Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

 

 

ПРОРОК

СЛОВАРЬ БИБЛЕЙСКОГО БОГОСЛОВИЯ

.

 

I. РАЗНООБРАЗИЕ И ЕДИНСТВО ПРОРОЧЕСКОГО СЛУЖЕНИЯ В ИЗРАИЛЕ

На древнем Востоке повсюду были люди, занимавшиеся магией или прорицанием будущего (ср Числ 22.5 сл; Дан 2.2; 4.3); их считали способными получать разного рода сообщения от божества. У них иногда просили совета, прежде чем начать какое-либо дело. Подобные же функции выполняли иногда и П. Израиля (3 Цар 22.1-29); специфику пророческой деятельности можно лучше всего понять, исходя из критерия ее преемственности.

1. Происхождение. - Где начинается библ. пророчество? Наименование П. дается Аврааму, но ретроспективно (Быт 20.7). Что же касается Моисея, подлинного посланца Божия (Исх 3-4), то он является в сущности источником по отношению к пророчествам (Исх 7.1; Числ 11.17-25); следовательно, он больше чем П. (Числ 12.6-8). Второзаконие - единственная книга Закона, к-рая дает ему это наименование (Втор 18.15), но не как одному из П. среди других: после него не было равного ему (Втор 34.10). Под конец эпохи Судей появляются сонмы «сынов пророческих» (1 Цар 10.5 сл), возбужденное поведение к-рых (1 Цар 19.20-24) в известной мере объясняется ханаанским окружением. С тех пор входит в употребление слово наби («призванный»?). Но наряду с ним сохраняются старые наименования: «прозорливец» (1 Цар 9.9) или «провидец» (Ам 7.12), «человек Божий» (1 Цар 9.7 сл) - главное наименование Илии и в особенности Елисея (4 Цар 4.9). Звание наби дается не только подлинным пророкам Ягве: наряду с ними существуют наби Ваала (3 Цар 18.22), а также люди, делающие из пророчества профессию, но говорящие без вдохновения Божия (3 Цар 22.5 сл...). Изучение этих наименований показывает, что понятие пророчества включает различные аспекты; но его внутреннее единство проявляется все сильнее по мере его развития.

2. Непрерывность. - Имелась настоящая традиция пророчества, продолжавшаяся благодаря ученикам П-в. Дух, как в случае Моисея (Числ 11.17), может быть передан другим; так же произошло с Илией и Елисеем (4 Цар 2). Исаия упоминает своих учеников (Ис 8.16), Иеремию сопровождает Варух. Образ Отрока Ягве, еще более чем образ Моисея, превосходит образ П., принимает черты пророка-ученика, к-рый в то же время и учитель (Ис 50.4 сл; 42.2 слл). В пределах этой живой традиции письменность играет, естественно, известную роль (Ис 8. 16; Иер 36.4), возрастающую с течением времени: Иезекиилю Ягве вкладывает в уста уже не только слова, но и книгу. Со времени плена Израиль ретроспективно проникается сознанием, что у него существовала давняя пророческая традиция (Иер 7.25; ср 25.4; 29.19; 35.15; 44.4). Кн. Утешения школы Исайи опирается на это предание, когда напоминает о древних предсказаниях Ягве (Ис 45.21; 48.5). Но у пророческого предания есть источник единства иного порядка, нежели такая внешняя книжная зависимость: все П. с самого начала вдохновляются одним Духом Божиим (даже если нек-рые из них не говорят о Духе, как об источнике пророчества; ср. однако 1 Цар 10.6; Мих 3.5-8; (евр.); Ос 9.7; Иоиль 2.28 сл; Иез 11.5). Какова бы ни была их взаимозависимость, они имеют Слово от Бога. Пророческая харизма есть харизма откровения (Ам 3.7; Иер 23.18; 4 Цар 6.12), дающая познать ч-ку то, что он не мог бы открыть одними собственными силами. Ее предмет одновременно и многообразен, и един: это - замысел спасения, к-рый свершится и придет к единству в Иисусе Христе (ср Евр 1.1 сл).

3. Пророк в общине. - Составляя некую традицию, пророчество имеет также свое определенное место в общине Израиля; оно является ее неотъемлемой частью, но ею не поглощается; мы видим П. выступающим, наряду со священником, при помазании царя (3 Цар 1). Царь, священник, П. являются долгое время как бы тремя осями израильского общества, достаточно различными, чтобы иногда друг другу противостоять, но обычно друг другу необходимыми. Пока существует государство, в нем находятся П., чтобы просвещать царей: Нафан, Гад, Елисей, особенно Исаия и в нек-рые моменты Иеремия. Им дано говорить, является ли данное действие угодным Богу, укладывается ли вполне данная политика в историю спасения. Тем не менее пророчество в узком смысле этого слова не есть учреждение подобное царству и священству: Израиль может дать себе царя (Втор 17.14 сл), но не П.; П. - всецело дар Божий, предмет обетования (Втор 18.14-19), но свободно даруемый. Это ясно чувствуется в тот период, когда пророчество прерывается (1 Макк 9.27; ср Пс 73.9): Израиль живет тогда в ожидании обетованного Пророка (1 Макк 4.46; 14.41). В этих условиях можно понять восторженный прием, с к-рым Иудеи встретили проповедь Иоанна Крестителя (Мф 3.1-12).

II. ЛИЧНАЯ СУДЬБА ПРОРОКА

1. Призвание. - П-ку принадлежит в обществе определенное место, но дается оно призванием. Это до очевидности ясно в призваниях Моисея, Самуила, Амоса, Исайи, Иеремии, Иезекииля и, конечно, Отрока Ягве. Исполненные подлинного лиризма признания Иеремии вращаются вокруг этой же темы. Почин целиком принадлежит Богу, владычествующему над личностью пророка: «Господь Бог сказал, - кто не будет пророчествовать?» (Ам 3.8; ср 7.14 сл). Иеремия, посвященный от утробы матери своей (1.5; Ис 49.1), говорит о «влечении» (20.7 слл). Иезекииль чувствует руку Божию, «крепко» лежащую на нем (Иез 3.14). У Иеремии призыв пробуждает сознание собственной слабости (Иер 1.6); у Исайи - сознание греха (Ис 6.5). Он всегда ведет к определенной миссии, орудие к-рой - уста пророка: они будут говорить Слово Божие (Иер 1.9; 15.19; Ис 6.5 сл; ср Иез 3.1 сл).

2. Слово пророка и его жизнь. - Символические действия (их более тридцати) предшествуют устным изложениям или сопровождают их (Иер 28.10; 51. 63 ...; Иез 3.24-5.4; Зах 11.15...). Дело в том, что Слово Откр. не исчерпывается словами; оно - жизнь и сопровождается символическим (не магическим) участием в деяниях Ягве, выполняющего то, что Он говорит. Нек-рые из этих символических действий имеют немедленные последствия: покупка поля (Иер 32), болезни или смятение души (Иез 3.25 сл; 4.4-8; 12.18). Особенно поражает, что у наиболее крупных П. супружеская и семейная жизнь составляет одно с откровением. Так это обстоит с браком Осии (1-3). Исаия, правда, ограничивается простым упоминанием о «пророчице» (Ис 8.3), но наличие у него детей составляет знамение для народа (8.18). К моменту плена подобного рода знамения принимают как бы обратный характер: безбрачие Иеремии (Иер 16.1-9), вдовство Иезекииля (Иез 24.15-27). Все это символы не воображаемые, а переживаемые, и этим связанные с истиной. Возвещение не может быть внешним для своего носителя: оно - не просто умственное построение, к-рым он мог бы владеть, а проявление в нем Бога живого (Илия), Бога святого (Исаия).

3. Испытания. - Те, к-рые говорят от своего собственного имени (Иер 14.14 сл; 23.16), не будучи посланными (Иер 27.15), и следуют своему собственному духу (Иез 13.3), - лжепророки. Истинные П. настолько сознают, что их побуждает говорить Другой, что им порой приходится поправляться, если они говорили от себя самих (2 Цар 7). Присутствие этого Другого (Иер 20.7 слл), бремя принятого призвания (Иер 4.19), нередко вызывают внутреннюю борьбу. Это лишь слабо проскальзывает сквозь невозмутимость Исайи: «Надеюсь на Господа, скрывшего лицо Свое» (Ис 8.17)... Но у Моисея (Числ 11.11-15) и Илии (3 Цар 19.4) бывали кризисы. Особенно характерно это для Иеремии, к-рый горько сетует и порой как будто готов отказаться от своего призвания (Иер 15.18 сл; 20.14-18). Иезекииль - «в огорчении, с встревоженным духом», «в изумлении» (Иез 3.14 сл). Отрок Ягве проходит через состояние кажущейся бесплодности и тревоги (Ис 49.4). Наконец бывает, что Бог почти не дает П-ам надежды на успех их миссии (Ис 6. 9 сл; Иер 1.19; 7.27; Иез 3.6 сл). Миссия Исайи должна привести только к тому, что народ ожесточится (Ис 6.9 сл = Мф 13.14 сл; ср Ин 15.22). Иезекииль должен говорить независимо от того, «будут ли (его) слушать или не будут» (Иез 2.5,7; 3.11,27); так люди «узнают, что я - Господь» (Иез 36.38 и др); но это признание произойдет только впоследствии. Пророческое слово во всяком случае превосходит свои непосредственные результаты, ибо его действенность - эсхатологического порядка: в конечном итоге оно относится к нам (1 Петр 1.10 слл).

4. Смерть. - П-в истребляли при Ахаве (3 Цар 18.4,13; 19.10,14), также, вероятно, при Манассии (4 Цар 21.16) и, несомненно, при Иоакиме (Иер 26. 20-23). Иеремия не видит в этих избиениях ничего исключительного (Иер 2.30); во времена Иеремии упоминание об этом стало общим местом (Неем 9.26), и поэтому впоследствии Иисус говорит: «Иерусалим, убивающий пророков» (Мф 23.37)... В результате этого опыта постепенно созревает убеждение, что смерть П-в есть не что иное, как увенчание делом всех их пророчеств. Миссия Отрока Ягве - завершение миссии П-в - начинается в «безгласности» (Ис 42.2) и приходит к своему окончательному исполнению в молчании агнца, ведомого на заклание (Ис 53.7). Но этот конец составляет вершину, к-рую начинали различать уже раньше: со времени Моисея П. ходатайствовали за народ (Ис 37.4; Иер 7.17; 10.23 сл; Иез 22.30); Отрок, ходатайствуя за грешников, спасет их Своею смертью (Ис 53.5,11 сл).

III. ОТНОШЕНИЕ ПРОРОКА К ОБЩЕПРИЗНАННЫМ ЦЕННОСТЯМ

Драматическое столкновение П. с народом происходит сначала в условиях древнего союза-завета: Закона, учреждений, богослужения.

1. Закон. - Пророчество и 3акон не составляют альтернативы, двух расходящихся течений: речь идет о двух разных назначениях внутри одного целого, о двух областях, отнюдь не непроницаемых одна для другой. Закон объявляет то, что должно быть для всех времен и для каждого ч-ка. П. начинает с обличения нарушений Закона. От представителей Закона отличает его следующее: он не дожидается, чтоб на его рассмотрение предложили какой-либо определенный случай, и высказывается, не ссылаясь на власть, полученную от общества, или на то, что он узнал от других. В свете того, что Бог открывает ему в данный момент, он устанавливает связь между Законом и жизнью; он называет имена, он говорит грешнику, как Нафан Давиду: «Ты тот человек» (2 Цар 12.7), захватывает врасплох, уличает на месте (3 Цар 21.20) и часто с полной неожиданностью (3 Цар 20.38-43). Осия (4.2), Иеремия (7.9) напоминают о десяти заповедях; Иезекииль (Иез 18.5-19) - о законах и обычаях. Неуплата за работу (Иер 22.13; ср Мал 3.5), хищение (Ам 8.5; Ос 12.8; Мих 6.10 сл), продажность судей (Мих 3.11; Ис 1.23; 5.23), отказ освободить рабов в надлежащее время (Иер 34.8-22), бесчеловечность заимодавцев (Ам 2.8) и тех, кто «угнетает бедных» (Ис 3.15; ср Ам 2.6-8; 4.1; 8.4 слл), - все это преступления против Закона, против Союза-Завета! Но суть Закона, о к-рой напоминают П., не сводится к написанному тексту; слово написанное не может оказать того действия, к-рое оказывает живое слово П. на своих слушателей. Своею харизмой П. проникает в каждом ч-ке до того тайника души, где происходит выбор - принять или отвергнуть свет. В реальной ситуации, в к-рой возникает пророческое слово, людям не только отказывают в правосудии, но и извращают право (Мих 3.9 сл; Иер 8.8; Авв 1.4), «суд превращается в отраву» (Ам 5.7; 6.12); добро называют злом, и наоборот (Ис 5.20; 32.5); такова та ложь, к-рую неустанно осуждает Иеремия (Иер 6.6...). Пастыри мутят воду овец (Иез 34.18 сл), слабых сбивают с пути (Ис 3.12-15; 9.15; Ам 2.7). Виновен и сам народ, незаслуживающий поэтому снисхождения (Ос 4.9; Иер 6.28; Ис 9.16); но П. наиболее резко клеймят священников и всех вообще, кто, неся ответственность за хранение правил Закона (Ис 3.2; Иер 5.4; Ос 5.1; Ис 10.1), наоборот, извращает их. Против такого положения Закон бессилен. При ложном толковании знамений единственный выход - в различении духов: духа зла и Духа Божия; при такой ситуации бывают даже столкновения между П. (Иер 28).

2. Традиции. - Дело не только в грехе; изменилось общество. П. отдают себе отчет в перемене нравов, будь то в одежде (Ис 3.16-23), в музыке (Ам 6.5) или в общественных взаимоотношениях. Так как возросли обмены всякого рода, Израиль пришел к тому положению, к-рое предвидел Самуил (1 Цар 8. 10-18): после пребывания в Египте соотношение раб-хозяин перешло в структуру народа. Несмотря на нек-рые антимонархические установки (Ос 13. 11), П. не ищут возврата к прежнему состоянию. Не таково их назначение. Они даже противостоят народу, к-рый держится за радужную картину прошлого, как за свою собственность, и полагает, что оно будет бесконечно возобновляться. Такова безмятежность тех, кто говорит: «Не среди ли нас Господь?» (Мих 3.11), кто называет Ягве «путеводителем юности своей» (Иер 3.4; Ос 8.2), кто думает дешевой ценой добиться того, что Ягве «сотворит с нами что-либо такое, как все чудеса Его» (Иер 21.2), тех, для кого вообще ничего не происходит «и завтра то же будет, что сегодня» (Ис 56.12; ср 47.7)... Эти люди узнают самих себя в убаюкивающей проповеди лжепророков (Иер 23.17) и не хотят, чтоб им открыли глаза на настоящее положение вещей. Но П. Божий не отрекаются от прошлого, наоборот: Илия возвращается на Хорив; Осия (11.1-5) и Иеремия (2.2 сл) с величайшей любовью хранят предания о пустыне, Второисаия (Ис 43.16-21) - об Исходе. Они не отождествляют это прошлое с мертвыми пережитками. Оно им помогает возвращать веру народа на ее истинный путь.

3. Культ. - Часто мы встречаем у П. резкие выражения, относящиеся к жертвоприношениям (Иер 7.21 сл; Ис 1.11 слл; Ам 5.21-25), даже к ковчегу Завета (Иер 3.16) и к самому храму (7.4; 26.1-15) - тому самому Храму, где Исаие было открыто его призвание (Ис 6), где проповедовал Иеремия (Иер 7), подобно тому, как Амос пророчествовал в Вефильском святилище (Ам 7.13). Эти слова относятся к современности; они осуждают такие жертвоприношения, к-рые по сути являются кощунством; при аналогичных условиях их можно вполне приложить и к хр-ским богослужебным действиям. Они напоминают также, что эти символические знаки имеют лишь относительную ценность, что они не всегда были и не всегда останутся теми, какие они есть теперь (Ам 5.25; Иер 7.22): сами по себе не могут ни очищать, ни спасать (ср Евр 10.1). Эти жертвоприношения обретают смысл только в своем отношении к единой жертве Христа. Критические высказывания П-в прокладывают путь именно откровению этого конечного смысла. К тому же со времени плена организация культовой деятельности и пророчество совпадают у Иезекииля (40-48; ср Ис 58.13), у Малахии, у Аггея. Иудейский культ позднейшей эпохи есть культ очищенный, и это в очень значительной степени заслуга П., к-рые никогда не представляли себе религии без культа, равно как и общества без закона.

IV. ПРОРОК И НОВОЕ ДОМОСТРОИТЕЛЬСТВО

Пророки устанавливают связь между Богом живым и Его тварью в единственности настоящего момента. Но по этой же причине то, что они возвещают, обращено и к будущему. Они видят это будущее, к-рое уже приближается.

1. Наказание. - Исаия, Иеремия, Иезекииль видят за всякого рода нарушениями Закона некую непрерывность всенародного греха (Мих 7.2; Иер 5.1), коренящегося в истории Израиля (Ис 48.8; Иез 20; Ис 64.5). Он «написан резцом» (Иер 17.1), держится также крепко, как накипь или цвет коми (Иер 13.23; Иез 24.6). Как это свойственно П-м, они выражают это положение словами, относящимися к данным историческим моментам. Они говорят, что грех ныне достиг своего предела; Бог это показал им, как показал Аврааму участь Содома (ср Ам 4.11; Ис 1.10...). Поэтому наряду с увещаниями они объявляют о вынесении приговора, указывая или не указывая срок такого приговора, к-рый никогда не бывает неопределенным: Израиль нарушил Союз-Завет (Ис 24.5; Иер 11.10); дело пророков заявить ему об этом и о вытекающих отсюда последствиях. Народ ожидает Дня Ягве как торжества; они предвещают, что приход этого Дня будет носить диаметрально противоположный характер (Ам 5.18 слл). Виноградник, не оправдавший надежд, будет уничтожен самим виноградарем (Ис 5.1-7).

2. Спасение. - Однако П. уже со времени Амоса знают, что Бог не только наказывает. Иеремия приходит «искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Иер 1.10). Израиль нарушил Союз-Завет, но этим еще не все сказано: разве Бог, Основатель этого Союза, может желать его уничтожения? Никакой мудрец не мог бы ответить на этот вопрос, так как в прошлом Израиль спекулировал на этой верности Бога, позволяя себе самому всякого рода неверность, и т. обр. погрузился в грех. Но когда мудрец молчит (Ам 5.13), говорит П. Он один имеет власть сказать, что после наказания Бог восторжествует прощением, но не в силу Союза (Иез 16.61 евр), а во имя славы Своей (Ис 48.11). Эта перспектива становится более понятной, когда, начиная с Осии, учение о С.-Завете развивается в образе брака, - как ответ П-в на кажущиеся внутренние противоречия союза: брак есть некий договор, но смысл ему дает только любовь; при любви же невозможен расчет, но вполне возможно прощение.

3. Глашатаи нового завета. - Пленение и последовавшее за ним рассеяние были приведением приговора в исполнение. Закон дал Израилю изведать на опыте свою немощь (ср Рим 7), благодаря тому, что П. открыли ему глаза. Тогда наступил час милосердия. Уже со времени плена пророки говорят об этом, когда возвещают обетования на будущее. Они обещают уже не возвращение (Иер 31.32) к установлениям, отныне принадлежащим прошлому; будет заключен новый Союз-Завет. Это возвещает Иеремия (Иер 31.31-34); это повторяют Иезекииль (Иез 36.16-38) и Второисаия (Ис 55.3; 54.1-10). В этой новой перспективе Закон не упраздняется, но меняет свое место: из условия обетования он становится одним из предметов обетования (Иер 31.33; 32.39 сл; Иез 36.27). В этом большое новшество; но пророки вносят и много других во всех областях библ. откровения: пророческий опыт овладевает ими всеми, чтобы всех их обновить. По своему образу жизни, как и по своему учению, П. выступают в первом ряду тех, кого Паскаль назвал «христианами ветхого Закона».

4. Окончательное «ныне». - Это преобразование представлений о спасении неотделимо от обстоятельств плена и возвращения из него, так как П. охватывает одним взглядом вечные истины и факты, в к-рых они проявляются. И те, и другие открываются ему в силу благодати его харизмы, но среди тех познаний, к-рых ч-к сам не может достигнуть, знание будущего представляет собой особо значимый случай. Его предречения принимают различные формы. Порою оно касается близких и малозначительных событий, осуществление которых тем более поражает (Ам 7.17; Иер 28.15 сл; 44.29 сл; 1 Цар 10.1 сл; ср Лк 22.10 слл). Такие предсказания, однажды осуществившись, служат знаками в отношении отдаленного будущего, к-рое одно имеет решающее значение. Это будущее, этот конец истории и есть тот основной предмет, к-рый пророчество имеет в виду. То, каким обр. на него указывается, всегда бывает укоренено в истории плотского Израиля, но также выявляет всегда окончательное и вселенское значение этой истории. Если прозорливцы описывают спасение в масштабе переживаемых ими событий, это связано с ограниченностью их опыта, а также и с тем, что будущее уже действует в настоящем; П. связывают настоящее с будущим, ибо последнее не что иное, как абсолютное «ныне»; применение гипербол подчеркивает, что реальность превзойдет все исторические предвидения, намеченные в настоящем. Такая речь должна не столько вызывать у нас восхищение своей поэтической формой, сколько помогать нам подыматься на уровень некоего абсолютного События. В дальнейшем именно на это Событие непосредственно направлена своей структурой времен, своими числами, своими образными представлениями (ср кн. Дан) апокалиптика - откр. по преимуществу, более отрешенное от политических установок, чем древние пророчества. По ту сторону земной истории она дает предчувствие абсолютного События - центра истории и ее конечной цели.

НЗ

I. ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ

НЗ проникнут сознанием, что в нем исполняются обетования 3 Ветхого. Между тем и другим кн. Исайи, уже представляющая собой своего рода свод пророчеств, в особенности Песни об Отроке Господнем, составляет как бы главное звено, предвещая заранее образ его осуществления. Оттого и Евангелия заимствуют из нее тексты, описывающие неприятие спасения, приобретенного для всех Иисусом Христом (Ис 6.9 приведено в Мф 13.14 сл; Ин 12.39 сл и Деян 28.26 сл; Ис 53.1 в Рим 10.16 и Ин 12.38; Ис 65.2 в Рим 10.21).

Действительно, если в НЗ подчеркиваются те особые черты в жизни Иисуса, в к-рых выражено исполнение Писания, то из-за этого нельзя забывать о полном согласии «всех пророков» (Деян 3.18-24; Л к 24.47) относительно основного содержания тайн: Страстей и Воскресения. О Страстях несколько раз упоминается особо как о предмете пророчеств (Мф 26.54-56; Деян 3.18; 13.27); чаще упоминаются вместе и Страсти, и Воскресение. Урок толкования Писаний, данный Иисусом на пути в Еммаус, примененный при составлении Евангелий, содержит ряд выражений, рассыпанных и в других книгах НЗ, где речь идет о возвещении тайны Христа: «Пророки», «Моисей и все Пророки», «все Писания», «Закон Моисеев и Пророки и Псалмы» (Лк 24. 25,27,44: ср Деян 2.30; 26.22; 28.23; Рим 1.2; 1 Петр 1.11; 2 Петр 3.2...). Весь Ветхий Завет становится пророчеством о Новом, - «пророческим словом» (2 Петр 1.19 сл).

II. ПРОРОЧЕСТВО О НОВОМ ДОМОСТРОИТЕЛЬСТВЕ

1. Вокруг Иисуса. - Пророческая среда окружает Иисуса, пришедшего в мир, она представлена Захарией (Лк 1.67), Симеоном (2.25 слл), пророчицей Анной (Лк 2.36) и превыше всех Иоанном Крестителем. Нужно было присутствие Иоанна, чтобы дать почувствовать различие между пророчеством и его темой - Христом. Все смотрят на Иоанна, как на П. Действительно, как и П. прежних времен, он передает Закон, применяя его к жизни (Мф 14.4; Лк 3.11-14). Он возвещает непосредственную близость гнева и спасения (Мф 3.2,8). Главное же, он пророческим взором узнает Того, Кто уже здесь, хотя Его и не знают, и указывает на Него (Ин 1.26,31). В нем все П. приносят свидетельство об Иисусе: «все пророки и Закон пророчествовали до Иоанна» (Мф 11.13; Лк 16.16).

2. Иисус. - Хотя образ действий Иисуса Христа и Иоанна Крестителя ясно различаются (Мф 9.14), у Иисуса заметно много пророческих черт. Он открывает содержание «знамений времен» (Мф 16. 2 сл) и возвещает их конец (Мф 24-25). В Его оценке общепринятых ценностей вновь звучат пророческие обличения: строгость к тем, кто, имея ключи, препятствует другим входить (Лк 11.52); гнев против религиозного лицемерия (Мф 15.7; ср Ис 29.13); взятие под сомнение права называться сынами Авраамовыми, к-рым хвалятся Иудеи (Ин 8.39; ср 9.28); прояснение разнородного духовного наследия, основные линии к-рого стали трудно различимыми; очищение Храма (Мк 11.15 слл п; ср Ис 56.7; Иер 7.11) и возвещение совершенного поклонения Богу после разрушения материального святилища (Ин 2.16; ср Зах 14.21). Наконец, - черта, особо связывающая Его с П. прежних времен, - Его благую весть не приемлют (Мф 13.13 слл п), ее отвергает Иерусалим, к-рый убивал пророков (Мф 23.37 сл; ср 1 Фес 2.15). По мере того, как сроки приближаются, Он их возвещает и разъясняет их смысл, Сам будучи Своим собственным П. Так Он показывает этим, что продолжает владеть Своею судьбой и приемлет ее для того, чтобы исполнить замысел Отца, выраженный в Писаниях.

Неудивительно, что, видя Его дела, сопровождаемые чудесными знамениями, народ сам дает Иисусу наименование П. (Мф 16.14; Лк7.16; Ин 4.19; 9.17), к-рое в некоторых случаях обозначает того Пророка в абсолютном смысле, к-рого возвещали в Писаниях (Ин 1.21; 6.14; 7.40). Сам Иисус применяет к Себе это наименование лишь при нек-рых обстоятельствах (Мф 13.57 п), и в дальнейшем оно не занимает значительного места в мышлении зарождающейся Церкви (Деян 3.22 сл. Ср Лк 24.19), ибо личность Иисуса проявляет себя во всех отношениях шире прежних пророков: Он - Мессия, Отрок Божий, Сын Человеческий. Власть, к-рую Он имеет от Отца Своего, принадлежит целиком и Ему Самому: это власть Сына, что и ставит Его выше всех пророков (Евр 1.1 слл). Свои слова Он получает от Отца, но вместе с тем, по выражению

Ин., Он Сам есть Слово Божие, ставшее плотию (Ин 1.14). Действительно, какой П. когда бы то ни было мог представить себя самого как источник истины и жизни? Пророки говорили: «Говорит Ягве». Иисус же: «Истинно, истинно, Я говорю вам ...». Следовательно, Его посланничество и Его личность - уже иного порядка.

3. Церковь. - «И пророчества прекратятся», - поясняет Павел (1 Кор 13.8). Но это будет только в конце времен. Пришествие Христа на землю не только не устранило пророческой харизмы, но напротив, вызвало ее распространение, как это было предсказано. Моисей восклицал: «О, если бы все в народе Господнем были пророками!» (Числ 11.29). Иоиль прозревал осуществление этого пожелания «в последние времена» (Иоиль 3.1-4). В день Пятидесятницы Петр объявляет это пророчество исполнившимся: Дух Иисуса излился на всякую плоть; в новом народе Божием тайновидение и пророчество стали общим достоянием. Действительно, харизма пророчеств часто встречается в апостольской Церкви (ср Деян 11.27 слл; 13.1; 21.10 сл). Павел желает, чтобы ее должным образом ценили в основанных им Церквах (1 Фес 5.20). Он ставит ее выше дара языков (1 Кор 14.1-5), оговаривая однако, что этим даром надо пользоваться упорядоченно и на благо всей общины (14.29-32).

Назначение НЗ-ного П., как и ВЗ-ного, отнюдь не только в том, чтобы предсказывать будущее: он «говорит людям в назидание, увещание и утешение» (14.3); это служение близко соприкасается с проповедью. Наделенный пророческим даром автор Откр. начинает с того, что раскрывает семи Церквам, что именно каждая из них представляет собою (Откр 2-3); подобным же образом поступали и древние П. Будучи подчинен контролю со стороны других П. (1 Кор 14.32) и церковному авторитету (14.37), П. не может притязать ни на центральное место в общине (ср 12.4-11), ни на управление Церковью. Подлинное пророчество всегда можно будет узнавать благодаря правилам различения духов. Уже во Второзаконии указывается, что учение П. есть критерий, по к-рому можно судить о подлинности их божественного посланничества (Втор 13.2-6). Так это остается и поныне. Пророческая деятельность не угасла в апостольские времена. Смысл миссии многих святых Церкви можно понять, лишь признавая за ним и пророческую харизму, осуществляемую согласно указаниям ап. Павла.

РВр

Ср.: бегать - благословение III 4 - вера ВЗ II, III - гонение I 1,2 - грех III - Дух Божий ВЗ II, IV - избрание ВЗ I 3 в - Иисус Христос II 1 в - Илия - Иоанн Креститель - исполнить ВЗ 2, НЗ 1 - книга II - ложь II 3 а - любовь I ВЗ 2- Мессия ВЗ II 1, НЗ II 2 - Моисей - молитва I 2 - одежда I 2 - Откровение ВЗ I 2 - плен II 1 - покаяние ВЗ II, НЗ I - помазание III 4 - посредник I 1 - проклятие III 2 - Раб-Отрок Божий I - свидетельство - священство ВЗ III 2 - Слово Божие - сновидения ВЗ - учить - увещевать - харизмы - чудо I 2 а

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова