Книга Якова Кротова

Рабство России: оппозиция в раме (оппозиция в аквариуме, лже-оппозиция, псевдо-оппозиция, квази-оппозиция, карго-оппозиция)

 

Прогресс губят прогрессоры: элитарная оппозиционность.

Алексей Навальный.

Карго-политики и карго-избиратели.

Ковровая оппозиция или Цена ислама.

Манифесты рамочной оппозиции: Андрей Ажимов, 2017 год.

Музеефицированная свобода: история борьбы за Исаакиевский собор, 2017 год.

Олег Кашин, член Координационного совета белоленточной оппозиции, эмигрант с 2013 года: отпустите Путина!

Табуреточная оппозиция.

 

Георгий Севрук. Парадоксы псевдо-протеста. 2020.

 

Екатерина Шульман (р. 1978, Эхо);

Гражданская свобода в России есть(Зубов, 2010). Каждый может заниматься, чем хочет (иером. Диодор Ларионов, 2010). Кто любит свою профессию, не будет политизироваться (Рязанов, 2010).

Не следует проводить люстрацию (Зубов, 2010).

Власть должна принадлежать "наиболее дальновидной" части номенклатуры (Зубов, 2010).

Коррумпированы лишь некоторые ведомства (МВД, не Лубянка - Латынина, 2010). Cтрана не милитаризована, а криминализирована (Латынина, 2010).

Россия стала частью Запада, все её граждане имеют все возможности для успешного развития (Зубов, 2010).

На Западе нет демократии, там "мягкий тоталитаризм" (Латынина, 2010).

При Путине Россия вернула себе статус великой страны (Ларионов, 2009).

Смычка с МП: казус Гельмана, 2010.

ПСЕВДОЛИБЕРАЛИЗМ

В числе мифов, рецитация которых завершается ритуальным возгласом: «Кто бы мог подумать» находится миф о либерализма русской интеллигенции после Сталина. Был либерализм, пока был тоталитаризм, а как пришла свобода – улетучился. Бывшие либералы стали презирать демократию, Запад, стали скорбеть о распаде СССР, одобрили войны с Молдавией, Чечнёй, Грузией, стали ненавидеть мигрантов и любить безопасность превыше всего.

Предсказать такое развитие было крайне легко и за четверть века до «падения коммунизма». Подлинный либерализм был уделом единиц – «выйти на площадь» сумело восемь человек, диссидентское движение насчитывало несколько сотен. У большинства же «либерализм» не просто носил поверхностный характер и сосуществовал с конформизмом и пассивностью. Свободу любили как средство достижения коллективистского покоя, гомеостаза, подобного гомеостазу казармы или дореволюционной крестьянской общины. На Советскую власть брежневской выпечки ворчали не потому, что она давала мало свободы и простора для творчества, а потому, что она давала меньше иллюзии единства, чем при Сталине. Из диссидентства тщательно выковыривали то, что удовлетворяло коллективизму, превращая Галича, Окуджаву, Сахарова, Меня из допинга в наркотик.

Либеральное ворчание сменилось ворчанием антилиберальным, но в обоих случаях это именно ворчание суки, которая пытается поудобнее устроиться у ног хозяина. «Распад СССР» не причина перехода от либерализма к антилиберализму, а повод. Подлинная причина – подлинность свободы, которая, пусть и в незначительном объёме, осуществилась в России после августа 1990 года. Протянулась эта свобода примерно столько же, сколько в 1917 году между февралём и ноябрём; концом её стал вовсе не расстрел шутовского парламента в 1993 году, а отмена свободы торговли весной 1992 года. Девяти месяцев хватило, чтобы зачать, выносить и родить новый деспотизм, ведущий к прежнему идеалу – аутистскому миру немоты, страха перед любыми изменениями, к миру без творчества, без опасностей, без самостоятельности.

*

Вообще, "Новая газета" - как и "Эхо Москвы" (может, лучше "Эго Москвы"?) - более ярко свидетельствует об упадке культуры, чем явления в коридорах власти. Там, кстати, скорее подъём культуры. Сорок лет назад чекисты были менее лощёные, а лоск - всё-таки некоторое культурное достижение. Судить культуру надо по скорости, с которой опускаются интеллектуалы, и вот у Быкова и Латыниной для меня - несомненное опускание. Утрачивается нравственная строгость (объявляется "морализмом", - первым это произвёл, кажется, Максим Соколов), бьётся стёбная оппозиционная чечётка, но при этом не говорится некоторая очень важная часть правды. Это оскопленная оппозиционность. Некоторые подлые аксиомы сомнению не подвергаются - вроде необходимости величия России и её армии. Такая критика есть попытка отмыть чёрного кобеля добела, а не заменить чёрного кобеля на человека. Почему эта "барачная", "внутрилагерная" оппозиционность периодически позволяет себе оказывать мелкие пропагандистские услуги тем, над кем так нещадно стебётся (таковы услуги Латыниной в травле Фельштинского, в апологии Кадырова). И опять возвращаемся к основной проблеме при поиске единомышленников: отравленное пирожное опаснее хорошо отваренной подошвы. Быков и Латынина не просто предадут - они изначально оправдывают предательство как неизбежную часть интеллектуального труда, как "хитроумие".

Моральное одичание чиновничества и плебса - не новое явление. Моральное одичание интеллектуалов - вот новое. Моральное одичание (о, отнюдь не полное - так, на пару процентов опустились) поражает в "новых интеллектуалах" с их "Новым литературным обозрением", Высшей школой экономики, западничеством и либерализмом, которые останавливаются точно у черты, далее которой начальство не велит. Да, "в целом" это вполне порядочные люди. Но ведь не ходят на концерт гениального тенора, который раз в пятнадцать минут даёт фальшивую ноту. Его и на сцену не выпустят. Вот таковы Латынина, Быков и прочие. Поэтому они кричат "держи вора!" - бранят тех, кто вообще петь не умеет, горланит подзаборные романсы. А дачки у этих интеллектуалов случаются, случаются с печальной закономерностью, хотя реже, чем у генералов...

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).