошо.

6. Русская эмиграция всегда славилась как самая недружная, с полным отсутствием чувства землячества. Кстати, не уверен, что по этому поводу надо так уж сокрушаться: дружба вещь хорошая, но с нею часто путают заединщину. Тон в русской эмиграции, в силу ее политизированности, задавали интеллигенты, а они профессиональные аналитики — то есть, критиканы. Мы уже научились критиковать, но еще не научились любить критику (остальное человечество критику тоже не любит, но и критиковать не умеет — разве что обругает, стукнет или уволит). В России способность ссориться обычно приглушена, на Родине труднее спрятаться в толпе, ибо нет толпы — то есть, скопление незнакомцев, чужаков, тут всякая толпа немножко толпа родственников. Однако, эмигрантский механизм склоки по привычке действует в России. Ирина Иловайская поссорилась с Александром Солженицыным, секретарем которого и почитательницей долгое время была. Владимир Прибыловский (Русская мысль, 7.1.1999) осудил автора "РМ" Дм.Юрьева, который назвал Солженицына "нравственным коллаборационистом". Прибыловский считает это "недостойным выпадом". На что ему Иловайская: "Солженицын ... позволил превратить себя в фигуру политической игры", подыгрывает коммунистам. "Его письмо в поддержку лужковского "Отечества" (см. "РМ" №4251) видится мне как дальнейший шаг в том же направлении". Сочувствую Солженицыну - со мной "РМ" обошлась примерно так же: оскорбила, а ответить толком не дала. А мне кажется, что Солженицын себя оправдывает, как и другие симпатизеры Лужкова, что это - не политика, это - быт. Как без Лужкова он бы вернул себе квартиру в Москве (другим диссидентам - не возвращают по сей день), дом в частное владение - такое дано лишь единицам, вроде Шилова, Глазунова, Пороховщикова. Беда в том, что политика и быт не полюса, а два имени жизни. Политика и есть благоустройство быта, почему она столь опасна, и почему вера есть главная политика, ибо не так важно, как мы живем, как то, живем ли мы или мертвы.

8. Жанна Тевлина, испанистка, пять лет проработавшая в США и теперь вернувшаяся ("Новый иностранец", №1, 1999, с. 34-36) описывает, как плохо в России ее дочери, ныне 15-летней: в школе ей приходится молчать на английских уроках, т.к. учительница не понимает настоящего английского языка, а винит дочь. Рассказы о нашем качественном образовании блеф, дочь ходит в школу, чтобы пообщаться. "Правда, иногда и учителя что-нибудь интересное расскажут, вот только жаль, что к поступлению в вуз это имеет слабое отношение. Ее же Америка приучила во всем видеть смысл и стимул для дальнейших свершений: все разложено по полочкам, и жить тогда просто и легко. А тут каждый день зачем-то повторяют, что просто ничего не бывает, что все трудно, буквально на грани невозможного. Так зачем стараться?" В США требуют соблюдения порядка даже в мелочах, чтобы ничего не переделывать, не подводить другого (ну, в Германии этого еще больше). "Нет работы престижной и непрестанной. Вся она выполняется одинаково тщательно, все доведено до автоматизма. Иначе где-нибудь что-нибудь заест, и все здание развалится". Так что наша расхлябанность есть проявление гордыни, которая как раз делит работы на престижную и нет. Но, спрашивается, а почему у нас здание не развалилось? Да развалилось оно, мы в развалинах живем, только не хотим этого признать. Так что напрасно, как это делает в конце статьи Тевлина, спрашивать: "Мне не совсем понятно, как до сих пор еще не все развалилось и что-то еще как-то функционирует". И на помойке жизнь теплится. Но пока мы не признаемся, что все развалено, все будет разваливаться дальше.

Российские события
1. Галина Ковальская (Итоги, 29.12.1998), описывая производство знаменитого "отечественного" пива "Балтика" (которое, оказывается, делается из немецкого сырья — в этом и сила России, что она все варяжское переваривает), отмечает, что на заводе сильная "социалка" (бесплатное медицинское обслуживание, включая стоматологию, тренажерный зал и т.п.). Директор завода питерский осетин, пи-ар возглавляет Сосланбек Мансуров — а где Гольдберги и Штольцы? Мансуров объясняет развитие социалки "заботой о простом труженике", Ковальская же комментирует: "Социалку" содержать выгодно - это лучше, чем платить налоги с фонда зарплаты". По этой же выгоде чиновничество обеспечивает себе привилегии. Борьба же с привилегиями является оборотной стороной натурального хозяйства — лукавым явлением, ибо это борьба не за действительно денежные отношения, а за распространение привилегий на всех.

2. Ирина Андреева, Наталья Калиниченко в очерке "Режим воздержания" (Итоги, 15.12.1998) объясняя причины обвала экономики, пишут: "Директорат так и не понял, что хозяин предприятия не тот, кто им управляет, а тот, кто вкладывает деньги в его развитие, что признаком цивилизованного бизнеса является его информационная открытость". Так в экономику проецируется психология отчаяния, скудости, то, что Бердяев неточно называл этикой спасения и что на самом деле есть этика власти, которой противостоит этика творчества, самоотдачи, траты — не траты на позолоту, а траты на развитие. Увы, и информационной открытости недостает современному христианству, если, конечно, не считать информационной открытостью проповедь Евангелия (но ведь и коммунисты были открыты в том смысле, что коммунизм проповедовали). Если мы рассказываем людям о тайнах Откровения, то тем паче мы не должны бояться рассказать им о маленьких секретах наших грехов, расходов, ошибок.

3. В 1999 г. миллионы граждан России пройдут дактилоскопию (А.Данилкин, 6.1.1999). С 1 января вступает в силу закон о дактилоскопической регистрации. "Поначалу даже было предложение регистрировать всех россиян поголовно, но оно не прошло. И, наверное, зря: во многих развитых странах такая практика существует уже давно". Это прямая ложь: в большинстве развитых стран такой практики нет, более того, развитой считается та страна, где развита не только экономика, но и свобода настолько, что обязательной дактилоскопии нет. И в любом случае, опять принцип: брать с Запада лишь самое скверное.

4. Анонимная учительница из Линева Новосибирской области жалуется на жизнь (Советская Россия, 5.1.1999). Но поверить в искренность текста мешает его анализ. Во-первых, почему письмо анонимное - в провинции все равно сразу определят, кто автор, если автор не выдуман, и в этом смысле скрывать имя, потому что "все друг друга знают" глупо, ведь знают не только по именам, но и, к примеру, кто кому сколько должен, кто из учителей репетиторствует. Во-вторых,  письмо написано с таким надрывом, словно жизнь у всех плоха, но автор отмечает, что у многих ее учеников "такие шубы и шапки", каких ей никогда не купить. Отсюда следует (а) что многие живут отлично, (б) что учительница, занимающаяся репетиторством, стесняется брать с учеников столько, чтобы самой купить хорошую шапку и шубу - значит, она предпочитает шубе психологический комфорт от сознания своего благородства и бессеребренничества - а по сути просто трусость: вдруг она недостаточно хорошая репетитор и много ей платить откажутся. В-третьих, учительница не имеет права употреблять выражения "брызгающие ядовитой слюной сванидзе, березовских и им подобных". Главная беда советского учительства, что оно неинтеллигентно. В-четвертых, как можно одновременно ругать власти и в то же время заискивающе умолять Примакова: "Хорошо бы взять ТВ в свои руки, Евгений Максимович". Значит, ей нужна не зарплата - ей нужно насилие над окружающими, тогда она успокоится и примет даже нищету как должное. Это и было при большевиках - люди мирились со своей нищетой, получая психологическую компенсацию в виде угнетения всех окружающих. И более всех угнетали - причем самых беззащитных, детей - именно учителя, прежде всего угнетали, а не преподавали знания.

5. Валентин Распутин (Советская Россия, 5.1.1999) оправдывается и обвиняет: "Если вы русский и называете  себя русским, да если еще, не приведи Господь, печетесь об интересах своего обездоленного народа, - вы антисемит. Если вы еврея называете евреем, вы тотчас же становитесь антисемитом". Это ложь, для писателя смертный грех - за это антисемитом не называют. Антисемитизм - это утверждение Распутина: "Когда евреи находятся на одном уровне жизни и отношений с русскими и другими, к ним не может быть и настороженности". Такое утверждение выделяет как основной признак явление третьестепенное. Нельзя анализировать уровень жизни в зависимости от национальности, ибо это затушевывает тот важнейший факт, что хорошо или плохо в России живут не в зависимости от национальности, а в зависимости от готовности быть безнравственным. Создана уникальная система, поощряющая безнравственное поведение и карающая нравственное. Национальность же вообще уничтожена. Антисемитизм - утверждение Распутина, что "самые ненавистные в России образы, с которыми связано разграбление страны, они же [евреи] - Гайдар, Чубайс, Немцов, Березовский". Антисемитского тут (1) называние евреями людей, которые считают себя русскими и являются русскими - как Гайдар (не знаю о других), (2) заявление, что именно евреев ненавидят более всего - та же "Советская Россия" Ельцина ненавидит куда больше. Жалкое впечатление оставляет попытка Распутина провести границу между патриотизмом и фашизмом: "У фашизма как идеологии национальное основание. В жизни любой нации могут наступить такие моменты, когда в результате внешних ли поражений или внутренних болезней она вынуждена собранно, мобилизационно охранять свои ценности и ход своего собственного бытия. На начальном этапе это охранительная концентрация национальных сил. Однако природа фашизма такова, что это естественное стремление защитить себя от перерождения и подчинения чужому приводит к уродливому искажению своего". Сам Распутин и дает пример фашизма, когда жалуется: "Всякое национальное действие, необходимое для дыхания, будь то культурное, духовное, гражданское шевеление, - непременно "наци", окраска фашизма. Православная икона - "наци", русский язык - "наци"..." Что за истерика? Где хоть одна цитата? А для дыхания необходимо не твердить о нации, а побольше говорить о личности, а меньше о нации, ибо Бог сотворил личность, не нацию, и творит личность, а нация - лишь одно из наименьших свойств личного.

6.  Анастасия Плешакова (Комсомольская правда, 11.1.1998) рассказывает о том, что следствие по сей день не может выяснить, кто виноват в трагедии 23.2.21998, когда сварился заживо Артем Мкртумян 10 лет, в Москве. Мэр города тогда заявил, что виноват брак трубы - суд это не подтвердил, хотя автор статьи говорит это как-то косовато. Суд установил, что "источником повышенной опасности являлась горячая вода". Хозяина воды найти не могут - то ли Мосгортепло, то ли Мосэнерго, то ли Дэз. По-моему, все просто: кто деньги за воду получает? Вот пропорционально деньгам и дать срок директорам всех трех контор.

7. Ольга Кучкина (Комсомольская правда, 11.1.1999) рассказывает о протесте жильцов высотки на площади Восстания в Москве против принуждения их к организации кондоминиума. "Что это такое? Кто организует? Что сулит людям?" А жильцы - вдовы знаменитых летчиков и спортсменов. Вообще в таких конфликтах инстинктивно становишься на сторону жильцов, ведь сам жилец, но вспоминается информация лета, когда глава налоговой службы Федоров устроил показательный рейд именно в этом доме, заявив, что тут сдают квартиры то ли за пять, то ли пятнадцать тысяч долларов в месяц. Прибедняться - любимое орудие восточного человека в борьбе с восточной деспотией, и пожалуйста, только не в газете, ведь читатель - не власть (или газеты у нас опять стали листочками только для власть имущих, способом подать жалобу, минуя инстанцию? это было бы очень печально). А про кондоминиум я знаю твердо одно - это дело совершенно добровольное. У нас, конечно, его запросто сделают добровольно-принудительным, только вот в доме этом живут не просто старики и старушки, а те, кто еще со сталинских времен активно укреплял режим добровольной принудительности, стриг с него купоны (в том числе, и в виде квартир в этом доме). Когда же режим обернулся против них самих - возроптали. А надо было делать другому то, что теперь хочешь для себя - защищать, а не погонять.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова