Яков Кротов. Богочеловеческая историяЦерковь.

Борьба количества с качеством

«Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк 12:32)

Эти слова слишком легко превращаются в оправдание обидчивости и замкнутости: ах, вас много? ну так мы — малое стадо и плевать на вас хотели!! мы — Максим Исповедник, мы — Афанасий Александрийский, в гордом одиночестве противостоявшие большой своре еретиков!!! Дело даже не в том, что исторически это неверно: Максим Исповедник, Афанасий Александрийский представляли большинство — ведь западные христиане отвергали «ересь», поддерживали Афанасия и Максима и т.п. Дело в другом: «не бойся» возможно только, когда стадо перестанет мыслить в понятиях «малое», «большое». «Не бойся» — только, если стадо Христово. Размер тогда теряет всякое значение. Потому что Христос пришёл спасти всех и выполнит Своё намерение, хотя и загадочными для нас путями. 

«Не бойся, мало стадо», — само собой, а «бойся, большое стадо!» само собой. Чем больше стадо, тем более оно должно бояться собственной наглости, самомнения, материализма. Нас много, мы имеем право!
Язык ненависти, хейт-спич, величает «малое» — «ничтожным», а «большое» — «раздутым», «гипертрофированным». Своё большое — великое, чужое большое — разбухшая раковая опухоль, велика Федура, да дура. Своё малое — «сей малый перл в оправе моря», «small is beautiful», чужое малое — прыщ, бородавка.

Размер не имеет значения. Главное быть стадом. Не быть в стаде, а быть стадом. То есть, реагировать на оклики Пастуха, не заставляя Его спускать собак. А оклик, собственно, один: «Не бойся!» В единственном числе, не во множественном. Но начинается небоязнь с того, что не боится каждый в отдельности — в том числе, не боится, что единство превратится в стадность. Может, и превратится, а всё-таки лучше не бояться, а рискнуть и жить по заповедям, которые сводятся к одной: «Не затопчи!»

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.