Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 6,13. и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.

Лк. 11, 4 и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

№50 по согласованию. - Предыдущий стих - следующий.

См. комментарий-притчу у Луки после "Отче наш". Ср. 1 Ио. 5, 18.

 

*

Искушение говорит: "Раз ты любишь, то ничего не имеет значения". Дух говорит: "Раз ты любишь, то все имеет значение". Для блуда всё - мелко, для любви всё - приятная тяжесть.

Игорь Бухтояров (Хабаровск, письмо в "Известия" от 28.5.3): в Мексике поймали бежавшего из тюрьмы заключенного, но за побег не дали ни дня довеска, потому что в Мексике смотрят так: заключенному естественно бежать, лишь бы без насилия. Хосе Ромеро Апис, депутат мексиканского парламента: "Свобода имеет наивысшую ценность. Она выше, чем безопаность". Правда, охранник имеет право стрелять на поражение. "Этот закон - своего рода компенсация за несовершенство правоохранительно системы. Последний шанс простого человека уйти от государственной машины, которая иногда карает не по справедливости". Побегов в Мексике не больше, чем в других странах... "Давно, лукавый раб, замыслил я побег..." Искушения - это пули в спину. А поддаться искушению - это заслониться от пули заключенным, который бежал с тобою вместе...

*

*

Искушение само по себе есть зло, и поэтому "не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого". Ева согрешила не тогда, когда согласилась съесть яблоко, а когда ринулась к яблоне и стала высматривать змею, на которую можно было бы свалить искушение. Борьба с искушениями - высшая стадия дорелигиозной жизни, она потому и утомительна, что это не духовная жизнь, а духовное помирание.

 

 

 

*

*

 

 

Избавь от лукаваго

 

 

*

 

"От лукавого", судя по примерам из Сир. и др. литературы той эпохи, означает, видимо, "от дурного воображения", "от злых мыслей", так что это прошение не снимает ответственности с человека, а, наоборот, подчеркивает ее. E.Milton, 4-168.

*

 

*

 

*

Выражение "да будет с тобою сила" стало популярным после фильма "Звёздные войны". Подростковый фильм и выражал подростковое ощущение силы, рвущейся изнутри и в то же время давящей снаружи. Эта сила не делится на положительную и отрицательную, хотя в ней есть противоположные направления. Эту силу не назвать дружественной, однако и враждебной не назвать. Она и безличная, она, однако, и не коллективная, она есть вид чести, существующей лишь в коллективе, но выделяющей из коллектива.

Всему этому противоположна сила Божия - как "царство Божие" противоположно любому земному царству-государству. Сила Божия вырывает человека из коллектива, делает его бесконечно единственным и возвращает в единство с человечеством, в такое единство, где нет деления на героев и трусов, на победителей и побеждённых, где сила проявляется не в победе, а в примирении и любви. Сила Божия измеряется не тем, сколько человек может сломать, а сколько он может срастить. Сила Божия не давит, но нравственные суждения выносит очень категорически, скрываясь под маской совести. Сила Божия не служит человеку и не заставляет служить себе, не требует многих лет тренировок и ученичества, но человек входит в неё навсегда. Сила Божия ни с кем не "пребывает", но в ней пребывают все. Сила Божия непредсказуема, и самое яркое её проявление - Спаситель, который спасает не от того, от чего рассчитывают верующие, и не так, как рассчитывают.

*

 

*

 

Нет испытаний, с которыми нельзя справиться. В этом драматизм греха. Он вовсе не обязателен, и тем горше, когда он всё-таки совершается. Есть ещё и трагизм греха - поскольку "человек не остров" (священник Джон Донн), мы мешаем друг другу справляться с испытаниями, а часто ещё и топим друг друга. Вот это - самое печальное, а не какие-то "сатанинские наваждения". Если бы люди хотя бы не мешали друг другу! Впрочем, среднего состояния между "мешать" и "помогать" нет. Вера и есть переход от "мешать" к "помогать". Вера в Бога - точка, в которой соединяются моя воля и Божья воля. С этой точки начинается путь в Царство Божие - царство, где справедливость не превращается в деспотизм, а любовь не превращается в разгильдяйство.

 

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова