Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Вислава Шимборска

Cм. поэзия.

Авторский вечер

Версия событий

Вокзал

Друзьям (или "Приятелям")

Ещё

Кое-что о душе

Конец и начало

Конкурс мужской красоты

Короткий разговор

Кот в пустой квартире

Кто-нибудь любит поэзию...

Мелочи жизни

Натюрморт с воздушным шариком

Невинность

Неожиданная встреча

Облака

Под одной звездой

Похороны

Приятелям (оно же "Друзьям")

Притча

Счастливая любовь. Разве это нормально...

Тень

Террорист, он смотрит

Три самых странных слова.

Урок

Фотография 11 сентября

Четыре часа утра

 

ПОД ОДНОЙ ЗВЕЗДОЙ

Прошу прощения у необходимости, если, однако, ошибаюсь.
Пусть не гневается счастье, что принимаю его за своё.
Пусть забудут меня умершие, что едва тлеют в памяти.
Прошу прощения у часа за упущенные секунды света.
Прошу прощения у давней любви, что новую считаю первой.
Простите мне, далёкие войны, что приношу домой цветы.
Простите, открытые раны, что уколола себе палец.
Прошу прощения у взывающих из бездны за пластинку с менуэтом.
Прошу прощения у людей на вокзале за сон в пять утра.
Прости, несбывшаяся надежда, что я иногда смеюсь.
Простите меня, пустыни, что не бегу к вам с ложкой воды.
И ты, ястреб, издавна тот же, в той самой клетке,
Уставившийся недвижно в ту же точку,
Прости мне, даже если ты-набитое чучело птицы.
Прости меня, срубленное дерево, за четыре ножки стола.
Простите, великие вопросы, за мелкие ответы.
Правда, не обращай на меня слишком пристального внимания.
Серьёзность, прояви прекраснодушие.
Потерпи, правда жизни, что я выдёргиваю нитки из твоего шлейфа.
Не вини меня, душа, что я так редко тобой обладаю.
Прости меня, всё, что я не могу быть везде.
Простите меня, все, что я не умею быть каждым и каждой.
Знаю, что пока живу, ничто меня не оправдает.
Ибо я сама себе препятствие.
Не осуждай меня, речь, что беру взаймы патетические слова
И потом стараюсь, чтобы они показались лёгкими.

ПОХОРОНЫ

"так внезапно, кто б мог подумать"

"нервы и сигареты, говорил я ему"

"потихоньку, спасибо"

"разверни-ка цветочки"

"брат-то тоже от сердца, это, видно, в роду"

"с бородой я бы вас не узнала"

"сам виноват, больше всех ему надо"

"речь, вроде, скажет тот новый, но я его что-то не вижу"

"Казек в Варшаве, Тадек в загранке"

"ты одна догадалась взять зонтик"

"он был самым способным из них, а что толку"

"комната проходная, Баська не согласится"

"прав-то прав, но ведь это не повод"

"и дверцы лаком, прикинь, сколько вышло"

"два желтка, сахар - ложка"

"не его это дело, зачем ему это"

"только синие и маленькие размеры"

"пять раз, никакого ответа"

"мог я, мог, а ты сам что ль не мог"

"спасибо, хоть была у нее подработка"

"не знаю, должно быть, родные"

"ксёндз – ну просто Бельмондо"

"в этой части кладбища я впервые"

"он на той неделе мне снился, как будто кольнуло"

"а дочка-то, глянь, недурна"

"все мы там будем"

"вдове от меня передайте, мне успеть на"

"а по-латыни торжественней как-то звучало"

"что было, прошло"

"до свиданья"

"может, по кружечке пива"

"позвони, поболтаем"

"двенадцатый или четверка"

"я по этой"

"туда нам"

Пер. Эли Колесниковой (http://kelew.livejournal.com)

Ср. также Натюрморт с воздушным шариком

 

ВОКЗАЛ

Я не приехала в город N.
строго по расписанию.

Как я тебя и предупреждала
в моих неотправленных письмах.

В общем, ты мог не приходить
в назначенное мною время.

Поезд подошел к третьей платформе.
Вышло много народу.

И мое отсутствие присоединилось
к потоку в сторону выхода в город.

Сразу несколько женщин бросились
чтобы занять мое место
в этой толпе.

Кто-то подбежал к одной из них.
Я никогда не видела его прежде.
Но она - она узнала его
сразу же.

И пока они целовались
чужими губами,
с перрона исчез чемодан.
Не мой чемодан.

Итак, вокзал города N.
сдал на “отлично” экзамен
на предмет объективного бытия.

Целое по-прежнему было на своем месте.
Фрагменты мелькали
на обозначенных линиях.

Каждая встреча состоялась
тогда, когда была запланирована.
На недосягаемом от нас
расстоянии.

В раю с потерянным
правдоподобием.

Где же еще.
Где же еще.
Как шелестят эти маленькие
словечки.

Перевод Глеба Шульпякова


ЕЩЁ

На вагонах пломбы виснут,
Груз имен в вагоны втиснут,
А в какую они сторону покатят
И насколько груза хватит,
Не отвечу, не выспрашивай, не знаю.

Имя Мендель лоб о стены разбивает,
Имя Лейб сошло с ума и распевает,
Имя Сара ищет воду по вагону
Умирающему имени Арону.

Не срывайся, не мечись. Ещё ведь рано.
Горе с именем Давид сведёт в могилу.
Тяжело оно, бездонно, окаянно,
И носить его по свету не под силу.

Имя лучше бы славянское дала,
Потому что здесь на каждом ставят мету
И добро здесь отличают ото зла
Лишь по имени да, может быть, по цвету.

Ещё рано. Пусть же сын зовётся Лехом.
Ещё рано. Пусть же вырастет белёсым.
Ещё рано. Передразнивая смехом,
Где-то полночь отзывается колёсам.

Над землёй прошла такая туча люда,
и слеза всего лишь капнула оттуда,
лишь одна, не задождило, сушь по гарям.
Путь уводит чёрным лесом. Без прогалин.

Так-то так. Колёса стукают по стыкам.
Так-то так. Идет состав, гружёный криком.
Так-то так. Ночами слушаю без сна,
Как в безмолвие стучится тишина.

Перевод Анатолия Гелескула

См. Освенцим.

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова