Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая историяПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 12, 37 ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься.

№57 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Было бы абсурдно замолчать, чтобы избежать суда. Бойкот Бога и людей - вот "хула на Духа Святого", отказ пользоваться Духом, Дыханием - а слово есть дыхание сердца и ума.

Знаменитые монахи-молчальники были изрядные говоруны, только болтали они, хотя непрерывно, но молча. Созерцательная молитва есть не отсутствие слова, а присутствие Слова.

Кошмар в том, что технически человек способен замолчать не только внешне, но и внутренне. Это хуже самоубийства, потому что остаётся видимость человека без сущности, силы и славы человечности.

Лукавство не только в молчании на месте Слова, но и в злоупотреблении словом. Иногда нужен бойкот. Иисус в пустыне бойкотировал искусителя - если внимательно прочесть рассказ, Иисус не говорил с противником, лишь цитировал Слово Божие. Количество фасильсификаций слова бесконечно - ведь и слово бесконечно, и каждое слово сопровождается не одной тенью, а сотнями лживых теней, каждая из которых мнит себя подлинником. Новояз, канцелярит, язык приказов, ругань, от невинного "дурак" до мата, - тени, тени, тени...

Судить слова несправедливо, ведь человек, в отличие от Бога, не есть Слово. Человек не больше своих слов, а меньше. Слова - не плоды человека, скорее уж, человек - плод Слова Божия, сотворившего его из обезьяны, плод и своих собственных слов.

Судить слова несправедливо, но судить вообще несправедливо. Суд совершается словом (как и преступления), но слова не созданы для суда - как и для преступлений. Слова - для любви.

Суд Божий выше справедливости, потому что тут сам судья - Слово. Вера ставит человека перед Словом беззвучным, и человек немеет. Эта немота - не бойкот, не молитва, как замирание не есть умирание. Немота - это речь у чужого креста. Онемение от ужаса о своей ошибке, о неверной интонации, которая привела другого к страданию. Из встречи Божьей беззвучности и человеческого онемения рождаются прощение и любовь.

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова