Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

 

К ЕВАНГЕЛИЮ

Лк. 17, 34 "Сказываю вам: в ту ночь будут двое на одной постели: один возьмется, а другой оставится;"

№113 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Соблазн гомофобам! Почему двое мужчин в одной кровати ночью? В следующем стихе речь несомненно о паре женщин, а тут именно о паре мужчин. Женщины в поле, мужчины в постели. Был такой анекдот про надменного большевистского чиновника, который на вопрос, где его жена, ответствовал "народ в поле".

Конечно, до эпохи викторианского ханжества этот стих никого не смущал - тогда часто спали вперемешку. Идеи личности - и личного пространства - настолько не было, что не только все комнаты были проходными, но и кровать была не последним убежищем "я", а частью социального мира, которую и контролировать можно, и на брачном пиру показывают посторонним, и дети там барахтаются рядом с кувыркающимися супругами (или супруги барахтаются рядом с кувыркающимися детьми).

Если же иметь здоровую психику, то ничего подозрительного тут нет, вряд ли вообще Иисус подозревал о возможности таких извращений как "христианская гомофобия". Гомосексуалом Он, разумеется, не был, и выразился так именно потому, что хотел подчеркнуть духовность духовной жизни. Снаружи она редко заметна. Двое мужчин отдыхают, две женщины работают - мог бы и поменять функции, но в ту эпоху реально женщины работали больше мужчин, как, впрочем, и сейчас. Уж это у евреев и греков было общее - свободный человек свободен от работы, прежде всего! И может свободно наслаждаться тем, что приготовят ему жена и рабы.

А ведь еще за полтора тысячелетия до Христа - это меньше, между прочим, чем от Христа до нас - полагали, что святость вещь очевидная. Иисус не случайно отталкивается от истории с потопом (ст. 27). Там все по-детски просто: были плохие дяди и тети, которые кувыркались-барахтались и Бога не слушали, Бог их утопил, а был хороший Ной, Бог его спас. А тут - двое вполне приличных людей отдыхают после целого дня, проведенного в приятной неге, и вдруг один - в ад, другой - в рай. Две ударницы труда - одна в ад, другая в рай.

Иисус, помянув потоп, поминает историю жены Лота и превращает ее в шекспировскую трагедию. Ведь речь идет ни много, ни мало о крушении счастливого брака! Думаете, Лот посмотрел на окаменевшую любимую женщину и потопал вперед, предвкушая, как будет спать с дочками? Стыдно! Жена умерла, вот и весь сказ...

Здесь в рассказе и появляется фраза, которая встречается и в другом контексте, которая выражает вообще навязчивую мысль Иисуса: чтобы выжить, надо умереть, но кто беспокоится о выживании, тот умирает. "Кто станет сберегать душу...". Это ровно то же, что в "богатых духом". Да, две отдыхают - но один отдыхает, доверившись Творцу, а второй - нет, не ворочается, не кряхтит, но внутри у него затаилось беспокойство - что-то будет завтра... Все ли бабы и рабы сделали, как надо... Поясница побаливает, вот и смерть пришла... Да смерть пришла - полбеды, а сосредотачиваться на смерти вместо Бога - целая беда... Болит - мучайся, а Бога не забывай... И помни, что рядом другой, который, может, конечно, проснуться, утешить тебя, разделить твою боль, но иногда можно ведь и дать ближнему своему поспать, оставив бессонницу себе и превратив ее во всенощное бдение... Тогда, глядишь, и ангел смерти придет не для того, чтобы забрать тебя, а чтобы поклониться тебе и пойти мимо. Такое бывает, только не все понимают, что случилось чудо минования смерти.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова