Книга Якова Кротова

Пламя пожара и пламя старта

«Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем;» (Мф 3:11

В рассказе о крещении Иисуса есть все четыре стихии.

Вода — которой моются.

Воздух — Воздух Божий,

Дух Святой.

Огонь — вполне вероятно, что про крещение не только Духом, но и огнём это добавление к первоначальному (у Марка) тексту, но добавление очень меткое, вполне соответствующее и библейской традиции, и евангельскому контексту.

Но главная стихия, конечно, земля. Где там земля? Да это человек! «Бог может из этих камней воздвигнуть потомков Авраама».

Сравнение человека с камнем, целиком или частично, очень древнее. Скорее всего, оно родилось при взгляде на покойника, когда уже наступило трупное окоченение, но ещё не началось разложение. Человек становится похож на статую самого себя.

«Идол ты», — говорили раньше в сердцах. «Идол» из употребления вышло, но ведь «болван» означает то же самое. Болванка, манекен. Можно частично: у тебя не сердце, а камень.

Когда Авраам собирает камни в пирамидку на месте разговора с Богом, он ведь уже «созидает потомков». Когда Бог обещает Аврааму потомков в количестве звёзд и песчинок — это уподобление людей камням, потому что песчинка ведь тоже камень, только крохотный, наименьший из возможных, а звёзды — камни наибольшие из существующих.

Отсюда обличение иноверцев как идолопоклонников: наделали каменные статуи, а оживить их не могут. «А наш — смог!» Бог сделал идола из глины и вдохнул в него Своё дыхание. Возможна и выворотка этой метафоры, очень древняя: верующий — камень в Божьем доме. Башня. Башня сторожевая, в винограднике, или ещё какая, но как Иисус — камень, главный, но отброшенный, так всякий человек — камень, только не каждый человек сохраняет в себе эту камерность. Не ту камерность, которая бессердечие, а ту камерность, которая верность.

Что же тогда крещение, омовение? Камни мыть? Ещё бы! Даже самый невзрачный камешек может оказаться красивее жемчужины, если его помыть и посмотреть на него влажным.

Только вот иногда помыть — недостаточно, чтобы убрать грязь. Издревле и до наших дней сковороду или котёл прокаливают, чтобы отвалилась гарь. Оставшееся можно уже отмыть или отчистить кирпичом. Прокаливали в древности металлы, чтобы убрать примеси. Разная теплопроводность, разный коэффициент расширения. Собственно, вот и весь ответ на вопрос о смысле зла. Человеческое в человеке — не отвалится. Зло всегда получает не то, чего жаждет, а грязь и гарь. Проблема в том, чтобы человек весь не выгорел. Но этого не добиться, положив меня под витрину, в сейф. Наоборот: согреть. И Бог — истребляющий огонь — в Иисусе оказывается огнём любви.

См.: Крещение Иисуса- Дух Святой - Стихии - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).